Джуд Лоу, Эдди Редмейн и прочие «Фантастические твари»

Вторая часть «Фантастических тварей»: перед каким выбором стоит Ньют Саламандер?

15 ноября в российских кинотеатрах вышла лента «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда». Это второй из пяти фильмов о новых приключениях в волшебном мире Дж. К. Роулинг. «ТН» встретилась в Лондоне с исполнителями главных ролей.
Legion Media

— Эдди, вы впервые играете одного персонажа — Ньюта Саламандера — дважды. Как ощущения?

Эдди Редмейн: Ощущения приносит на площадку режиссер. С Дэвидом Йейтсом, который работал еще на фильмах о Гарри Поттере, мы с первой картины чувствуем себя единой семьей. Это освобождает актера, и он готов идти на рискованные решения. 

— Джуд, каково вам было перевоплотиться в молодого профессора Дамблдора? 

Джуд Лоу: Я чувствовал ответственность, ведь он так хорошо известен поклонникам книг и любим ими! Правда, никто толком не знает, каким Дамбл­дор был в интервале между сорока с чем-то годами и ста с чем-то годами, каковым он является в произведениях о Гарри Поттере (смеется). Но мы знаем, каким он становится. Поэтому я старался выявить некие черты в его характере в молодости, которые сделали его именно таким человеком. И это мне понравилось. Вообще, оказаться в кинофраншизе по книгам Джоан Роулинг — это очень почетно! Люди обожают добротное кино для семейного просмотра, поэтому в таких фильмах сходятся лучшие таланты в этой области. 

Э. Р.: Джоан настолько защищает свои проекты, что мы за ней, как за каменной стеной. Джо уже заработала столько денег и славы, что у нее нет другой мотивации, кроме любви к созданному ею миру. 

— А сама писательница заходила на съемочную площадку?

Э. Р.: Вначале Джоан пришла поздороваться и потом приезжала на съемки время от времени. Она рассказывала про взаимоотношения между персонажами, которые не раскрыты в сценарии, что мне очень помогло в работе над ролью. Например, стало понятно, что связывает Ньюта Саламандера с Банти, персонажем Виктории Йетс. 

Ньюта Саламандера (Эдди Редмейн) и его друга Якоба Ковальски (Дэн Фоглер) ждут новые приключения в волшебном мире
© 2018 WBEI/Publishing Rights © J.K.R,/TM WBEI

Д. Л.: Однажды она приехала с отдельным рассказом про Дамблдора на семь страниц, который описывал его в тот период времени. Джоан написала его специально для меня, чем я был сильно тронут. Интересно даже, войдет ли он в печатную версию книги позже, после премьеры фильма? Мне очень нравится, что мой персонаж так глубоко там прописан. 

Влюбленный Дамблдор

— Не так давно Роулинг написала в соцсетях о том, что Дамблдор — гей. Это как-то отразилось на том, как вы его сыграли?

Д. Л.: Такого рода информация обычно имеет значение, когда у героя появляется романтическая линия. В данном случае вам придется посмотреть фильм, чтобы понять, где я смог использовать это знание. Вы его пока не видели?

— Нет, конечно!

Д. Л.: Тогда поговорим после премьеры! (Смеется.) В сценарии информация дается очень осторожно. Очевидно, что зрителя ждут еще несколько частей франшизы «Фантастические твари», поэтому всему свое время.

— Джуд, ваши дети являются поклонниками «Фантастических тварей»? 

Д. Л.: Мой 16-летний сын Руди смотрел фильмы этой франшизы. Знаете, что меня удивляет? Он постоянно спрашивает: «Почему это так, а не иначе?» Поразительно, нынешние тинейджеры ставят под сомнение все подряд! Для меня такое в новинку, в 1970-х годах я не рвался опровергать нормы. 

Джуд Лоу играет профессора Дамблдора, когда тот был еще преподавателем защиты от темных искусств в Хогвартсе 
© 2018 WBEI/Publishing Rights © J.K.R,/TM WBEI

Парижу мы вернули шарм

— Действие в фильме происходит в Париже, который снимали в... Лондоне?

Э. Р.: Наша версия Парижа сильно отличается от современной, потому что к началу XXI века фасады зданий хорошо почистили. И это при том, что самих французов слой многовековой грязи не особенно смущал! Скорее, он добавлял городу особый шарм. Так что можно сказать, что мы вот этот шарм Парижу вернули — для съемок общих планов здания искусственно состарили, чтобы придать картинке атмосферу начала прошлого века. А потом переместились на киностудию в Ливсдене (пригород Лондона, где располагается съемочный комплекс Warner Bros. Studios. — Прим. «ТН»), где для нас построили маленькие кафешки, лавки молочников и мясников, ларьки. В них, кстати, можно было войти, осмотреться, они были весьма аутентичными.

Эдди Редмейн с создательницей «Фантастических тварей» Джоан Роулинг (2016)
NEWZULU/ТАСС
Д. Л.: Меня очень прельщали аппетитные круассаны! Но я каждый раз разочаровывался, потому что они оказывались бутафорскими, из пластика. Кстати, говорят, эта площадка была самой большой за всю историю киностудии. Вереницы улиц длились, казалось, вечно. Мне кажется, кинематограф пришел к своим истокам. В 1940-х большинство лент снимали на натуре и в естественных декорациях. Потом все начали возводить декорации на территории киностудий. Затем, чтобы не зависеть от погоды и освещения, принялись строить декорации внутри павильонов. Сейчас медленно, но верно режиссеры возвращаются на реальные улицы, потому что подделать живую атмосферу очень сложно, несмотря на развитие техники и спецэффектов. Легче и дешевле снять все в настоящем окружении. 

— В первой части вы снимали в Нью-Йорке. Во второй, получается, мы увидим Париж. Когда появится что-нибудь типично английское?

Э. Р.: На самом деле в этот раз мы добрались и до родной Британии и отсняли часть сюжета в Лондоне. Снимали в районе Сити. Но заранее не будем раскрывать, что именно. 

— Эдди, стало ли среди ваших поклонников больше детей после выхода первого фильма «Фантастических тварей»?

Э. Р.: О да! Поклонники созданного Джоан Роулинг мира волшебников — очень целеустремленные люди. Они следуют за нами по свету, посещают все премьеры и сопутствующие мероприятия. Фанатов много во всех странах — причем это как дети, так и взрослые, которые не расстаются с книгами Роулинг еще с первых историй о Гарри Поттере. 

Мы оставались в реальном мире

— Во второй части «Фантастических тварей» будут отголоски того, что сейчас происходит в современном мире?


Д. Л.: Роулинг известна своей активной общественной позицией, и, конечно, ее сценарии очень современны. Как женщина и мать, она поднимает темы, которые актуальны именно для нее.

— Какие вопросы она затрагивает?

Э. Р.: Боязнь всех, кто «не такой, как мы», «чужой» и так далее. Мы все это видим сегодня в новостях. Можно провести параллели между 1920-ми годами и нынешним временем. Тогда в воздухе витало ощущение того, что скоро произойдет что-то невероятное по масштабу. 

— Как находит место для себя в этом новом и пугающем мире Ньют Саламандер?

Э. Р.: Он в основном общается с миром волшебных животных. Это его зона комфорта. Через этих существ Ньют выстраивает свои способы общения с другими людьми. Фантастические создания — его проводник в мир маглов (людей, лишеных каких-либо магических способностей. — Прим. «ТН»). Что он никогда не делал, так это не работал на чьей-то стороне. В этом фильме тем не менее его заставляют сделать выбор: на чью сторону перейти — тьмы или света? Мне это показалось очень важным вопросом. 

Осторожно! Злодей Геллерт Грин-де-Вальд (Джонни Депп) снова на свободе!
© 2018 WBEI/Publishing Rights © J.K.R,/TM WBEI

— Чем вам запомнилась работа с Джонни Деппом, который играет главного злодея?

Э. Р.: Его мастерским перевоплощением. Грин-де-Вальд в его исполнении очень яркий персонаж. Не думаю, что сам Джонни играл кого-то подобного раньше!

Уилл КИНГ, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости