ЕC впадает в скептицизм

Год 2017–й выдался урожайным на громкие политические события. Среди них особое место занимают выборы. Шутка ли, в Европе обновились составы парламентов сразу в трех крупнейших странах, политических и экономических лидерах региона: в Великобритании, Германии и Франции! Кроме того, во Франции произошла смена политического лидера в ходе шумной и непростой президентской кампании. На грани досрочных парламентских выборов весь год балансировала Италия, где в отставку ушел премьер Маттео Ренци, проигравший референдум о реформировании сената. И хоть итальянцам удалось сохранить нынешних законодателей в неприкосновенности до очередных выборов, которые пройдут весной 2018 г., но расклад политических сил явно изменился в ходе летнего голосования в представительные органы местного уровня, где правоцентристы сильно потеснили своих коллег из левого лагеря. Меньшее внимание публики вызвали сентябрьские выборы в норвежский стортинг. А в октябре нас еще ожидает борьба за кресла в высшем законодательном органе Чехии!

фото рейтер.

Своеобразной репетицией всех этих электоральных баталий, а также «смотром сил» стали мартовские выборы в нижнюю палату голландских генеральных штатов. Европейских избирателей везде волновали одни и те же проблемы: миграционный кризис, экономическая нестабильность периферийных стран Евросоюза и ослабление евро, угроза терроризма, излишние централизаторские амбиции Брюсселя. Поэтому главной интригой всех выборов стало противостояние евроскептиков и еврооптимистов.

Так, «голландский Трамп» Герт Вилдерс, глава «Партии свободы», отметился резкими высказываниями в адрес мигрантов–мусульман, требуя закрыть все исламские школы и мечети, запретить распространение Корана и въезд в Нидерланды мусульманам. С похожей риторикой выступала и лидер французского «Национального фронта», одна из главных претендентов на президентское кресло Марин Ле Пен. Из немецкой когорты евроскептиков особо стоит выделить правопопулистскую партию «Альтернатива для Германии», в программе которой содержатся требования об ужесточении пограничного контроля на границах ЕС и Германии, создания за пределами Евросоюза лагерей для беженцев, бескомпромиссной депортации тех, кто получил отказ в предоставлении убежища, а также ужесточения финансовых условий пребывания мигрантов (читай: лишения их любых социальных пособий).

Ну а вишенкой на торте у всех вышеперечисленных партий и политиков, безусловно, была ярая критика Евросоюза. Господин Вилдерс называл это образование не иначе как экспансионистским монстром, госпожа Ле Пен грозилась прекратить членство Франции в этом союзе и заодно в НАТО, немецкие правые требовали вывода своей страны из зоны евро.

Активная критика правой оппозицией наиболее чувствительных болевых мест европейской политики не пропала даром. Да, еврооптимистам удалось сохранить свое лидерство. В Нидерландах правящая «Народная партия за свободу и демократию» во главе с бессменным с 2010 г. премьер–министром М.Рютте осталась у власти. Президентом Франции стал сторонник евроатлантизма и сохранения Евросоюза Э.Макрон, а его партия «Вперед, Республика!» получила большинство мест в парламенте. Канцлером Германии по–прежнему осталась фрау А.Меркель, имея за плечами поддержку своего блока ХДС/ХСС, крупнейшего в бундестаге.

Но... Нидерландская «Партия свободы» — вторая по численности в парламенте, увеличила количество своих представителей с 15 до 20 (а правящая партия потеряла 8 мест). Но во втором туре президентских выборов во Франции за Ле Пен голосовало почти 34% избирателей, а ее партия в парламенте в четыре раза увеличила свое представительство (с 2 до 8 мест)!  «Альтернатива для Германии», которая в прошлом составе парламента не получила ни одного места, сейчас их имеет аж 94, став третьей по численности силой в главном законодательном органе страны (в то время как правящий блок имеет наихудшие результаты с 2000 года)! А добавив сюда резкое падение рейтинга Макрона, который всего через несколько месяцев после своей триумфальной победы стал фактически президентом меньшинства, выход из немецкой коалиции с ХДС/ХСС второй крупнейшей партии (СДПГ), которая заявила о своей оппозиционности и толкнула Меркель в объятия «Ямайки» (предполагаемой коалиции из консервативной ХДС/ХСС, «зеленых» и свободных демократов, которые терпеть друг друга не могут), усиление правых тенденций в Италии и слабость консерваторов в Великобритании — получаем нестабильную Европу с неопределенным будущим. А тут еще Каталония с ее референдумом! Европа накануне серьезных испытаний. Это не может не тревожить и нас. Беларусь заинтересована в сильном, едином Евросоюзе — исходя из экономических интересов, а также с точки зрения безопасности континента.

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?