Джейми Дорнан: в эротических сценах мы с Дакотой Джонсон смешили друг друга

В заключительном фильме трилогии, «Пятьдесят оттенков свободы», который выходит на российские экраны 8 февраля, герои уже женаты, но их жизнь не стала скучнее. Наоборот, любовный сюжет неожиданно приобретает черты триллера. Накануне премьеры «ТН» побеседовала с исполнителем главной роли.

фото: Nino Munoz for Universal Pictures/UPI Россия

— Джейми, оглядываясь назад, как вы оцениваете свое долгое «путешествие» длиною почти в четыре года?

— Действительно, фильм «Пятьдесят оттенков серого» вышел в 2015 году, а снимали его в 2014-м. За это время я приобрел неоценимый опыт и, конечно, вырос как актер. Ну и, безусловно, приятно быть причастным к тому, что нравится многим людям.

— «Пятьдесят оттенков серого» сняла Сэм Тейлор-Джонсон. Что, по-вашему, режиссер Джеймс Фоули привнес в картину нового по сравнению с первым фильмом?

— Джеймсу наверняка было не очень просто запрыгнуть в поезд, который уже покинул станцию. Тем не менее ему это удалось: он с уважением отнесся к тому, что делал его предшественник, и при этом снял свое кино. В ситуации, когда ты подхватываешь работу другого человека, следует быть предельно деликатным, и Джеймс прекрасно с этим справился.

— В первых двух картинах отношения между главными героями — Кристианом Греем и Анастейшей Стил — были весьма непростыми. Как они развиваются в новом фильме?

— Можно сказать, они входят в более позитивное русло. Так как наши с Дакотой Джонсон персонажи теперь женаты, они все больше напоминают обычную семейную пару. Но это не значит, что их жизнь становится скучнее. Как вы догадываетесь, любовь героев вновь подвергается испытаниям.

Во-первых, супружество само по себе немалое испытание для влюбленных — думаю, люди, состоящие в браке, понимают, о чем я говорю. А во-вторых, чувства героев неоднократно проходят проверку на прочность благодаря автору сценария. (Смеется.) Например, когда на сцену выходит бывший босс Анастейши Джек Хайд, романтический сюжет явно сворачивает в сторону триллера.

— То есть зрителя ждет много экшена?

— Именно. Хотя съемки второго и третьего фильмов велись параллельно, работать над картиной «Пятьдесят оттенков свободы» мне было интереснее. В ней действие развивается более стремительно, есть сцены автомобильных гонок, драк… Нельзя сказать, что драк и погонь на мою долю пришлось так уж много, но я не без удовольствия расшвыривал коллег-актеров вокруг себя и делал разные трюки.

— В картине «Пятьдесят оттенков серого» Кристиан пытался во всем контролировать Анастейшу, в фильме «На пятьдесят оттенков темнее» она уже диктует ему свои условия. Кто владеет ситуацией в третьей картине?

— Можно сказать, герои сошлись в середине и балансируют, стараясь достичь компромисса, которого требует от влюбленных семейная жизнь. Грубо говоря, они пытаются работать в одной команде, а не вести борьбу за доминирование.

— Ваш герой отличается от того Кристиана, которого мы видели в первых двух фильмах?

— Я бы сказал, что он стал более понимающим, более человечным, что ли… По сравнению с первой картиной, где мысли и поступки Кристиана было сложно понять, сейчас перед нами открытая книга.

Для любого актера подобная роль — своеобразный вызов. Сложность состояла в том, что, с одной стороны, надо было сыграть этакого отстраненного и холодного типа, привыкшего контролировать все вокруг, а с другой — обаятельного парня, который нравится окружающим.

— А что вы можете сказать о героине — Анастейша очень изменилась со времен фильма «Пятьдесят оттенков серого»?

— Она наконец повзрослела, обрела свой голос и превратилась в сильную, независимую женщину, которая сама принимает решения. Становится ясно, что Анастейша действительно любит Кристиана. Одним словом, она теперь не та безответная овечка, что была раньше, и Кристиан это принимает, так как тоже по-настоящему любит.

— Какие еще интересные персонажи появляются в картине «Пятьдесят оттенков свободы»?

