Его звезда пленительного счастья…

Белорусский композитор Олег Чиркун готовится к поездке в Карабиху Ярославской области, в знаменитый Литературно-мемориальный музей-заповедник Н.А. Некрасова. Там 6 июля пройдет международная акция «Подвиг во имя любви», посвященная женам декабристов

Композитор   Олег   Чиркун   прошел   сибирскими   дорогами   декабристов 

Белорусский композитор Олег Чиркун готовится к поездке в Карабиху Ярославской области, в знаменитый Литературно-мемориальный музей-заповедник Н.А. Некрасова. Там 6 июля пройдет международная акция «Подвиг во имя любви», посвященная женам декабристов. 

— Олег Михайлович, какое отношение имеет Некрасов к декабристам? 

— Некрасов написал знаменитую поэму «Русские женщины». И написал он ее после встреч с сыном декабриста Волконского, который много рассказал поэту об отце, но, пожалуй, больше о матери. Она, бросив все, не побоявшись высоких окриков, поехала вслед за мужем. Кажется, Волконский и воспоминания дочери передал Некрасову. Так что у Николая Алексеевича была прекрасная основа для создания шедевра. 

— Откуда у вас декабристская грусть, почему волнует эта тематика? 

— Предыстория такова. В прошлом году Международный союз благотворительных общественных организаций «Мужество и гуманизм» («МИГ») организовал акцию «Товарищ, верь». Началась она в Петербурге, а закончилась в далеком сибирском Нерчинске. Участники ее прошли по дорогам, по которым шагали те, кто мечтал о свободе, о звезде пленительного счастья. 

Нас было 36 человек – потомки декабристов, музейные работники, декабристоведы, поэты и композиторы. Мы решили проехать по всем тем местам, куда сосланы были декабристы, где они проживали. В дороге провели почти месяц. Побывали в Костроме, Кирове, Перми, Екатеринбурге, Тюмени, Омске, Красноярске, Иркутске, Улан-Удэ, Чите.  Доехали до самого Нерчинска. Я ехал и думал: Господи, такие расстояния, как шагали они, каторжане, что испытали, как выдержали и не сломались? Более 120 декабристов были сосланы в Сибирь. В основном офицеры, дворяне. Кажется, чего им не хватало? Они все имели. Но вот пошли в бой ради свободы, ради счастья других. Бесстрашные люди, им памятники надо ставить. И памятники им есть. Но в Сибири. А в Москве или в Петербурге, где они вышли на Сенатскую площадь, нет. Парадокс, да и только! 

— Мы тоже подзабыли их, хотя некоторые из декабристов служили в Беларуси, бывали здесь. Кстати, идеи декабристов находили отклик и у нашего народа. Капитан К. Игельстром и шляхтич М. Рукевич, я читал, основали в 1825 году общество «Военных друзей», в состав которого вошли офицеры и солдаты Литовского полка. Поднять восстание в Полтавском полку Бобруйского гарнизона пытался прапорщик С. Трусов, член тайного декабристского общества. Так что и у нас, по большому счету, мог бы быть музей, посвященный им. В том же Бобруйске. 

— Согласен с вами. Кстати, в Бобруйской крепости проходили военную службу некоторые декабристы. Это исторический факт: по первоначальному плану именно здесь на смотре войск российского императора Александра I должны были захватить в заложники. Но план почему-то сорвался. Иначе декабрьское восстание 1825 года могло произойти на несколько лет раньше. И центром его была бы именно Бобруйская крепость. 

— Олег Михайлович, а что особенно запомнилось после поездки? 

— Многое. Мы не только ездили по Сибири, посещали города и музеи, но и встречи проводили, концерты. Подсчитал, их было более 200. В Улан-Удэ о декабристах мы говорили с самим далай-ламой. Оказывается, один из революционеров, князь, который был сослан туда, женился на простой бурятке. Небывалый случай. У него дети были, появились потомки. И буряты гордятся ими. 

А взять малоизвестный городок Ялотуровск. Там стоят памятники всем декабристам, которые жили здесь. И меня удивила, как музыканта, одна история. Сюда был сослан И.И. Пущин. В 1852 году он решил учить музыке свою дочь Аннушку. Но в городе инструмент купить было невозможно, и он обратился к своему лицейскому другу, адмиралу Ф.Ф Матюшкину. И, знаете, адмирал не побоялся, не отказал в просьбе. Купил фортепиано. В феврале следующего года оно уже было в далеком Ялотуровске. Прибывшее фортепиано стало главнейшим событием здесь на долгое время. Радости Аннушки и радости Пущина не было предела. Он написал Матюшкину: «Портрет твой над фортепиано». А я сам играл на фортепиано декабриста Волконского. Оно в прекрасном состоянии. 

— Да, это для музыканта незабываемо. И думаю, Олег Михайлович, для вас незабываемы и встречи с нашими земляками. Насколько я знаю, их было немало. 

— Конечно. Встречался с белорусами в Иркутске, там большая диаспора. Я выступал перед ними, пел песни, вел длительные беседы. Они попросили, чтобы я им выслал сборники песен наших композиторов, диски с новыми произведениями. У них там своего рода культурный голод.  Кстати, в Иркутске диаспора издает белорусскую газету. Много пишут в ней о прошлом, о Великом княжестве Литовском. Дорожат своим языком, своими традициями. 

В этом году акция «Товарищ, верь» продолжится. Как я уже говорил, сейчас она посвящена женам декабристов. Я активно работаю с российскими поэтами, ищу хорошие стихи на эту тему. Знаете, очень хочется написать песню и восславить этих удивительных женщин. Нужен сильный текст, пронзительные строчки, берущие за душу. Ищу, пока не нахожу. Но, думаю, найду. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости