Двойная кодировка

Как после затяжного пьянства женщины находят в себе силы отказаться от пагубного пристрастия

27-летняя Светлана Ковальчук из быховской деревни  Мокрое в один миг из-за алкоголя лишилась четверых детей. Старшего Сережу, которому едва исполнилось шесть, вместе с трехлетним братом Денисом забрала приемная семья в Быхов, Полина детсадовского возраста с шестимесячным Даником попали в Холстово. Светлана продолжала пить, и  дальше все  могло бы пойти по стандартному для подобных семей сценарию — протоколы, аресты, медкомиссия, ЛТП… Но что-то в материнском сердце екнуло: она завязала со спиртным, наладила быт и спустя восемь месяцев забрала малышей домой.



Сила алкоголя в большинстве случаев настолько велика, что люди жертвуют работой, семьей, детьми и опускаются на самое дно. Но есть небольшой процент тех, кто находит в себе мужество и в борьбе с пагубной привычкой одерживает победу. Как преодолевают алкогольную зависимость и начинают жизнь с чистого листа в Быховском районе?

«Владения» сельского участкового инспектора капитана милиции Александра Стельмахова — Холстовский и часть Черноборского сельсовета, около 20 деревень. Участок слывет одним из самых сложных — мелкое хулиганство, бытовые скандалы, уклонение от работы обязанных лиц. Последствия правонарушений разные, причина зачастую одна.

— Алкоголь! — без доли сомнения называет  ее участковый, пока едем с ним к уже упомянутой Светлане Ковальчук, чтобы узнать, как поживает семья социально опасного положения. — За шесть лет в милиции через меня прошло много судеб, искалечило которые именно спиртное. На фоне других в районе  и наш сельсовет этим выделяется — на учете у нарколога 44 человека, в прошлом году четверо оказались в лечебно-трудовой профилактории, в нынешнем году еще один. И это не все.

Аббревиатура ЛТП у многих заядлых выпивох вызывает оторопь. Порой угроза попасть туда действительно останавливает — не хочется терять целый год жизни. Но если у «обычных» людей путь в ЛТП долгий, то у обязанных лиц — ускоренный. Первые должны попасть в поле зрения милиция из-за своего разгульного образа жизни, затем — к наркологу на диспансерный учет для постановки диагноза хронический алкоголизм. Затем еще три и более правонарушения в состоянии алкогольного опьянения, медосвидетельствование, официальное предупреждение милиции, опять пьяное правонарушение и только потом суд. Обязанным лицам достаточно лишь три раза прогулять работу по причине пьянства.  

Светлану Ковальчук такая участь минула чудом, хотя на ее счету и протоколы, и административный арест на сутки. Что она пыталась разглядеть на дне стакана, сказать не может, жизнь ведь складывалась неплохо. Вместе с семьей Светлана в 16-летнем возрасте переехала из Амурской области в Беларусь. Здесь же познакомилась с будущим супругом. Сперва молодые жили в Кировском районе, затем перебралась в Быховский. В 21 год Светлана родила Сережу, затем появилась Полина. Примерно в этот период мама и распробовала вкус алкоголя:

— Родители уехали обратно в Россию, осталась, считай, одна. Начались конфликты в семье. Муж не употреблял, но всегда находились «друзья», которые готовы были поддержать в трудную минуту. Пила, конечно, не каждый день, в основном когда получала «детские», а потом и зарплату. В общей сложности на стакане сидела около шести лет. Дошло до того, что забрали детей. Не верила в это, не допускала даже, что рано или поздно такое может произойти. Когда малышей не стало, частенько не ночевала дома… А потом прозрела, поняла: алкоголь и дети на одной чаше весов не умещаются.

Первым делом Светлана подключила свет, который обрезали за неуплату, навела порядок в доме, стала навещать ребят. Затем устроилась на работу — полеводом в филиал «Мокрянский» ОАО «Быховский консервноовощесушильный завод». Правда, лишь с четвертой попытки маме удалось убедить суд, что она стала новым человеком. Ей дали шанс.

Сейчас семья строит планы обзаведения хозяйством: купить козу и поросенка, заняться огородом. А тут еще старшего Сережу в школу готовить — забот хватает. В ежедневном графике мамы пьянок больше нет:  

— Не пью, боюсь потерять детей. Мне сказали, еще одно нарушение, их заберут навсегда, а сама пойду в ЛТП. Не хочу. И так на 8 месяцев их потеряла, Даник совсем маленький был. Хватит!

Александр Стельмахов в силу специфики работы встречается с подобными семьями часто: людей, которые освободились из ЛТП или состоят на учете у нарколога, нужно навещать не реже раза в месяц:

— Уже вывел определенную пропорцию. Только единицы после первой беседы понимают, что их ждет, если не завяжут со спиртным. Процентов 80 из тех, кого привлекаем к ответственности, понимают, что вступили на кривую дорогу, но самостоятельно справиться с ситуацией не в силах. Около 20 процентов — неисправимые алкоголики и правонарушители, прямой путь которых в ЛТП.

Быховчанка Мария по этой классификации относилась, скорее, к тем, кто свою проблему осознавал. Но бытовые ссоры, которые становились достоянием общественности, и милиции в том числе, приблизили ее к категории неисправимых. После официального предупреждения явно светил ЛТП. Такая перспектива испугала, и Мария решила изменить свою жизнь:

— Первым делом закодировалась. Подобный опыт уже второй: после первой кодировки не пила полтора года. Потом сорвалась. Возможно, так и была бы тихой пьяницей, если бы не бытовые скандалы. Сама с алкоголем распрощаться не могла, закодировалась снова. Уже два месяца ни капли. Устроилась поваром в филиал «Мокрянский», сейчас развожу обеды. Работа нравится, трезвый образ жизни тоже.

Еще одна «героиня» алкогольного романа — Елена из Холстово. Несмотря на то, что тоже устроилась на работу, завязывать не торопится. Две отсидки за воровство, почти четыре года в общей сложности, обязанное лицо… Подобные портреты, к сожалению, становятся узнаваемыми.

Заместитель начальника Быховского РОВД начальник милиции общественной безопасности Александр Архипенко подмечает, что в последнее время в районе все больше женщин отправляются в ЛТП:

— В основном это обязанные лица — те, кто по причине пьянства не выходит на работу. Только с начала года на учет к врачу-наркологу попали 6 женщин и 20 мужчин. Это первый тревожный звонок для них. Так недалеко до лечебно-трудового профилактория. К слову, только за прошлый год направили туда 54 человека. В этом уже 30 человек. Есть люди, которые попадают в ЛТП пятый раз, в семьях складываются целые династии.

Единицы после лечения становятся на путь истинный. Некоторые, по рассказам милиционеров, освобождаются, отмечаются в РОВД, доходят до ближайшего питейного заведения и уже утром снова с протоколом. Но есть и те, кто после дурмана в голове начинает мыслить трезво. В прямом смысле слова.

* Имена героев изменены по этическим причинам.

КОМПЕТЕНТНО

По статистике, на 1 июня из почти 34 тысяч преступлений в стране свыше 6 тысяч совершены в состоянии опьянения. Более 80 процентов убийств и причинений  тяжких  телесных  повреждений происходит по вине нетрезвых людей. Однако согласно оперативным цифрам наркологической службы, за пять месяцев 2018 года число находящихся под диспансерным наблюдением врача-нарколога по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилось на 3612 человек. На полторы тысячи меньше стало и злоупотребляющих алкоголем людей, за которыми наблюдают врачи в целях профилактики.

bizyk@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...