Народная газета

Эффект малых доз

Альтернативная медицина: польза или вред?

Споры вокруг нетрадиционных методов лечения ведутся давно. В последнее время одним из главных объектов нападок стала гомеопатия. Методу уже более двухсот лет, гомеопатические препараты можно найти в любой аптеке. Из-за чего же спор? Корреспонденты “НГ” разбирались в этом вопросе
Недавно ученые Российской академии наук признали гомеопатию лженаукой. Они рекомендовали Минздраву отказаться от таких препаратов в больницах и снабдить их специальной маркировкой с указанием неэффективности. Тем не менее гомеопатия признается Всемирной организацией здравоохранения. В чем же суть этого, порождающего бурные дискуссии метода лечения? 


Недостатка в гомеопатических препаратах у нас нет. Даже наоборот, они в изобилии. Есть и специализированная аптека в Минске. Это небольшое помещение. Посетителей немного. Тридцатилетняя минчанка Алеся Вербицкая говорит, что заходит сюда часто: семь лет назад врачи обнаружили у нее кисту яичника и рекомендовали срочно делать операцию. Но родственники привели девушку на прием к врачу-гомеопату:

— Каждые два часа я рассасывала драже. Там было много наименований коробочек, включая отдельные флаконы с эхинацеей и другими лекарствами. Конечно, неудобно. Но уж очень не хотелось в 23 года ложиться “под нож”. Через пять месяцев лечения сделала УЗИ: киста исчезла! С тех пор безоговорочно доверяю альтернативной медицине.

В подтверждение своих слов она демонстрирует многочисленные коробочки и флаконы, которые входят в ее “дежурную” аптечку. В основном это зарубежные лекарства из Германии, Бельгии, Израиля.

— Надеюсь, что даже онкологическое заболевание можно вылечить при помощи гомеопатии, — подключается к разговору еще одна посетительница минской аптеки. — У мужа рак, вторая стадия. Вот ищу препараты компании Abnoba. Оказывается, это официально зарегистрированное у нас в стране средство, предназначенное для лечения опухолевых процессов с метастазами. Подруга посоветовала, говорит, в Германии оно очень популярно.

— Ну что за глупости! — сокрушается мужчина, который, по его же словам, зашел просто купить травяной сбор. — Рак нетрадиционной медициной не лечится — это всем известно. 

— Вы что думаете, мы на второй стадии через онкологов не прошли? — возмущается собеседница. — Между прочим, наш доктор не против применения гомеопатических лекарств. Сказал — попробуйте.

Споры вокруг гомеопатии возникли не на пустом месте, говорит заместитель директора по научной работе Института физиологии НАН, доктор медицинских наук, профессор Владимир Кульчицкий:

— Дело в том, что, начитавшись об увлекательных приключениях Остапа Бендера, героев Мартти Ларни, Бранислава Нушича, мошенники быстро уловили стремление граждан к быстрому и окончательному излечению. При этом часть из них объявляет себя гуру гомеопатии, не имея к ней никакого отношения. Эти факты (будучи установленными, что тоже отдельный вопрос) и требуют разбирательства на уровне существующего законодательства в каждом конкретном случае. Но все это не должно бросать тень на специалистов. Они как раз четко понимают конкретную сферу действия своих препаратов и не назначают их для излечения от новообразований, врожденных пороков, конкретных инфекционных заболеваний. Это сфера традиционной медицины. 

Гомеопатия направлена на лечение пациента, а не болезни или ее симптомов. Еще один принцип — это лечение подобного подобным. Если у пациента жар, то назначают субстанцию, которая его вызывает, но в миниатюрной дозе. Смысл заключается в запуске защитных реакций организма. Их нужно активировать, а не заменить лекарствами извне. Важен также своеобразный эффект плацебо — вера способна творить чудеса. Гомеопатия пользуется большой популярностью в современном мире. Особенно у людей, чей достаток выше среднего, — это, например, королевская семья Великобритании, знаменитый футболист Дэвид Бекхэм и многие другие.

Дискуссии об альтернативной медицине и, в частности,  гомеопатии, будут идти столько, сколько будет востребована сама гомеопатия.
Признавать ее наукой или лженаукой — это отражение конкретного времени и веры каждого из нас.
Но то, что уже есть, нуждается скорее не в отрицании, а в осмыслении, приведении к общему конкретному знаменателю и выработке общих правил

По данным американской исследовательской компании Transparency Market Research, мировой рынок таких препаратов в позапрошлом году составил 3,87 млрд долларов, а, по прогнозам, на конец 2024 года он составит 17,5 млрд долларов при среднегодовом росте 18,2%. В Бразилии, Великобритании, Индии, Мексике и на Кубе гомеопатия включена в систему здравоохранения и охвачена медицинским страхованием.

