Эффект растущего барреля

Нефть продолжит дорожать. Что будет с ценами на бензин?

Если за котировками пшеницы на мировых рынках следят разве что профессионалы, то нефтяные торги интересуют даже тех, кто далек от углеводородного бизнеса или сферы финансов. И в этом нет ничего удивительного: черное золото занимает солидную долю в цене топлива. А она, так или иначе, отбивается на кошельке каждого. В последние месяцы цены на нефть росли. Что будет с ценами на бензин?

Фото Рейтер

С начала года цены на нефть выросли почти на 30%. Сейчас баррель торгуется на уровне 75—80 долларов, и это рекорд последних лет: таких цен рынок не видел уже три года. Более того, по мнению аналитиков Bank of America, в следующем году котировки могут подняться до уровня 100 долларов за баррель. Финансовый консультант TeleTrade Жанна Кулакова объясняет:

— В первую очередь цены на нефть двигают вверх усилия нефтедобывающих стран, которые договорились о сокращении мирового предложения в рамках соглашения ОПЕК+. Сделка действует уже много месяцев, отсюда рост в прошлом году и его продолжение в этом. Еще одним мощным толчком стала перспектива разрыва ядерного соглашения между США и Ираном. 

Введение опять санкций против Тегерана может обеднить глобальный рынок на 1—3 млн баррелей в сутки иранских углеводородов. Кстати, сейчас эта ближневосточная страна занимает пятое место по добыче нефти. 

В Goldman Sachs считают, что в следующем квартале средняя цена барреля сложится на уровне 82,5 доллара. Прогноз Всемирного банка несколько сдержаннее (средняя цена по итогам года — 65 долларов), но и здесь не исключают заметный рост котировок.
В прошлом году цену на бензин у нас повышали семь раз — в общей сложности он подорожал примерно на 7%. До этого цена не менялась более двух лет. Тем временем нефть в минувшем году прибавила около 20%
Для нас растущий сценарий, с одной стороны, позитивный — увеличиваются экспортные поставки нефтепродуктов, комфортно чувствует себя экономика нашего главного торгового партнера — а значит, рынок сбыта расширяется. Однако есть и другой момент: вслед за нефтью дорожает и бензин. В этом году
цена на топливо выросла на 9 копеек. Но и этого пока недостаточно. В комментарии БЕЛТА председатель концерна “Белнефтехим” Игорь Ляшенко озвучил такие цифры:

— Действующий уровень цен нефтепродуктов на внутреннем рынке значительно отстает от новой стоимости барреля. При цене 80 долларов за баррель стоимость бензина АИ-92 и АИ-95 должна быть в диапазоне 80—85 центов (1,62—1,72 рубля. — Прим. ред.) за один литр. Эти цифры применимы и к ценам Российской Федерации. 

При нынешней цене барреля, по подсчетам ведомства, бензину предстоит удорожание на 24%. В планах — повышать цены синхронно с российскими. Такой ориентир выбран не случайно, объясняет депутат Палаты представителей Валерий Бороденя:

— Мы — транзитная страна. О том, где заправиться, водитель принимает решение в том числе и на основе цен. Ведь нет никакой проблемы, чтобы на одном баке пересечь всю Беларусь. И это существенный момент, перегибы скажутся на бюджете. 


Тем временем в России бензин дорожает быстро и резко. За прошлый год на 7,3%, в три раза выше инфляции. В этом году тенденции те же, более того, только за последнюю неделю топливо в среднем подорожало почти на 1 российский рубль. Сгладить рост здесь намерены снижением акцизов: с 1 июля их могут уменьшить на 3 тысячи российских рублей, что позволит удешевить литр бензина на 2,2 российского рубля (7 белорусских копеек). Но пока ситуация не меняется. Экспортные цены для нефтяников все равно выгоднее. И российская “труба” начинает работать на накачивание зарубежного углеводородного рынка. Погоня за доходами в итоге может вызвать даже бензиновый “дефицит” в самой России. Правительство пытается тушить разгорающийся ценовой пожар и работать на упреждение. Отсюда и акцизные реверансы. Кстати, в цене бензина у наших соседей налоги порядка 60%.

Валерий Бороденя говорит:

— Акцизы имеют очень существенное значение и в нашем бюджете — в прошлом году они были на четвертой строчке в доходной части, в этом году — на третьей. Но сравнивать в этом случае нашу экономику с российской нельзя — у нас разная структура доходов. У них сырьевая экономика и от экспорта нефти и газа поступают огромные доходы. Нам же нужно искать инновационные механизмы, чтобы цены были комфортными для производителей и в то же время конкурентоспособными.

В Беларуси к тому же полным ходом идет обновление двух отечественных НПЗ, которое должно завершиться к ноябрю 2019 года. Стоимость модернизации исчисляется миллиардами долларов. Тем временем в январе оба наши нефтеперерабатывающих завода сработали с убытком: у “Нафтана” — минус 25 млн долларов, на Мозырском НПЗ — 12—13 млн долларов.

Потери могли быть и выше — частично компенсировать их помогает экспорт. В деньгах в январе—марте он вырос примерно в 1,5 раза. Но здесь тоже есть нюансы. Уже в следующем году в России планируется завершить так называемый налоговый маневр: проще говоря, нефтяные экспортные пошлины заменят налогом на добычу полезных ископаемых. Для нас это означает, что закупать сырье в России мы будем практически в полном объеме по ценам, близким к мировым. 

Заместитель Премьер-министра Владимир Семашко о перспективах высказался так, передает БЕЛТА:

— Средства, направленные на модернизацию НПЗ, нужно будет потом “отбивать”, обслуживать кредиты. Это надо делать за счет прибыли. Поэтому повышение цен на топливо неизбежно, другое дело — какая будет тактика.

В конечном итоге удорожание топлива “отбивается” на кармане не только автомобилистов, но и вообще всех граждан. Валерий Бороденя объясняет:

— Речь идет о логистических издержках, а они заложены в себестоимость любого товара. Поэтому повышение цен на топливо — это всегда инфляция. В нынешних условиях нашим предприятиям следует тщательно продумывать логистику, которая позволит им не остаться в проигрыше. 

Впрочем, уметь выявлять закономерности в условиях хаоса — тонкое искусство. И перспективы роста цен на нефть могут быть не столь очевидны. Могут сыграть не только экономические, но и геополитические факторы, говорит Жанна Кулакова:

— Для нынешних точек роста есть и противовесы. Во-первых, в США растет добыча нефти. А Штаты — крупнейший импортер, от них сильно зависит спрос на мировом рынке. Во-вторых, судьба сделки ОПЕК+ пока выглядит неопределенной — срок ее действия завершается в конце 2018 года и странам придется принимать новые решения. В СМИ уже появились сообщения, что Саудовская Аравия и Россия хотят смягчить договоренности и несколько увеличить добычу. 

Это событие уже привело к падению цен на прошлой неделе: они снизились с 80 до 75 долларов за баррель. Эксперт объясняет:

— Так что в перспективе не исключен как рост до 100 долларов, так и снижение до 60 долларов. И оба варианта несут для нас определенные риски. И быстрый рост, и быстрое падение всегда вызывают в экономике перекосы, порождают выигравших и проигравших. Оптимальный вариант — стабильность. 

gavrusheva@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...