Его одиссея

Доктор философских наук Иван Антонович: "Беларусь сегодня активна во всех международных организациях"

Бывший министр иностранных дел, известный философ и социолог, продолжающий активно трудиться на научном поприще, доктор философских наук Иван Иванович Антонович отмечает 80–летний юбилей. Перечень титулов и званий Ивана Антоновича занял бы не одну строчку, а книга под названием «Беларусь в глобальном мире» стала интеллектуальным вкладом в летопись белорусской государственности. Несмотря на то что в данный момент Иван Иванович проживает в Москве, он продолжает жить жизнью своей страны, анализируя важнейшие явления и вызовы, стоящие перед нашим государством.

1985 г. На заседании в Союзе писателей БССР  с народным поэтом Максимом Танком.

Нам особенно приятно отметить в этом ряду многочисленные статьи и публикации нашего известного земляка в «СБ». Вот и в этот раз юбилей стал хорошим поводом для того, чтобы поговорить о пути человека и нации.

— Уважаемый Иван Иванович! Белорусов называют крестьянской нацией, но, наблюдая, как вы свободно разговариваете на английском, немецком, французском и цитируете Шекспира, Вольтера, Гете в оригинале — в стереотипе о крестьянской нации можно усомниться. Какая духовная родина вас взрастила?

— Ощущаю себя плоть от плоти белорусом, по месту рождения, по крови, по факту того, что я там получил образование, сделал первые шаги в научной академической деятельности, в общественных делах. Умение разговаривать на иностранных языках — это, конечно, свидетельство эрудиции, но эрудиция — это синтез образования и трудолюбия.

Свое образование я получил в двух белорусских учебных заведениях: Несвижском педагогическом училище и Минском государственном институте иностранных языков, который называется сейчас лингвистическим университетом.

Багаж, который я там получил, сослужил мне великолепную службу. Когда ты читаешь литературу и общаешься на английском, немецком, французском, русском, белорусском языках, ты получаешь всеохватные возможности приобщения к главному в современной жизни.

Я бы говорил не о стереотипе крестьянской нации, а о базисе христианской нравственности, которая не только здесь у нас, но всюду в Европе, по всему периметру христианской цивилизации родилась из крестьянства. Крестьянский труд — мощный творческий контакт с природой, в зависимости от ее сезонов, капризов и милостей. Отсюда более обостренное чутье тайн и законов мироздания. Именно на этой основе построена христианская мораль, ее знаменитые десять заповедей, которые составляют сегодня иудеохристианский базис современной цивилизации.

В белорусском крестьянстве, во всяком случае, в той части Беларуси, где я родился, а это Брестская область, Западная Беларусь, в мои детские годы эта нравственность формировала мои жизнеотношение и жизнепонимание, которые сохранились и поныне. Что касается духовной родины, которая, как вы говорите, меня взрастила, то я довольно часто повторяю одну и ту же фразу — я родом из СССР.

Я не боюсь сказать, что меня формировала советская общественная система, я и посвятил свою жизнь этой системе. В те времена, когда для многих, в том числе и для меня, был очевиден ее возможный трагический финал, занимая высокие партийные посты, я старался делать все, чтобы избежать этого финала, ибо кроме трагической гибели великой страны имелся и другой путь — путь реформ, преобразований.

— Белорусы знают и помнят вас прежде всего как одного из первых министров иностранных дел суверенной Беларуси. Как вы сегодня, спустя четверть века, оцениваете первые самостоятельные шаги белорусской дипломатии?

— Объявление независимости в 1991 году открыло перед молодой страной перспективы международных контактов и дипломатической деятельности в больших масштабах. Сегодня мы исчисляем начало дипломатической работы Беларуси стажем в 90 лет. С 1945 года существовало Министерство иностранных дел БССР, были открыты соответствующие представительства нашей республики в Нью–Йорке при ООН, в Париже при ЮНЕСКО, в других международных организациях. Кстати, моя дипломатическая карьера началась именно с работы в ООН, где в течение 1969 — 1974 годов я был специалистом четвертого уровня (это немножко выше среднего уровня по ооновской табели о рангах) в отделе социального развития ООН.

С получением независимости внешнеполитическая деятельность обрела новые масштабы и более глубокое содержание. Конечно, найти внешнеполитическую ориентацию, если хотите, одну связующую нить дипломатической деятельности Беларуси, оказалось нелегко. Тогда хотелось сразу понравиться всем. Почти все визиты в зарубежные страны были ознакомительными, и они не заканчивались крупными, серьезными договорами. Все только намечалось. Тогда же и было совершено несколько ошибок. Одна из них — некоторые из дипломатов побежали в анклавы нашей зарубежной эмиграции, особенно в Соединенных Штатах, где сидели, окопавшись, коллаборационисты времен Второй мировой войны и всякого рода шальной люд, который бежал из Беларуси.

В 1994 году избрание Президента Беларуси положило конец этой, можно сказать, любительской активности. Беларусь стала заявлять о себе как о суверенном, независимом государстве, имеющем свои четко определенные интересы и готовом их защищать.

Понадобились годы, чтобы западное общество смогло оценить суверенный характер белорусской власти, намерение белорусского лидера защищать независимость и свободу действий для своей страны твердо и непоколебимо. Четко выраженная самостоятельность внешнеполитических действий — это, безусловно, большая личная победа Александра Григорьевича Лукашенко, его дипломатической стратегии и всего сообщества белорусских дипломатов.

