Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Джентльмены у дачи

Что делать, если в вашем загородном доме поселились бомжи
Что делать, если в вашем загородном доме поселились бомжи

Эта история действительно поучительная. Она, конечно, из ряда вон выходящая. Но, судя по статистике, в каждом дачном поселке подобное может произойти. Потому что в каждом дачном поселке (это утверждает милиция) обязательно найдется пара домов, хозяева которых редко наведываются в свои владения.

Почему человек, имеющий дачу, редко там бывает, не наше с вами дело. Это ему решать: копать — не копать, приезжать в выходные или появляться раз в году. Наше с вами дело — усвоить, что есть люди, готовые, заметив беспризорное чужое добро, пользоваться им на всю катушку.

Рассказываю, как это происходит. Однажды интеллигентная минчанка, имя которой мы называть не будем, приехала к себе на дачу. Видит: из ее дома вышел мужчина средних лет. Этого мужчину она уже видела однажды. Ей как–то посоветовали его в качестве мастерового, способного по хозяйству помочь. Он приходил к ней в минскую квартиру — карнизы навешивал и все такое. Женщина с ним разговорилась. Вскользь (к слову пришлось) упомянула: дача есть, да некому ею заниматься, мужчины в семье нет. Живет она, мол, с дочкой, обе работают, все некогда. И где дача находится, опять же к слову, сказала. Поговорили они, мужик гвозди где надо позабивал — на том и разошлись.

И вот через несколько месяцев вдруг такая встреча! Дама, естественно, слегка удивилась. Даже не слегка, а очень.

— А что вы тут делаете? — задала она вполне уместный вопрос.

Дядя ответил хозяйке с видом вполне радушным, но отчасти и озабоченным.

— Да вот, — говорит, — дверь тут у вас была открыта. Зашел посмотреть, все ли в порядке. Я, — говорит, — рядом обосновался. По–соседски и присматриваю.

Дама, не зная, как реагировать, поспешила в дом. (А мужик тут же тусуется.) По комнатам походила — по всему видать, кто–то и впрямь побывал. И даже в ее постели, похоже, спал. Вышла она, озадаченная, и говорит, как бы думая вслух: плохо дело, надо бы хоть сдать дачу на лето. Мастеровой руками радостно замахал. Есть, мол, кандидатура: поживет и, если нужно, за добром присмотрит.

В этот момент, как по волшебству, из леса (дача на отшибе стоит) кандидатура нарисовалась. Прямиком проследовала к калитке, отрекомендовалась тоже соседом: рядышком якобы снимает угол. Будущий квартирант впечатления на даму не произвел: вид у него был какой–то не такой, к тому же босой он был. И вдруг догадка ее посетила: уж не этот ли субъект в ее доме обосновался? Не знала она, как и поступить. С одной стороны, все равно ведь живет, а выгонишь — назавтра снова вломится! Не разреши сейчас, так еще и дом в отместку сожжет! Не придумала, как отказать, — благословила.

С тех пор на дачу ни сама дама, ни ее дочь, ни золовка (вторая половина дома ей принадлежит) попасть не могли. И квартирант уже, благословение получивший, куда–то исчез, и мастерового того нет. А в доме все равно кто–то бывает, вещи выносит и мебель ломает! Наконец, когда пропал из дома счетчик, написали законные владельцы заявление в милицию. Счетчик–то надо вернуть! Механизм не нашли, но после этого кто–то на дверь амбарный замок повесил. Приезжают женщины, а не открыть! К этому времени в соседском доме поселились новые жильцы. Купили люди дом, живут, а к ним из–за забора какие–то пьяницы набеги делают. Звонят они даме в Минск: наведите порядок, у вас бандиты живут, кур у нас воруют! Как навести порядок, женщины не знали: последние три года они вообще к даче боялись подходить. Как–то, пробравшись внутрь, заметили: ставни в одной половине закрыты, двери заколочены и вход на чердак забит. Что там спрятано? А вдруг оружие?.. Написали они еще одно заявление в милицию, о том, что личности какие–то дом захватили, все разворовали и уже деревянную обшивку в кухне на продажу отдирать начали. Что нельзя продать, разломали вдребезги. В возбуждении уголовного дела им отказали, предложив, если не удовлетворяет такой ответ, жаловаться в прокуратуру. Причина — дом выглядел заброшенным.

Вы не поверите, но длится эта история уже пять лет! Я, когда узнала, даже рот от удивления открыла: виданное ли дело, в наши–то дни?

На прошлой неделе мы с оперуполномоченным Ждановичского отдела милиции Андреем Горбацевичем поехали на эту дачу.

— Я знаю этот дом уже давно. Захожу по мере возможности. Бомжей после заявления мы оттуда убрали. Один сразу загремел в СИЗО, другой — в розыске. Мне ведь тоже на территории такие субъекты не нужны. Если человек нигде не работает и злоупотребляет, как ни крути, однажды обязательно совершит преступление! Но привлечь я его могу только по 159-й статье — нахождение в пьяном виде в общественном месте. А эти даже не знали, что незаконно живут, хозяев в глаза не видели, думали, дом брошенный! Теперь, когда их нет, я захожу сюда частенько: раньше то обогреватель включенный обнаруживал (а в доме — никого), то свет отключал. Бомжи напрямую электричество от столба провели — до пожара недалеко. Но здесь уже 4 месяца чужаков нет, а хозяева все не приезжают.

— А вы не могли с ними связаться, — спрашиваю у Андрея Леонидовича, — и сообщить, что можно теперь не бояться? Чтобы хоть забор поправили, а то вид у участка больно заброшенный?

— Да я мог бы и на охрану дом взять, если бы заявление соответствующее было. Но ведь я не могу стоять тут ежедневно и караулить! У меня на территории оперативного обслуживания 54 садовых товарищества, в среднем по 200 домов в каждом. Кроме этого, 9 населенных пунктов от Ратомки до Заславля. Работают на этой территории три участковых. Даже если они будут стараться проводить профилактику по всем правилам, все равно нереально охрану у всех оставленных без внимания домов выставить! Ведь бомжи, которые тут жили, явились «по рекомендации»! Кто–то им сказал: дом брошенный, живите!

— Как это «не знали»? Что это не их дача? А мы боялись сюда даже приезжать! — возмутились хозяйки обеих половин несчастной дачи, которые участвовали в нашем вояже, но во время разговора в тоске осматривали разгромленное «гнездо». — Мы несколько лет не могли попасть в дом!

— А почему же вы не позвонили нам и не сказали об этом? Наш сотрудник (да хоть я сам) пошел бы с вами! Почему некоторые думают, что милиционеры чуть ли не враги и с ними лучше не связываться? Откуда такое отношение? Ведь можно было не допустить такое!

...Можно сделать вывод. Любую возникшую проблему надо решать вовремя.


Полезные советы

Если обнаружили посторонних на даче, если что–то пропало или испорчено, обращайтесь в милицию. Сразу. В письменной форме. Если вам кажется, что в доме поселились отщепенцы, которых вы опасаетесь, звоните в ОВД и просите, чтобы вас сопровождал сотрудник милиции. Не бойтесь, что бомжи станут вам мстить: как правило, этого не случается.

Общайтесь с соседями. Старайтесь, чтобы участок не выглядел заброшенным: это привлекает «квартирантов». И главное: если нет возможности (желания) следить за дачей, ее лучше «поставить» на охрану или продать.

Не устраивайте над пришельцами самосуд (не ставьте на них капканы и не подсовывайте самодельные взрывные устройства): можно переборщить, потом вы не простите себе жестокости. Недавно (мы об этом писали) бомжа, пробравшегося на чужую дачу, буквально разорвало взрывом. Как теперь живется дачнику, в милицейских сводках не сказано.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...