Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Чем живет Антонина Сацура — одна из самых маленьких женщин в Беларуси

Дюймовочка с большим сердцем

Эту очень маленькую женщину с крохотной рыжей собачкой я видела лет 17 назад, когда та жила в Смолевичах. О том, как и чем живут такие люди, как она, никогда не задумывалась. На этот раз ехала к Антонине целенаправленно, а она встречала меня во дворе дома на одной из улиц Минска. Рядом гулял рыжий Тойчик, как называла его хозяйка. «Та же собака?» — интересуюсь. «Нет, это у меня уже третья, — пояснила хозяйка. — Дома еще два котика. Мои питомцы постоянно были со мной, во время гастролей с цирком в том числе».


ПОКА поднимались в лифте на 9-й этаж, размышляла: кнопка «9» на табло высоко, даже мне приходится руку поднимать. А как Антонина справляется? Рост всего 106 сантиметров, весит 24 килограмма... Вместо ответа женщина достала мобильный телефон, взяла его за край и на цыпочках дотянулась гаджетом до кнопки. Я не нашлась что сказать. Уже в квартире бросились в глаза декоративные подставки под комнатные цветы в зале и на кухне — почти под самый потолок. Растерялась, когда увидела обычную, «взрослую», мебель — большие шкафы, горку… Пока у меня были только немые вопросы, на которые хозяйка быстро давала ответы, словно догадавшись о моей реакции:

— У меня есть маленькие крепкие стульчики, если что-то нужно достать сверху или полить цветы. Я привыкла, даже не замечаю таких проблем. Живу полноценной жизнью, только своей. Мне нравится вид на город с моего балкона, можете и вы посмотреть. Высоты раньше боялась, но после того как поработала под куполом цирка, страх пропал.

У меня такой смелости и опыта нет, долго любоваться с 30-метровой высоты панорамой столицы не смогла. Увереннее себя почувствовала, сидя на диване во время разговора.

Отец моей героини работал трактористом в колхозе имени «XXI съезда» Хойникского района, мать сначала была счетоводом, потом почтальоном… Родная деревня Новоселки после взрыва на ЧАЭС попала в зону отселения. Многие люди уехали, Тонина хата попала под бульдозер. Говорит, плакала, когда увидела, что вместо родительского дома осталось поле с желтым песочком. Но сегодня в той деревушке живут 46 человек. В Судковском сельсовете, к которому относится деревня, не унывают, говорят: жизнь продолжается…

О том, что девочка развивается не так, как ее две сестры, родители поняли, когда младшей Лене, которая на год младше Тони, стала быстро ее «перерастать». Лет в 5—6 разница стала существенной:



— Слышала, как мама плакала, переживая из-за этого. Потом она решила показать меня московским врачам. Поехали, но те нас отправили обратно в Минск. Зато мы успели сходить в Мавзолей В. И. Ленина и цирк на Цветном бульваре. Ох, от представления Кио (знаменитый иллюзионист. — Прим. авт.) впечатления у меня остались на всю жизнь. Могла ли тогда предположить, что тоже когда-то выйду на арену цирка?.. Тем временем в Минске эндокринологи положили меня на полгода в больницу, хотели провести какую-то экспериментальную операцию, связанную с введением в организм гормонов роста. Знаете, встречала потом тех, кто получал этот гормон. Они как старики выглядели и… не росли. Так вот, я не пила ни одной таблетки, даже витамины выплевывала. Истерику закатила, что от меня избавиться хотят. Мама расстроилась, а бабушка успокоила: «Не плачь. Главное, что она у тебя умненькая. Может, и счастливая будет». В итоге от операции отказались, чему рада. Как-то, будучи в 8-м классе, прочла в пионерской газете о минском профессоре, который «дает шанс вырасти детям». А мне уже мальчики нравились, хотелось встречаться. Только понимала: кто на меня посмотрит? Схватила газету — и к маме: «Давай поедем в Минск!» Поехали, врач увидел и говорит: «Ой, Тонечка, какая ты хорошенькая, как выросла!» А у меня роста-то сантиметров 80, какое там «выросла»! Обидно до боли. И с тех пор бросила это дело — ходить по клиникам. Не особенно расстраивалась. Убеждена: у меня по жизни очень сильный ангел-хранитель, всегда поддержит.



Учиться в школе Тоня любила, особенно нравились пение и немецкий язык. Правда, дети часто дразнили лилипуткой и карликом, бросали камнями и грязью. Девочка терпела, не жаловалась. Боялась, что обидчиков сильно накажут. А вот «носили мальчики портфели» — это как раз про нее. Для малышки таскать ранец с учебниками — тяжеленный труд. Поэтому учителя назначали по очереди подшефных ребят-джентльменов. Когда вызывали к доске, залезала на специальную подставку.

В 1969 году, окончив 8 классов на отлично, поехала Антонина подавать документы в Гомельский кооперативный техникум. Дело в том, что была огромная проблема с одеждой, покупали ее только в детском отделе. А хотелось выглядеть модно и женственно. Вот торговля на тот момент, подумалось ей, и была бы лучшим вариантом. Правда, Тоню не сразу приняли, предложили попробовать себя «где-нибудь в культуре». Но все же в техникум целеустремленную девушку зачислили. Позже с дипломом бухгалтера вернулась в Хойникский район, только мечта и воспоминания о цирке не давали покоя. Коллеги выписывали «Вести потребкооперации», она — «Советскую эстраду и цирк». Однажды на обложке увидела большую статью о номере иллюзиониста — народного артиста РСФСР Юрия Авьерино из московского цирка. Прочла, вырезала и положила под стекло на рабочем столе. Тогда и не думала, что этот сюжет из вырезки примет реальные очертания:

„Фотосессия за кулисами с 39-м президентом США Джимми КАРТЕРОМ...

— В 1974 году в Гомель приехал цирк лилипутов, я купила билет в первый ряд. Меня заметили клоуны, пригласили за кулисы в антракте. Сердце екнуло, когда увидела «своих». Может, впервые в жизни почувствовала себя на равных. Это было мое, моя среда обитания. Даже слово «лилипут» перестало быть обидным. Понимаете? Но даже в сравнении с ними, представьте, все равно была самой маленькой. Целый месяц, пока они гастролировали в Гомеле, ездила в цирк. Потом стала проситься в труппу. Отказали из-за роста — мол, не смогу по самолетам и поездам таскать свои сумки и чемоданы. А вот для иллюзионистов меня посчитали находкой, обещали порекомендовать кому-нибудь. Чтобы просто встретиться, летала в отпуск за цирком лилипутов на выступления в Баку, Алматы, Челябинск… Возила подарки, которые смогла доставать, работая в райпо.

Долгожданное предложение поработать в цирке поступило по телефону из Одессы, и именно от того самого Юрия Кирилловича Авьерино, из той самой газеты, которую Антонина хранила 7 лет под стеклом. Не думала ни одной минуты, понеслась в Гомель за билетом, не предупредив никого ни на работе, ни дома. Билетов не было, пошла напрямую к начальнику аэропорта. Тот помог сразу, когда узнал, зачем и к кому летит:

— Как только приземлилась в Одессе, бросилась сразу в цирк. Помню, как жена Юрия Кирилловича Людмила, когда меня увидела, воскликнула: «Юрий, посмотри, какая куколка пришла!» Меня раньше никто так не называл. Пригласили на представление, потом на работу. От счастья плакала. Только нужно было в сельпо две недели отработать. Не хотели меня оттуда отпускать и родители тоже. Мама отговаривала, плакала. Где Хойники, а где союзный цирк? Но разве меня можно остановить? Я же по гороскопу Овен, иду напролом, хотя в душе мягкий и добрый человек.

С Филиппом КИРКОРОВЫМ
Первое представление московского цирка с участием Антонины Сацуры состоялось в Казани в октябре 1980 года. Так начались ее цирковая карьера и гастрольная жизнь. Было, помнит, невероятным счастьем приобрести в Австрии в 1982-м сумку на колесах, ведь каждый артист носил свой багаж сам. В 1987-м перешла в другой номер иллюзионистов, а после распада Союза, так как руководитель был родом из Украины, стала артисткой киевского цирка. Объездила десятки стран, побывав почти на всех континентах. В 45 лет решила поехать работать в Италию. В 1999 году устроилась в итальянский цирк костюмером, шила и вручную расшивала все наряды. Пригодились умения, которым в детстве научила мама. Позже стала участвовать в представлениях:

— Я только дружила с маленькими людьми, а работала с большими. Вообще, из-за такого роста меня могли спрятать в самой маленькой коробочке, выступала в номерах с высокими дублерами, мы друг друга меняли. Но морально и психологически чувствовала себя другой и требовала соответствующего отношения. Все прошлое со всеми унижениями и обидами ушло, я стала другой — человеком с большой душой, сердцем и мыслями! Объездила весь мир с гастролями. В канун 2000 года выступали перед Папой Римским, потом с ним фотографировались на сцене. В Италии проработала 2,5 года. Но климат жаркий, постоянные переезды, да и возраст давали о себе знать. С 9 утра уже на работе, и так до 11—12 вечера. По 2—3 спектакля в неделю приходилось ассистировать. Случались и курьезы. В цирке Авьерино мне нужно было работать под куполом. Сидела в маленькой круглой луне, под песню та должна была открывать рот и глазки, которыми изнутри я управляла. Как-то после представления в Аргентине меня в ней забыли и ушли, а я осталась висеть в этом шаре из поролона. Кричи — хоть тресни, никто не услышит. Сколько времени прошло, не знаю, пока не пришли рабочие убирать манеж. Чтобы напомнить о себе, пришлось снять с ноги деревянное сабо и просунуть в рот этой луны. Башмак, как камушек, упал на манеж, и уборщик понял, что в луне кто-то есть. Тогда меня и спасли.

С Мэлом Гибсоном

ЦИРК дю Солей переводится как «Цирк солнца». Сложно представить, но Антонина Сацура после кастинга стала артисткой и этой известной канадской компании, работающей в сфере развлечений:

— В труппу входили 48 артистов из 16 стран мира, в том числе из бывшего Союза. Мое сценическое имя было Мини-Лили. Нас научили основным фразам на английском языке, этого хватало. Главное — работа, а ее было с лихвой. Знаете, нельзя сравнить наш советский цирк и дю Солей. Это небо и земля, мы даже смеемся над шутками по-разному, нам нравятся абсолютно разные вещи. У нас более понятные, доступные, а там что-то сверхфантастическое. Мы столько поколесили по миру, что словами не передать. В Майами встретила Филиппа Киркорова, Сергея Лазарева на представлении, за кулисы приходила Кристина Агилера. Но очень было тяжело работать, постоянные переезды и многочасовые выступления выматывали. В Беларусь летала в перерывах между гастролями. В 2006 году снималась в американской комедии «Фред Клаус, брат Санты», где в городе жили эльфы и работали на фабрике игрушек. Лилипутов искали по разным странам, нашли 32, а по сюжету нужно было не менее сотни. На заднем плане поставили «взрослых» людей, которые в костюмах и на коленках изображали эльфов. Так что в копилке цирковой артистки еще и небольшая роль в кино.

С АНТОНИНОЙ мы общались часа четыре. Пили кофе, смотрели фотографии, видео из цирка и… смеялись. Все время был смех. Только когда женщина стала рассказывать, как в 1981 году трагически погибла ее 55-летняя мать, голос дрогнул. Думаю, это был самый сильный удар в большой жизни маленькой женщины. Отец живет в Хойниках, на переезд в столицу не согласен. В Смолевичах остались старшая сестра Катя, племянники. После года работы в «Цирке солнца» Тоня купила в Минске квартиру, а два года назад все же попрощалась с цирковой карьерой и окончательно перебралась в город:

— Мы все хотим быть и чувствовать себя в обществе равноправными, а не красивыми. Конечно, я осознавала, что другая. Видела реакцию людей, причем даже взрослых. Сейчас понимаю: дети не могли реагировать иначе. Тут хочешь не хочешь, а повернешься, если увидишь лилипута. Хотя я это слово никогда не любила. Иногда на улице надеваю кепку и капюшон на голову, чтобы не привлекать внимания. Однажды меня ухватил мужчина за ворот со словами: «Мальчик, ты с кем?» Знаете, человек ко всему привыкает, и я привыкла давно. На улице никого не вижу, когда иду. Главное — смотреть под ноги и не упасть. Правда, стесняюсь идти рядом с большими, мне одной комфортнее. Всем любопытно, как такие люди, как я, устраивают свою личную жизнь. Отвечу: так же, как и все. У меня много знакомых маленьких, которые создали семьи. Я сама пробовала знакомиться, но решила, что мне это не нужно. И вы же, большие, не всегда семьи создаете. Вот и мне без этого хорошо и комфортно. Я люблю своих родных, друзей. И, несмотря ни на что, считаю себя очень счастливым человеком.

СПРАВКА «СГ»

Сегодня самый высокий житель Беларуси живет в деревне Клайши на Гродненщине. Рост Вадима Заянчковского — 216 сантиметров. Самая миниатюрная белоруска — 45-летняя Анжела Яшкевич из Ивацевичей, рост ее всего 96 сантиметров.

chasovitina@sb.by

Фото из архива Антонины САЦУРЫ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.86
Загрузка...