«Эффект Островского»

Зрителей приятно удивил первый спектакль нового режиссера

Посмотреть первую работу нового режиссера собралась почтенная теа тральная публика.

Двое солидных мужчин во втором ряду придирчиво изучали театральную программку спектакля «Не все коту масленица» Нового драматического театра и очень профессионально беседовали о проблемах русского языка.

— Сейчас речью Островского ни в одном театре не умеют объясняться.

— Да и о купеческом быте представления не имеют.

— Наверное, сократят весь текст и покажут какую-нибудь пантомиму.

Зрители, по всему чувствовалось, были приятно удивлены, когда раскрылся занавес. Множество оконных рам в резных наличниках спускались и поднимались на штакетниках. Ковер на полу, расписанный под жостовский поднос. Ткани, имитирующие палехское искусство. Павловопосадские шали. Даже чайный прибор возле самовара отдаленно напоминал гжельскую продукцию. Театр вместе с художником Андреем Меренковым решил завлечь зрителей старинным русским бытом.

Режиссерский язык Андрея Гузия был нацелен на то, чтобы артисты искренно и просто, без театральщины прожили историю соперничества старого богатого купца и молодого бедного приказчика за сердце и руку двадцатилетней девушки. «Эффект Островского» проявился в простодушности и подкупающей человечности сюжета, легкости беспечной юности и чистоте переживаний молодых исполнителей Н. Анципович (Агнея) и А. Верещако (Ипполит). Вся представленная драматургом атмосфера купеческого дома не наша, не сегодняшняя. Она может показаться картинной, придуманной. Однако из нее извлечена вечная нестареющая тема переплетения любви и карьеры, искренних чувств и жажды богатства. Это и заставило когда-то выдвинуть в театре лозунг: «Назад к Островскому».

Много писавший об Островском Н. А. Добролюбов считал, что все конфликты в его пьесах происходят не из личных страстей, а из-за обстоятельств окружающей жизни. Поэтому надо хорошо прорисовать будничный жизненный фон, чтобы на нем ярче проявились характеры. Таким путем и пошел Андрей Гузий, выращивая спектакль из материала пьесы. Возможно, поэтому спектакль лишен острой концептуальности и «заточен» на узнаваемость ситуации, которая заполняет зрительный зал живой жизненной энергией, где нет абсолютно никакого негатива. Куда-то исчезает само собою морализаторство, связанное с любовью Островского к указующим названиям: «Не так живи, как хочется», «Не в свои сани не садись», «Правда хорошо, а счастье лучше», «Бедность не порок», «Не все коту масленица».

Из неживого, уже превратившегося в прошлое искусства надо сделать не просто познавательно-образовательный продукт, а что-то живое и волнующее. Тогда и появляются в спектакле женственная, мягкая русская красавица купеческая вдовушка в исполнении Т. Поповой. Поджарый, молодящийся, обладающий юмором и смекалкой купец Ахов в исполнении В. Агаяна. И уже упомянутая парочка молодых героев.

Все это мало похоже на классические образы и ситуации таких пьес Островского, как «Гроза», «Бесприданница», «Бедная невеста», «Доходное место», и многих других, где прочерчивается прежде всего власть денег над поступками людей. Такие истории приводят к трагическому исходу или к свадьбе, но всегда молодой герой беден, робок, смешон. Юная особа задумывается о самоубийстве. Маменьки мечтают выдать дочек замуж не по любви, а за деньги. Побеждают самодуры и «денежные мешки». Таковы обстоятельства окружающей жизни. Тогда еще и не предполагалось, что наша сегодняшняя жизнь может их полностью перечеркнуть. И она это сделала. Поэтому так свежо воспринимается в новом спектакле по Островскому хитроватый юмор, непокорность, природная естественность всех действующих лиц.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...