Эхо убийства на далеком пруду

В НАШЕЙ газете в октябре опубликована статья «Дима погиб на боевом посту» («Белорусская нива» от 6. 10. 2011 г.). Напомним кратко содержание. Есть в Молодечненском районе рыбхоз «Грицево». Руководил им Дмитрий Бегун, человек молодой и очень принципиальный. Он жестко относился к браконьерам всех мастей, к расхитителям богатства своих прудов. Не боясь, выходил на ночные дежурства и грудью вставал на пути тех, кто не в ладах с законом. Его запугивали, ему угрожали. А он твердо придерживался своей жизненной позиции. И нелюди с криминальной закваской совершили черное деяние. Они убивали Дмитрия с особой жестокостью. На далеком пруду. Ночью. С помощью железных прутьев ломали руки, ноги, били по голове. Судьба отмерила ему всего 33 года жизни… Статья вызвала широкий резонанс у наших читателей и озабоченность: как это так, на рабочем месте, во время несения ночного дежурства убивают директора рыбхоза, убивают зверски? Что это, вызов обществу, чувство безнаказанности, рецидив роста преступности? И как вообще это стало возможным? Почему люди, которые охраняют на прудах выращенную продукцию, сами беззащитны, не имеют права даже составить протокол? Редакция «БН» обратилась в Государственную инспекцию охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь, Министерство внутренних дел РБ и Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь, чтобы узнать мнение и предложения их руководства по данной проблематике. Пришли ответы. Все цитировать не будем, отметим основные моменты.

Какие меры предпринять для того, чтобы трагедия не повторилась снова?

В НАШЕЙ газете в октябре опубликована статья «Дима погиб на боевом посту» («Белорусская нива» от 6. 10. 2011 г.). Напомним кратко содержание. Есть в Молодечненском районе рыбхоз «Грицево». Руководил им Дмитрий Бегун, человек молодой и очень принципиальный. Он жестко относился к браконьерам всех мастей, к расхитителям богатства своих прудов. Не боясь, выходил на ночные дежурства и грудью вставал на пути тех, кто не в ладах с законом. Его запугивали, ему угрожали. А он твердо придерживался своей жизненной позиции. И нелюди с криминальной закваской совершили черное деяние. Они убивали Дмитрия с особой жестокостью. На далеком пруду. Ночью. С помощью железных прутьев ломали руки, ноги, били по голове. Судьба отмерила ему всего 33 года жизни… Статья вызвала широкий резонанс у наших читателей и озабоченность: как это так, на рабочем месте, во время несения ночного дежурства убивают директора рыбхоза, убивают зверски? Что это, вызов обществу, чувство безнаказанности, рецидив роста преступности? И как вообще это стало возможным? Почему люди, которые охраняют на прудах выращенную продукцию, сами беззащитны, не имеют права даже составить протокол? Редакция «БН» обратилась в Государственную инспекцию охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь, Министерство внутренних дел РБ и Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь, чтобы узнать мнение и предложения их руководства по данной проблематике. Пришли ответы. Все цитировать не будем, отметим основные моменты.

«Охрану рыбы должен обеспечить собственник», –

такой лейтмотив письма из Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь. Подписал его исполняющий обязанности начальника инспекции Сергей НОВИКОВ. Сразу скажем, ответ довольно резкий. Судите сами: «Мы не разделяем точку зрения автора статьи и руководителя Департамента по мелиорации и водному хозяйству Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь А. А. Булыни, которые пытаются переложить всю ответственность за обеспечение сохранности прудовой рыбы на другие государственные органы, — говорится в нем. — Рыба, выращиваемая в рыбоводных прудах, является собственностью субъекта хозяйствования. Охрану должен обеспечить собственник. Вместе с тем данная проблема требует системного решения со стороны Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, в том числе, при необходимости, на законодательном уровне».

Такого мнения придерживается и руководство Министерства внутренних дел Республики Беларусь. В ответе из МВД говорится, что «инициировать внесение изменений в Кодекс РБ об административных правонарушениях в части ужесточения административной ответственности за незаконную ловлю рыбы из прудов рыбхозов должно Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь путем направления соответствующих предложений в Национальный центр законодательства и правовых исследований». И вместе с тем в МВД нашей страны считают:

«Работники охраны рыбоводных хозяйств могут применять даже спецсредства»

И не в далеком будущем, а уже сейчас. Такое право дано всем рыбхозам.

Выдержка из письма:

«Работники охраны специализированных рыбоводных организаций, осуществляющих производство товарной прудовой рыбы, имеют право на проведение личного досмотра, досмотра вещей, документов, а также транспортных средств. Кроме того, указанные работники могут экипироваться специальными средствами (палка резиновая, наручники) и даже могут применять физическую силу и специальные средства».

Указ Президента и статья Закона «Об охранной деятельности в Республике Беларусь», оказывается, позволяют делать это. Тогда почему получили несколько лет тюрьмы директор рыбхоза и рыбовод одного хозяйства, которые применили резиновую палку и физическую силу? Вопрос не риторический, а реальный. И вот косвенный ответ на него:

«Нет правовой защиты у тех, кто охраняет рыбу»

Именно такое мнение высказывается в письме, которое мы получили от председателя Постоянной комиссии по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользования Палаты представителей Национального собрания РБ Сергея КОНОПЛИЧА. Сергей Михайлович подчеркивает, что проблемы, поднятые в статье «Дима погиб на боевом посту», рассмотрены в постоянных комиссиях, в том числе и в Комиссии по законодательству и судебно-правовым вопросам и национальной безопасности. «В ходе их изучения установлено, что вопросы обеспечения сохранности производимой специализированными рыбоводными организациями продукции и правовой защищенности должностных лиц, осуществляющих ее охрану, весьма актуальны и требуют совершенствования нормативно-правовой базы в этой области».

Кстати, парламентская комиссия направила письмо по данному вопросу и в Совет Министров Республики Беларусь. В нем четко сказано, что значительные площади территорий рыбхозов (до 2,5 тысячи гектаров) и удаленность их от населенных пунктов создают условия для хищения прудовой рыбы в больших объемах. При этом действующее законодательство не позволяет в полной мере обеспечить сохранность прудовой рыбы силами специализированных рыбоводных организаций, так как работники охраны этих организаций не наделены правами задержания и привлечения к ответственности людей, которые не в ладах с законом. «Такими правами наделены должностные лица Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь. Однако к основной задаче этой инспекции относится лишь осуществление контроля за принятием специализированными рыбоводными организациями надлежащих мер по обеспечению сохранности рыбы, содержащейся в прудах этих организаций».

Из какого мира прудовая рыба?

Короче, если подытожить все ответы, которые поступили в редакцию, то надо прямо признать, нет единого видения проблемы, как сделать так, чтобы сберечь народное добро и не иметь при этом потерь? Потерь, естественно, в рядах тех, кого поставили в ряды охранников государственного достояния.

Эта ситуация сильно беспокоит руководителя Департамента по мелиорации и водному хозяйству Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь Анатолия БУЛЫНЮ, ответственного за рыбную отрасль, которого мы познакомили с ответами из высших инстанций и попросили прокомментировать отдельные позиции из них.

Анатолий Аксентьевич рассуждает, исходя из создавшейся ситуации:

— Государственная инспекция охраны растительного и животного мира ужесточила контроль на естественных водоемах, которые находятся под их юрисдикцией, там действуют огромные таксы, а попросту говоря штрафы за незаконный лов рыбы. Человек, позарившийся на одного карася на естественных водоемах, получит такой штраф, которым мы можем покарать его за 40 килограммов рыбы, выловленной в прудах, — говорит руководитель Департамента. — Явный перекос. У Государственной инспекции более сильный карающий меч. Ясное дело, где меньшее наказание и где больше рыбы, туда и бегут они. И результат негативный. Карательные меры должны быть везде едины. А почему делается наоборот — понять сложно.

Но я не хочу выяснять отношения, не хочу искать огрехи и противопоставлять друг другу. Сегодня надо по всем вопросам находить понимание. Ведь мы государственные организации. Работники Государственной инспекции осуществляют охрану животного мира, а из какого мира прудовая рыба? Мы, по сути, делаем общее дело. Больше рыбы — лучше людям и стране нашей. Естественные водоемы, конечно, надо охранять. Но они дают мизер продукции. Эту продукцию в достаточном количестве поставляют людям рыбоводные прудовые хозяйства.

Так, по логике вещей, что в первую очередь надо охранять? И по той же логике, кто это должен делать? По моему глубокому убеждению, на этот пост должна заступить Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь. Да, у них много других обязанностей, под их контролем тысячи гектаров рыболовных, охотничьих угодий, лесной фонд. Но если требуют того обстоятельства, надо увеличить штат, расширить сферу деятельности. Будет правовая база — мы подставим плечо. И самый веский аргумент: работники Государственной инспекции наделены большими правами и полномочиями, у них есть даже оружие. А мы и протокол не можем составить, не позволено.

Конечно, нам могут возразить, вот в ответе из МВД Республики Беларусь говорится, что наши охранники могут применять физическую силу и даже резиновые дубинки вместе с наручниками. Да, по закону наши хозяйства имеют право организовывать свою охранную службу. Эта служба должна быть специально обученной, специализированной. Она может применять и спецсредства, и физическую силу. Бери лицензию и действуй! Однако есть огромное «но». Такая структура очень дорого стоит! Только большие наши хозяйства могут позволить иметь ее у себя. Такие, например, как «Селец», «Любань». У них выращивается от 2 тысяч тонн рыбы и более, там имеются определенные доходы. У них охранная служба и есть. А в малых рыбхозах, а их у нас большинство, где получают сто, сто пятьдесят тонн рыбы, содержать ее — великая роскошь, она не по карману. Представьте себе, 12 рыбоводов в хозяйстве и 12 охранников. А кто пойдет в охрану за малую зарплату, да еще на сезонную работу? По этой причине мы и с Департаментом охраны МВД не можем найти общего языка.

 Но руководство Департамента и наши коллективы надеются, что все заинтересованные стороны смогут все-таки выработать конкретные предложения по внесению необходимых изменений и дополнений в соответствующие нормативно-правовые акты. Да и мы не сидим сложа руки. В письме в высокие инстанции написали, что должностных лиц рыбоводных организаций надо в обязательном порядке наделить правом составления протоколов за правонарушения, связанные с хищением рыбы. Это первый шаг, но он резко снизит остроту проблемы.

А ЧТО по поводу преступления в «Грицево»? Как сообщили нам в Генеральной прокуратуре РБ, все подозреваемые задержаны, ими занимается отдел по особо важным делам, ведется расследование. Сейчас главное — определить вину каждого, кто принимал участие в убийстве директора рыбхоза Дмитрия Бегуна, чтобы воздать по заслугам! «Белорусская нива» расскажет об этом своим читателям.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?