Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Дмитрий КРУТОЙ — о совершенствовании деловой среды, улучшении инвестклимата и драйверах экономического роста

Движение к заданной цели

Ушедший год для экономики страны выдался вполне удачным. На внешних рынках сложилась неплохая конъюнктура для наших товаров, прилично нарастила объемы производства промышленность, увеличился экспорт, выросли доходы населения, оживились частный бизнес и сфера услуг. Хорошие и макроэкономиче-ские показатели. Очень важно закрепить достигнутые успехи, превратить их в устойчивые тренды. Задача не самая простая, учитывая множество неблагоприятных и до конца не предсказуемых внешних факторов. О ключевых проблемах и путях преодоления экономических вызовов «Рэспубліке» рассказал министр экономики Дмитрий Крутой.

• Бизнес — драйвер развития


— Дмитрий Николаевич, малый и средний бизнес должен стать одним из драйверов развития экономики. Какие факторы влияют на активность предпринимательства в целом и какое место среди них занимают льготы и преференциальные режимы?

— Малый и средний бизнес уже сегодня занимает серьезную долю в экономике: формирует более четверти валовой добавленной стоимости, треть налоговых поступлений в бюджет, создает около трети рабочих мест. Поэтому МСБ однозначно один из драйверов роста экономики. Ведь, как говорил Президент, стабильные, предсказуемые и комфортные условия ведения бизнеса должны стать национальным брендом. Первый из главных факторов развития деловой инициативы — совершенствование правовых институтов, регулирующих деловую среду. Над этим целенаправленно и работали в последние годы, постоянно упрощая условия ведения бизнеса. Имею в виду не отраслевые или сегментарные льготы, а общие условия. Только комплексным совершенствованием деловой среды можно увеличить качественный вклад малого и среднего бизнеса в экономику страны.

Непосредственно льготы сложно рассматривать как фактор активизации предпринимательства. Порой от бизнеса поступают предложения по расширению тех или иных преференций или введению новых. Но необходимо понимать: одни сектора экономики или бизнеса выигрывают от льгот за счет других компаний или сегментов. Для экономики в целом такой подход — игра с нулевым итогом. По своей природе льготы антагонистичны простым и равным условиям ведения бизнеса. Тем не менее в качестве точечного, развивающего инструмента государственной политики преференции могут быть эффективны и необходимы. Но каждая льгота должна решать конкретную специальную задачу. Например, социальную. Или стратегическую, отдача от которой объективно ожидается в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Например, Декрет № 6 решает ряд социальных задач. Одна из них — переместить акцент концентрации деловой активности, капитала, новых рабочих мест из столицы и крупных городов в малые населенные пункты и сельскую местность. Набор льгот неоднократно изменялся, как и число их получателей. На пике активности это были десятки тысяч вновь созданных организаций. Не надо питать иллюзий, что только благодаря преференциям массово будут появляться качественные предпринимательские проекты на периферии. Но они способны повлиять на планы развития городских и столичных бизнесменов, готовых к расширению своих компаний, привлечь их внимание к регионам.

Аналогичная задача решается специальным преференциальным режимом для торговли и услуг в сельской местности юго-восточных регионов Могилевской области. Несколько иная, но также глубокая социальная задача лежит в основе специальных условий хозяйствования для так называемых самозанятых — граждан, которые не являются предпринимателями, но уплачивают единый налог.

Примеры решения стратегических задач — Парк высоких технологий и индустриальный парк «Великий камень», предназначение которых — выступать площадками для создания новых высокотехнологичных отраслей и производств и повышать общий уровень конкурентоспособности нашей экономики. И мы констатируем, что вклад компаний-резидентов того же ПВТ в экономику постоянно растет.

Еще один важнейший фактор для развития малого и среднего бизнеса — доступность финансирования. Правительство уделяет много внимания формированию ресурсной базы и удобных инструментов для стимулирования инвестиций МСБ. Также тесно сотрудничаем с ключевыми международными финансовыми организациями, которые выделяют кредитные линии белорусским банкам-партнерам специально для финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства.

Один из последних примеров — кредитные линии Европейского инвестиционного банка, которые привлекли наши ОАО «Белагропромбанк» и ОАО «АСБ Беларусбанк». В прошлом году подписано соглашение с ЕС о финансировании двух программ, направленных на поддержку МСБ. Это программа Европейского банка реконструкции и развития по консультативной поддержке МСБ и проект ПРООН «Поддержка экономического развития на местном уровне в Республике Беларусь».