Впрочем, дать точную оценку рынку этого направления все же непросто, объясняет коммерческий директор ООО “ВитВар” Павел Григорьев:

— Этот рынок состоит из двух сегментов — готовых лекарственных препаратов, которые изготавливаются на фармпредприятиях, и экстемпоральных средств, которые готовят в гомеопатической аптеке. Поэтому сложно достоверно измерить его объемы. Однако очевидно, что популярность этого метода лечения растет, причем как в развивающихся странах, в первую очередь в Пакистане, Индии, где такие препараты привлекают потребителя доступной ценой, так и в странах с развитой экономикой — в США, Канаде, Франции, Великобритании, где гомеопатию ценят за безопасность и отсутствие необходимости во врачебных назначениях. 

У нас в стране есть несколько специализированных аптек, а готовые препараты можно найти в обычных аптеках. По словам эксперта, в прошлом году таких лекарственных средств было продано на сумму, эквивалентную свыше 7 млн долларов в оптовых ценах:

— Это почти на 5% меньше, чем в позапрошлом году. Но здесь стоит отметить, что весь ретейловый рынок упал почти на 7%. 

Если у нас наблюдались тенденции, присущие глобальному рынку, то в России дела обстояли иначе. Здесь на фоне критики гомеопатии в прошлом году продажи упали на 14%, их суммарный объем составил 8 млрд российских рублей (около 120 млн долларов), в то время как рынок лекарств в целом показывал положительную динамику.

— На мой взгляд, вся эта нынешняя шумиха в России — проявление конкуренции, — говорит Павел Григорьев.

Интересный факт приводит издание “Газета.Ru”. Общественная организация “Общество фармакоэкономических исследований” подготовила к публикации исследование по поводу недоказанной эффективности четырех противовирусных препаратов. Из них гомеопатический всего один — “Анаферон”. Остальные — аллопатические, то есть обычные лекарства. На мировом рынке основными производителями гомеопатических средств являются компании из США и ЕС. Что касается нашей страны, практически все гомеопатические препараты мы импортируем, производством у нас занимается лишь одно предприятие.

Ученые обращают внимание на тот факт, что среди различных типов средств, заслуживших статус “шарлатанских” (те же биоактивные добавки), гомеопатические далеко не первые в списке, однако начать почему-то решили именно с них. Но есть другой вопрос: если действительно развернулась конкурентная борьба “гомеопатов” с “аллопатами”, то стоит ли игра свеч? Ведь даже несмотря на прирост на 6—7% последние четыре года (до 2016-го), доля гомеопатических препаратов на рынке лекарственных средств, к примеру, в России, по-прежнему составляет менее 1%. Их уход вряд ли приведет к большому переделу. Впрочем, изымать из продажи или запрещать эти препараты никто и не собирался: авторы “меморандума о лженаучности”, среди которых исполнительный директор просветительского фонда “Эволюция” Петр Талантов, утверждают, что задача врачей — предупредить граждан: 

— Гомеопатический препарат, который стоит, к примеру, 9 долларов, имеет себестоимость в десятки раз меньшую, потому что там вода, лактоза, а технологический процесс — встряхивание. То есть расходы состоят из зарплат людям, которые встряхивают, и на маркетинг. Маркетинговый бюджет у таких компаний очень большой, это очевидно по количеству рекламы.


Наш рынок ситуация в России не затронула. О запрете речи не идет — правила игры четкие и прозрачные. Михаил Кевра, доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической фармакологии БГМУ, рассказывает:

— Я в свое время был одним из тех, кто выступал за регистрацию гомеопатических препаратов в установленном порядке, хотя в них иногда даже действующего начала (вещества, которое оказывает лечебное действие) не находят. Почему? Я исходил из того, что раз метод разрешен, нужны и лекарства. В противном случае кто и где их будет делать? Подпольный рынок нам не нужен. Сейчас же есть компании, которые выпускают такие препараты. И можно спорить о наличии там действующего начала, но, если такое лекарство ввести пациенту, можно быть уверенным, по крайней мере, что в организм человека не попадет никакой инфекции. Сам я не практикую гомеопатию и не назначаю такие препараты — считаю, что этот метод не имеет научного подтверждения. Однако, если люди говорят мне о том, что после приема таких средств их состояние улучшилось, я их не разубеждаю.

— Давайте четко расставим приоритеты, — настаивает депутат Палаты представителей, председатель ОО “Белорусская ассоциация врачей” Дмитрий Шевцов. — Первое: гомеопатия — вспомогательная медицина, относящаяся к альтернативной, и не может подменить традиционную, классическую. Второе: гомеопатическую помощь должен оказывать специалист, имеющий высшее медицинское образование. Лечить всегда должен только врач, это аксиома. Третье: гомеопатические лекарственные средства применяются в трех случаях — как общеукрепляющие препараты, помогающие восстановиться после тяжелой болезни; с профилактической целью; параллельно с традиционными лекарственными средствами. Ни хроническое заболевание, ни онкологическое гомеопатические препараты вылечить не в состоянии. Четвертое: я считаю, что о гомеопатии можно и нужно говорить. Ведь именно там, где информированность низка, и вырастают слухи о чудодейственности неких средств и методов, появляются шарлатаны, которые просто выкачивают из людей деньги. И самое главное — порой переводят те или иные хронические заболевания в разряд неизлечимых. На моей памяти достаточно таких случаев, особенно в онкологии, когда тяжелобольные люди на грани отчаяния кидаются в нетрадиционную медицину. А потом приходят к онкологам уже в четвертой терминальной стадии, когда, к сожалению, показана только паллиативная помощь.

Если переходить в правовую плоскость, то нужно заметить, что такой специальности, как “Врач-гомеопат”, у нас нет, как нет и “Гирудотерапевта” (предлагающего лечение различных заболеваний при помощи медицинских пиявок). В Беларуси подобные виды деятельности не лицензированы в самостоятельную медицинскую специальность и их нет в квалификационном справочнике. По сути дела, гомеопат — это врач-физиотерапевт. Если же говорить о гомеопатических препаратах, то в нашей стране на них распространяются те же методы контроля и регулирования, как и на остальные лекарственные средства, которые отпускаются гражданам через аптечную сеть.  

Однако что же мы имеем “в сухом остатке”? Действительно ли ситуация настолько серьезна, что речь нужно вести в категориях “лженаука” и “шарлатанство”? 

— На моей памяти это далеко не первый (и наверняка не последний) виток спора, — говорит член Белорусской ассоциации врачей-гомеопатов Николай Гуща. — Ничем, кроме конкурентной борьбы на фармацевтическом рынке, я это объяснить не могу. Давайте рассуждать здраво: практикуемый нами метод существует уже более 200 лет. Причем приверженцами его являются очень серьезные врачи и ученые. Важный момент — доверие пациентов. Если бы гомеопатия действительно не имела эффекта, люди давно сделали бы выводы. Несомненно, что в конечном итоге все зависит от доктора, который должен быть профессионалом в своей области. Если он правильно назначит препарат, польза будет. Лучше всего поддаются лечению детские болезни — аллергия, диатезы и так далее. Болезни желудочно-кишечного тракта, язвенная болезнь — тоже наша специализация. Что касается онкологических заболеваний, то тут я действительно был бы осторожен. Но однозначно речь можно вести о значительном улучшении качества жизни таких больных и увеличении продолжительности их жизни. Однако часто люди приходят к нам на последних стадиях рака, когда уже практически ничем нельзя помочь.

В нашей стране работают специальные курсы подготовки гомеопатов, которые оканчивают врачи уже после получения классического медицинского вузовского образования, говорит Николай Гуща:

— Мы никогда не противопоставляли себя традиционной медицине, поэтому она не препятствует нашей деятельности. Спокойное отношение и со стороны Минздрава. Вообще, эффективность лечения правильно подобранными гомеопатическими препаратами современная медицина уже не оспаривает. Другое дело, что объяснить их воздействие не всегда может. Поэтому некоторые врачи-практики относятся к гомеопатии довольно прохладно и порой даже пренебрежительно. Но это до тех пор, пока сами не столкнутся с необходимостью такого лечения.

При всем многообразии выбора главное — делать его осознанно. То есть четко осознавать, к кому идти при ангине, а к кому при плохом настроении.
Гомеопатия — большой бизнес. Это нужно понимать, когда идет очередная реклама чудо-лечения. Слушать — не значит слушаться

Сферы, связанные со здоровьем людей, заслуживают особенно внимательного отношения. Во-первых, должен существовать профессиональный фильтр. Иначе лечить будут все, кто умеет обычную воду из-под крана продавать как исцеляющую от всех болезней. Во-вторых, в связи с ростом популярности гомеопатии важно не забывать, а лучше пропагандировать то, что присуще нашей культуре, которую сохраняют из поколения в поколение те, кого у нас называют “травниками”. Их знания и опыт не уступают знаниям и опыту тех, кто сегодня ловит волну в модных течениях альтернативной медицины.

Верите ли вы в гомеопатию?


Татьяна Мархель, народная артистка Беларуси:


— Я пользуюсь обычными лекарствами, гомеопатические средства никогда не принимала. Но совсем не потому, что я не доверяю этому способу лечения. Просто как-то так сложилось, что никто мне их не предлагал. Вполне возможно, что и не отказалась бы попробовать. Но только в том случае, если бы это посоветовал хороший врач, авторитету которого я доверяю. Хотя, по правде сказать, о самой гомеопатии я имею довольно поверхностное представление.

Сергей Балыкин, руководитель Ассоциации малого и среднего предпринимательства:


— Гомеопатические препараты никогда не принимал и делать этого не собираюсь, поскольку считаю эту область шарлатанством. Я человек практического склада ума, для меня важны вещи, доказанные научно. К тому же здоровье — слишком серьезная штука, чтобы доверять его кому попало. Классическая медицина зарекомендовала себя (в частности, и клинической практикой), а нетрадиционная — это скорее из области фантастики.

Андрей Мартынюк, народный мастер-часовщик:


— Честно говоря, я не только гомеопатию, но и классическую медицину не люблю и к любым лекарствам отношусь со скепсисом. Стараюсь вести здоровый образ жизни — это помогает держать себя в форме. А если случается приболеть, пользуюсь только народными средствами. Например, очень люблю горячий чай с малиной.



infong@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?