Эхо громкого дела

Уголовное дело "черных риелторов" из Могилева заняло 70 увесистых томов

Итог дела «черных риелторов» известен: за серию убийств 35–летний Игорь Гершанков и 30–летний Семен Бережной приговорены к исключительной мере наказания, десятки лет проведут в неволе два других участника шокирующих преступлений. Но как шло следствие по этому непростому делу? Сегодня мы рассказываем некоторые подробности нашумевшей истории.


Cледователь УСК по Могилевской области Павел Стариков говорит, что супруги Гершанковы попали в разработку оперативников после того, как в милицию обратился их очередной клиент — могилевчанин Владимир Ефременко:

— Человек одинокий, бывший военный, был владельцем двухкомнатной квартиры на Челюскинцев. Уговорить его продать жилье взялась Татьяна Гершанкова. У хозяина был приличный долг по «коммуналке», в долларовом эквиваленте около 2 тысяч. И она, будучи в тот момент в положении, принялась убеждать Владимира, что ему будет намного лучше, если квартиру он продаст и переедет в сельскую местность. Тот согласился. Но поскольку тянул со сделкой, Гершанковы решили его припугнуть. Вывезли в квартиру в микрорайоне Казимировка, которую специально арендовали, и держали там почти неделю. Поняв, что Ефременко стал бояться сделки пуще прежнего, избили. Владимир выжил по счастливой случайности. Покупателем квартиры оказалась его одноклассница. С продавцом она встречалась исключительно при посредниках — риелторах. И хотя бывший одноклассник ни на что не жаловался, женская интуиция подсказала покупательнице: здесь что–то не так. Ей показалось, что Владимир запуган, чего–то недоговаривает. Ушлые «риелторы» работали хитро. Помогая собственникам с оформлением документов на продажу жилья, старались не светиться в банках и расчетно–кассовых центрах. Знали: там установлены видеокамеры. И тщательно конспирировались: для общения с жертвами покупали телефоны и сим–карты, которые оформляли на их имя. Поэтому уличить их в махинациях было непросто.


Вот и в этот раз, когда сделка состоялась, Игорь и Семен ждали жертву возле банка. Владимир, находясь с одноклассницей в здании, поделился с ней своими опасениями. Та сориентировалась мгновенно: «Выходишь из банка, прыгаешь в мою машину, и мы от них оторвемся». Благодаря ей Ефременко и выжил. Деньги от продажи жилья они положили на его счет, после чего помчались в милицию. За Гершанковым и Бережным началась слежка.

∗∗∗

Тот день — 4 апреля 2015–го — старший следователь УСК по Могилевской области Елена Буякова запомнит надолго:

— Была суббота. Мой день рождения. И меня срочно вызывают на работу. Один из задержанных — Семен Бережной — изъявил желание поговорить со следователем. До этого несколько дней и он, и Гершанков молчали.

Буяковой уже не раз поручали запутанные дела, и ей всегда удавалось найти подход к преступникам, действовавшим с особым цинизмом и жестокостью. Хрупкая девушка–следователь умела вызывать доверие, и преступников буквально прорывало. Так случилось и на этот раз. Семен начал рассказывать о жертвах: где находили, как хоронили. Признался, что «свою первую общую жертву» — владельца двухкомнатной квартиры по улице Космонавтов в Могилеве — они с Игорем закопали заживо.

Следователь Буякова:

— Мне пришлось не только выслушать откровения, от которых у любого нормального человека мороз по коже. Преступник ведь в любой момент может отказаться от показаний, поэтому их надо «закреплять» — снимать на видео, подтверждать фактами.


В тот день многие могилевчане наблюдали странный автомобильный кортеж, мчащийся из города по Чаусскому шоссе в сопровождении пожарных машин и сотрудников ГАИ. С Бережным, согласившимся показать места захоронений убитых, помимо следователей УСК, ехали эксперты–криминалисты, сотрудники угро УВД, ОМОНа и «могильщики».

Первой остановкой стал кемпинг у красивейшего места — водохранилища Рудея. Здесь, на стоянке, почти на самой трассе, циничные «риелторы» Семен и Игорь расправились с первой жертвой. Опоив человека водкой с клофелином, надели ему на голову пакет и, видя, что он еще дышит, заматывали лицо и руки скотчем... Дальше Семен показал место на сельском кладбище в Чаусском районе, где они закопали труп. Следующей остановкой стал погост в деревне Вейно Могилевского района, там Гершанков и Бережной закопали последнюю жертву. Показывая могилу, Семен признался: этот «клиент» тоже был еще жив, когда Игорь «залеплял» его скотчем.

∗∗∗

Старший следователь криминалистического отдела УСК по Могилевской области майор юстиции Андрей Бедулин, выезжавший со спецлабораторией на кладбища, признается:

— Зрелище не для слабонервных. Даже нам, опытным следователям и криминалистам, было не по себе от вида трупов. Скрюченные, связанные. Людей кидали в землю, как ненужную ветошь. Один человек и вовсе лежал лицом вниз.

Жуткими были те дни не только для оперативников. Экспертам, которым в лаборатории пришлось идентифицировать личности погибших, тоже пришлось нелегко. Ведь трупы, из которых лишь 2 были в гробу, почти сгнили — сырая земля изъела кости.


∗∗∗

Через несколько дней после того, как задержали Игоря Гершанкова, его жена Татьяна родила ребенка. Игорь его не видел. И никогда уже не увидит. А 8 апреля и на Тане защелкнулись наручники. Ее забрали прямо из роддома. Хотя молодая мать (у них с Игорем это второй ребенок) свою причастность к убийствам отрицала, а виновной признавала себя лишь в квартирных аферах, следователи полагают: именно она и была мозгом кровожадной банды.


∗∗∗

Где Игорь закопал двух земляков, которых убил в 2009–м в присутствии не Бережного, а другого подельника — Бориса Колесникова, он показал сам. Поняв, что отпираться бесполезно, рассказал, что сперва расправился с хозяином квартиры — несколько раз сзади ударил его битой по голове. А после убрал и свидетеля — гражданскую жену погибшего. Выманил ее из дома, предложив посмотреть квартиру, куда ее якобы собираются переселить, и задушил.

Бережной, написавший явку с повинной, надеялся: чистосердечное признание смягчит вину и зачтется при вынесении приговора. Отец годовалого ребенка, с легкостью лишавший жизни других людей, заглядывая в глаза следователю Буяковой, чуть не плакал:

— Меня ведь не приговорят к пожизненному сроку?

Следователь честно ответила:

— Нет.

Уже тогда сотрудники УСК понимали: за подобные преступления грозит расстрел.

Кстати

В ходе предварительного расследования, длившегося почти полтора года, следователи опросили более 1.000 свидетелей (уголовное дело заняло 70 увесистых томов).

olgak53@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?