— Один из основных — Джек Хайд. Зрители познакомились с ним в фильме «На пятьдесят оттенков темнее», но в новой картине он устраивает настоящую встряску главным героям, становится источником драмы и экшена. Эрик Джонсон очень хорош в этой роли, а еще он выше меня, что не может не раздражать. (Смеется.)

Еще один персонаж — Джиа Маттео (ее играет Ариэль Кеббел), дизайнер, которая работает над интерьером нового дома Кристиана. Она откровенно флиртует с моим героем, чем вызывает вспышки ревности у Анастейши. Но Кристиан спокойно реагирует на эту ситуацию — он действительно счастлив с Анастейшей.

— Слышал, что вы очень сдружились с исполнительницей роли Анастейши. Это правда?

— Мы обожаем друг друга. Если бы между нами с Дакотой не было особой химии, мы не смогли бы сыграть те особенные отношения, которые связывают наших героев. Мы прошли весь этот путь вместе, и сейчас, когда съемки подошли к концу, остаемся большими друзьями. Уверен, что мы и впредь будем поддерживать друг друга. Ведь эта работа очень сильно повлияла не только на нашу карьеру, но и на нас самих. Нить, что нас связывает, так просто не разорвать. Это навсегда.

Кадр из фильма «Пятьдесят оттенков свободы»
Фото представлено UPI Россия

— Столь теплые отношения помогали вам во время съемок эротических сцен?

— Еще как! Страсть, буквально сжигавшая Кристиана и Анастейшу в первых двух фильмах, не идет на убыль. Наоборот, она становится еще сильнее. Кажется, эти ребята ненасытны, они не могут и дня прожить без секса.

Эротические сцены очень сложны для актеров — снимаясь в них, ты чувствуешь себя весьма уязвимым. Здесь нужно абсолютное доверие к партнеру. И если в фильме «Пятьдесят оттенков серого» мы с Дакотой только знакомились, наши отношения лишь набирали обороты, то потом уже хорошо чувствовали друг друга. Даже иногда умудрялись смеяться, что существенно облегчало работу.

Вообще, на площадке было немало моментов, вызывавших смех. Помню, мы никак не могли перестать хохотать во время съемок свадебной сцены. Мы вдруг поняли, что парень, который поднимался с нами в лифте в первом фильме, теперь сидит в первом ряду на брачной церемонии. Нам почему-то показалось это очень забавным. Мы с Дакотой часто смешили друг друга.

И это прекрасно: трудно работать, когда все вокруг слишком серьезно. Жизнь коротка, и надо успеть ею насладиться. Конечно, к работе следует подходить со всей ответственностью, но хорошо бы и получать от нее удовольствие. Мы же актеры, и наша главная задача — развлекать людей. А как это делать, если не относишься к себе с юмором? В принципе это применимо к любой профессии. Мой отец, к примеру, хирург, но это один из самых веселых людей, которых я встречал.  

— Было ли на съемках что-то такое, что запомнилось особенно?

— Прежде всего то, что, как я уже говорил, параллельно мы снимали сразу две картины. На мой взгляд, это очень облегчило жизнь всей съемочной группе. Ты знаешь, что на шесть месяцев надо забросить все дела и целиком сосредоточиться на работе. Это помогает сэкономить не только время и деньги, но и силы.

Еще один бонус — поездка во Францию, куда герои отправляются в свадебное путешествие. Съемочный график был не очень жестким, так что у нас хватало свободного времени. Мы с Дакотой и другими актерами использовали его на то, чтобы побродить по Парижу и Ницце, поплавать в море и даже покататься на водных лыжах. Это были прекрасные дни.
Джейми ДОРНАН

Родился: 1 мая 1982 года в Белфасте (Северная Ирландия, Великобритания)

Семья: жена — Амелия Уорнер, актриса; дочери — Далси (4 года) и Элва (2 года)

Карьера: модель, музыкант, актер. Работал моделью известных марок, играл в британской группе Sons of Jim. Как актер дебютировал в фильме Софии Копполы «Мария-Антуанетта» (2006). Снимался в сериалах «Однажды в сказке», «Крах», фильмах «Антропоид» и др. Прославился ролью богача Кристиана Грея в фильмах «Пятьдесят оттенков серого» и «На пятьдесят оттенков темнее»
Дарья МИХЕЕВА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...