— Как бы вы спрогнозировали дальнейшее укрепление позиций нашей страны в Европе?

— Беларусь сегодня никому не угрожает, ни к кому не проявляет территориальных претензий, не участвует в военных действиях на территории чужих стран, активна во всех международных организациях и эффективно продвигает свой собственный интерес, главным содержанием которого является продать белорусский товар за рубежом. На этой основе вырастает новая формула международной взаимозависимости и сотрудничества. Беларусь хранит верность региональным договоренностям и союзам, в которых она состоит.

Опыт Евросоюза, безусловно, очень важен и для Евразийского экономического союза. Изучение его успехов и неудач должно служить серьезным ориентиром для реализации целей и идеалов интеграции. Интересно отметить, что в 70 тысячах страниц знаменитого «Общего приобретения» (Acquis communautaire), составляющего собой свод законов Евросоюза, существует много положений, явно заимствованных из опыта СССР. Но отсутствует одно, самое важное, которое и предопределило нынешний кризис Евросоюза, — страны–члены не смогли создать условия для европейской политической солидарности и единства.

Именно в этих условиях очень интересен тезис Александра Григорьевича Лукашенко о том, что кризисы глобализации и региональных объединений могут быть преодолены стратегией защиты национального интереса. На мой взгляд, именно такой подход должен создавать основу региональных объединений, где интересы всех стран могут быть максимально учтены.

— Вы являетесь заслуженным деятелем науки сразу двух стран — Беларуси и Российской Федерации. Внимательно прочитав вашу книгу «Беларусь в глобальном мире», можно сделать вывод, что при всей близости русского и белорусского народов все же каждый из них прошел свой путь формирования нации и имеет собственную историческую судьбу. С какой судьбой идентифицируете себя вы?

— Звание заслуженного деятеля науки Российской Федерации было присвоено мне в сентябре 2016 года, заслуженного деятеля науки Беларуси — в октябре 1996 года. Таким образом, между двумя званиями лежит срок 20 лет, и он в какой–то мере определяет мою жизненную позицию, ценностные ориентиры, научные интересы и даже, если хотите, нравственные критерии. Я человек русского мира, этнический белорус, свято сохраняющий все особенности своей национальной идентичности, но глубоко уважающий русский народ, его культуру и его великую историческую преобразующую миссию.

Да, российский император запретил употребление белорусского языка, искренне считая его диалектом русского. Это было его мнение, у народа было другое мнение. Как только выходцы из глубин белорусского народа отправились в университеты Москвы, Петербурга и Киева, здесь стали организовываться белорусские «суполкi», стали появляться белорусскоязычные издания, и процесс белорусской идентичности обрел необратимые параметры. К началу революции 1917 года уже существовала национальная элита, которая смогла поставить вопрос о национальной независимости Беларуси.

В упоминаемой вами книге у меня есть целый раздел, который называется «Белорусская государственность — советский проект». Да, это исторический факт: впервые основы государственности белорусский народ обрел в условиях СССР. Впервые белорусы жили под собственными властями, которые хотя и подчинялись центральному союзному правительству, но весьма активно занимались белорусскими делами в создании основ производственно–хозяйственной и культурной деятельности и, самое главное, в выдвижении из народных низов тысяч талантливых людей. Именно на этом мощном пласте несколько зауженной государственности и стало возможным не только провозгласить суверенитет в бурный 1991 год, но и реализовать его в течение упорной борьбы в последние 25 лет.

— Одним из важнейших достижений вы называете то, что белорусскую нацию и государство образует не столько этнос, сколько демос. Почему этот политический, общегражданский белорусский мир так важен сегодня для всей Европы?

— Я действительно неоднократно исповедовал идею о том, что белорусская нация сегодня мультикультурная и полиэтническая. Все народы и все этносы, которые творили историю (часто очень драматическую) этого края, составляют сегодня единую гражданскую нацию — белорусы. Да, белорусский этнос численно господствует, он играет ведущую роль в историческом становлении нашей Беларуси. Ее гражданская нация полиэтнична, и вклад русских, евреев, поляков, литовцев, татар, живущих на этой территории, представляется столь же бесценным и необходимым, как и основного этноса.

— В трактате древнекитайского мыслителя Лао–цзы говорится, что при согласии Неба и Земли выпадают медовые росы... Вы верите в то, что человечество способно идти по такому пути?

— В человеке и в человечестве идет постоянная борьба между добром и злом. Победа одного над другим — временная и преходящая. Противодействие абсолютно. И, к сожалению, сегодня есть основание предполагать, что, даже выдвигаясь на другие планеты через какую–нибудь тысячу–другую лет, человечество унесет свои пороки с собой. Главное, чтобы в этой непрерывной одиссее человечества ему помогал разум. Человечество всегда выходит из кризиса тогда, когда находит средство для соглашения, создания основ взаимопомощи и взаимозависимости в трудных ситуациях. Судьба и долг каждого из нас, а также народов и государств — пытаться пробуждать, стимулировать это разумное, созидательное и конструктивное, которое будет уводить людей от злых искушений, конфликтов, несправедливости и насилия.

— Спасибо за беседу!

romanova@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?