Движение свободных радикалов

На центральной площади Каира снова льется кровь. 24 человека погибли в результате столкновений между мусульманами и христианами–коптами, которые составляют около 10 процентов населения Египта. Выступления религиозного меньшинства в столице начались после того, как на самом юге страны была разрушена их церковь. Христиане обвинили в этом радикальных исламистов и власти, которые не обеспечили должной защиты храму...

На центральной площади Каира снова льется кровь. 24 человека погибли в результате столкновений между мусульманами и христианами–коптами, которые составляют около 10 процентов населения Египта. Выступления религиозного меньшинства в столице начались после того, как на самом юге страны была разрушена их церковь. Христиане обвинили в этом радикальных исламистов и власти, которые не обеспечили должной защиты храму...


Все это происходит на фоне грядущих парламентских выборов в государствах, где победила «арабская весна» (помимо Египта, это еще Тунис). Политологи с большой долей вероятности предсказывают победу исламистов. А это значит, в политике все большую роль будут играть радикально настроенные элементы...


Конечно, столкновения между мусульманами и представителями древнейшей ветви христианства случались и при Мубараке, и после его свержения. Однако в последнее время этот конфликт обострился. В марте столкновения между коптами и мусульманами на площади Тахрир привели к смерти 13 демонстрантов. В мае в результате нападений на коптские церкви в Египте погибли 12 человек.


Переходный период — а новая власть в Египте до сих пор не сформирована — это всегда время относительного безвластия. Защищать коптов и их церкви просто некому, что рождает соответствующую реакцию.


Примечательно, что копты шли маршем не к зданию правительства или генштабу, где было бы естественно искать поддержку, а к революционной площади Тахрир и к зданию телецентра, где они планировали устроить сидячую забастовку. Однако, по их словам, на участников марша напали неизвестные в гражданской одежде, что и спровоцировало кровопролитие. Чтобы утихомирить население, премьер–министр Египта Эссам Шараф вынужден был ввести в Каире комендантский час.


Эффективность этой меры зависит от того, будет ли христианское религиозное меньшинство чувствовать себя в Египте в безопасности. Копты сейчас жалуются на дискриминацию, в частности, они критикуют закон, согласно которому для строительства церквей в Египте требуется разрешение президента. Кроме того, власти признают только переход верующих из христианства в ислам, но не наоборот. Однако надеяться на какие–то послабления в этой сфере вряд ли стоит.


В следующем месяце в Египте пройдут первые парламентские выборы после свержения Мубарака. Опросы показывают, что битва за власть в ходе выборов проявится в соперничестве не между светскими и религиозными силами, а между ортодоксальными и умеренными мусульманами. Самая мощная сила — это ранее запрещенные «Братья–мусульмане». «Их электорат — и городские низы, и сельская местность, — говорит историк, арабист, профессор Московского педагогического государственного университета Елена Галкина. — Почему «Братья–мусульмане» стали популярными, будучи до этого, по сути, под запретом? Почему существует антизападничество? Не только потому, что противопоставляют себя глобализму, но и потому, что большинство египтян не могут себе позволить жить в обществе потребления. Соответственно, гораздо лучше девушке из бедноты замотаться в паранджу, чем мучиться и мечтать о юбке»...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости