Джавид и голиафы

Джавид Гамзатов: "Ради медали Рио мне пришлось пожертвовать первым годом дочки"

А все-таки есть что-то в толковании имен. Джавид значит великодушный, щедрый. И бронзовый призер Олимпиады в Рио Джавид Гамзатов, с которым мы встретились между двумя его тренировками, полностью соответствует этим характеристикам. На прошедших Играх Джавид победил немало голиафов борьбы и был готов на золото, но его откровенно засудили в полуфинальной схватке с чемпионом мира и Европы Жаном Беленюком. Тем не менее Гамзатов не держит зла на соперника и рефери, а абсолютно спокойно говорит словами, больше подходящими для какого-нибудь учебника по философии: «Каждый имеет то, что он заслуживает».


— Выиграв медаль Рио, вы стали богатым и знаменитым?

— То, что не стал богатым, это сто процентов. А знаменитым... Ну да, журналисты с просьбами об интервью обращаются, люди в городе порой узнают. Но меня эта популярность не утомляет. Сфотографироваться или автограф дать — это ведь не на ковре соревноваться. 

— Тяжелый получился год? 

— Очень. Сборы, усиленные тренировки, подводка. Но самое сложное в том, что ради медали Рио мне пришлось пожертвовать первым годом дочки, которую я не видел все это время. Мы с женой рассудили, что от меня помощи в семье при подготовке к Олимпиаде особо никакой не будет, а в Дагестане есть кому поддержать — там бабушки-дедушки. 

— Сейчас вы опять в разлуке с семьей? 

— Уже нет. Перевез жену с дочкой сюда. Снимаем квартиру под Минском. 

— Наверное, тяжело совмещать карьеру спортсмена с отцовством? 

— Бессонные ночи, как в любой семье, где растет малыш, конечно, бывают. Ну да надо же когда-то начинать и с ребенком нянчиться. Стараюсь поспать между утренней и вечерней тренировками.

Торжественная встреча в Кизилюрте.
Фото riadagestan.ru

— Чем было занято ваше время после Игр?

— Пару недель был здесь, чтобы закрыть накопившиеся в университете задолженности. А затем поехал в Дагестан, где проводил время с родными. Встречи, компании, чествования... Подумывал выбраться куда-нибудь на море, но не получилось. 

— В Дагестане вам подарили машину и земельный участок. 

— Внедорожник я пригнал сюда, а участок оставил родителям. Что делать с этой землей, решать им.

— Когда вы возобновили тренировки после Олимпиады? 

— Еще в Дагестане начал проводить по одной тренировке в день. Затем вместе с другими «сборниками» прошел восстановительный сбор в Хорватии. А несколько последних недель уже занимаюсь в двухразовом режиме. По ощущениям, после Рио восстановился. Но то, на каком уровне я сейчас и над чем мне надо работать в ближайшем будущем, покажут соревнования. В этом году хочу выступить еще на двух стартах: на домашнем для нас турнире памяти Олега Караваева и на Гран-при в Баку. 

— Турнир Караваева для вас особенный? 

— Олег Николаевич — первый белорусский олимпийский чемпион в греко-римской борьбе. Формат «стенка на стенку», использующийся на мемориале, мне нравится. Да и вообще всегда приятно выступать дома.

— Чувствуете себя в Беларуси своим? 

— Конечно. Я переехал сюда из Дагестана, когда мне было около семнадцати. И сейчас, когда уезжаю в Кизилюрт, уже буквально через неделю-две очень хочу обратно в Беларусь.

— С косыми взглядами с подтекстом, мол, занимаете в сборной чье-то место, сталкиваетесь часто? 

— Болельщики, конечно, всякое в интернете пишут — и я это все тоже знаю. Но среди людей, с которыми я работаю, таких настроений нет. По крайней мере, мне никто ничего подобного не говорит.

— Другой лезгин Алим Селимов говорил, что как борец он состоялся в Беларуси. А вы? 

В Рио-2016 в поединке за бронзу в весовой категории до
85 кг Джавид ГАМЗАТОВ победил болгарина Николая БАЙРЯКОВА.

— Тоже. Мой первый тренер Хайбула Хайбулаев заложил определенный фундамент. Но взрослой борьбе я учился здесь. Очень благодарен всем тем, кто на разных этапах вложил в меня частичку себя и продолжает вкладывать до сих пор: Малику Эскендарову, Игорю Петренко, Алиму Селимову, Камандару Маджидову.

— Бывало у вас такое, что хотелось бросить борьбу? 

— Всякие плохие мысли, когда что-то не получалось, лезли в голову. Но всерьез о том, чтобы уйти из спорта, я даже в самые тяжелые периоды своей жизни не думал. 

— Когда было особенно сложно?

— Самое трудное время — это те полтора года, которые я служил в спортроте. Меня не могли поставить на ставку члена национальной сборной. Не было ни копейки, ни рубля. А тренировки и нагрузки шли своим чередом... Приходилось охранником на дискотеках подрабатывать. Очень большую помощь мне тогда оказал мой тренер, брат и друг Алим Селимов.

— Российский борец Роман Власов, вспоминая свое детство, говорил: «Нас с братом мама воспитывала одна. Работала одновременно в трех местах. Борьба для меня была единственной возможностью помочь маме. Все это свежо в памяти — как нечего было есть, как в коммуналке жили на подселении...» Немало подобных историй из детства рассказывают и другие борцы...

— Отец, пока не вышел на пенсию, продавал щебень-песок. Мать — домохозяйка. В общем, у меня обычная средняя семья: в плане денег никогда не шиковали, но поесть всегда было что. Мы с братом не голодали. 

— А что из ранних лет вспоминается особенно ярко?

— Наверное, то, что я уже с четырех лет самостоятельно ходил в детский садик. Там расстояние — как в Минске от одной до другой станции метро, но ничего, справлялся. А еще, конечно, никогда не забуду, как на борьбу записывался. С неделю тенью преследовал брата и просил его, чтобы он взял меня с собой в секцию. Но тот ни в какую: жалел меня, видимо. В детстве я был такой пухленький, на перекладине ни разу не подтягивался. А в борьбе нагрузки...

— Профессиональную карьеру брат не сделал? 

— Нет, бросил борьбу — пошел учиться. Сейчас вместе с семьей живет в Санкт-Петербурге. 

— Многие борцы рассказывают, что им схватки даже снятся. А вам? 

— Нет. И слава богу. В жизни и так много борьбы. Не хватало ее еще и во сне видеть. 

Блиц


— Часто сталкиваетесь на ковре с грязными приемами?

— Лет восемь назад, когда мне надавили на сонную артерию, я реально уснул на ковре. Но удушающих приемов против меня не проводили. 

— С температурой боролись? 

— Ну да, причем не так давно: на чемпионате страны этого года выходил на ковер с 37,6. Победил. Но понял, что лучше так с собой не шутить.

bakerenko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Загрузка...
Новости