Словом, деньги для финансирования малого и среднего предпринимательства сегодня в стране есть. Однако это не снимает актуальности создания фонда, который мог бы выступать гарантом возврата заемных ресурсов, что особенно актуально для начинающего бизнеса. Вопрос активно обсуждался с предпринимательским сообществом. Разработан проект документа, который предусматривает формирование и функционирование гарантийных инструментов на базе Белорусского фонда финансовой поддержки предпринимателей. Сейчас  он  проходит  процедуру  согласования.

• За место в рейтинге


— Одна из амбициозных задач страны — войти в первую тридцатку рейтинга Doing Business. Однако существует еще достаточно много рейтингов, по которым международные инвесторы оценивают деловой климат в различных странах и регионах. По вашему мнению, в какие рейтинги целесообразно попасть Беларуси и насколько это улучшит инвестиционный потенциал страны?

— В мире много различных рейтингов. Но далеко не все из них беспристрастные, нетенденциозные, с серьезной методологией и добросовестным подходом. Нам полезны только такие рейтинги. Во-первых, их результаты позволяют Правительству выявить слабые места, направления, по которым целесообразно предпринять дополнительные усилия. Во-вторых, именно такие рейтинги являются легитимными для важных контрагентов — иностранных инвесторов и торговых партнеров.

Например, нам интересен индекс глобальной конкурентоспособности, который формируется Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) на основе 12 контрольных показателей: качество институтов в стране, развитие инфраструктуры, уровень образования, здравоохранения, макроэкономическая ситуация, состояние финансовых рынков, эффективность рынка товаров и услуг, уровень конкуренции компаний, инновационный потенциал и ряд других. Данные для этого рейтинга в большей степени базируются на опросе руководителей компаний, в меньшей степени используются общедоступные статистические источники. ВЭФ уже начал отбор партнерских организаций для проведения опросов менеджеров в нашей стране. Если этот процесс завершится в ближайшее время, то нашу страну могут официально включить в индекс глобальной конкурентоспособности 2020 года.

Второй интересный для нас рейтинг — индекс человеческого капитала. Его запустил в прошлом году Всемирный банк, чтобы отразить количественную оценку вклада здравоохранения и образования в производительность труда и уровень доходов следующего поколения граждан. Пока методика проходит апробацию, но полагаю, что в перспективе этот индекс станет значимым индикатором уровня человеческого потенциала в стране. А он, в свою очередь, отражает инвестиционную привлекательность страны. Особенно в высокотехнологичных секторах. Да и в целом именно человеческий капитал является базисом для долговременного устойчивого социально-экономического развития любой страны. Поэтому нам интересно участвовать в новом рейтинге Всемирного банка. Тем более что у страны хорошие позиции в индексе человеческого развития ООН.

Создание благоприятной бизнес-среды в Беларуси будет приоритетом в госполитике. Открытие Всемирной недели предпринимательства.

• О доходах и расходах


— Уровень жизни в стране традиционно принято связывать со средней заработной платой. Эти вопросы, как всем известно, находятся на постоянном контроле Президента. Однако у нас развивается бизнес, более 200 тысяч ИП, растет количество ремесленников и самозанятых. Насколько доходы от предпринимательской деятельности, а также накоплений — депозиты, ценные бумаги, недвижимость — влияют на благосостояние населения?

— Пока средняя заработная плата является ключевым показателем благосостояния населения, так как в структуре доходов оплата труда в последние годы занимает 62—65 процентов. В свою очередь, от нее зависят размеры пенсий, пособий и других выплат. На долю этих позиций — оплаты труда и социальных трансфертов — приходится 87 процентов доходов населения. А на доходы от предпринимательской деятельности — только 8 процентов. Хотя надо признать: в абсолютном выражении они выросли на 10,3 процента. На первый взгляд, доходы от бизнеса не являются ключевыми, но, по данным выборочного обследования Белстата, не по найму работают менее 5 процентов занятых в экономике. Это владельцы собственного бизнеса или самозанятые.

Сохранение роста денежных доходов населения и их покупательной способности и впредь будет оставаться одним из главных направлений проводимой государством социально-экономической политики. В то же время этот рост должен быть обусловлен повышением эффективности хозяйствования и производительности труда, как обращал внимание Президент. Развитие частной инициативы — важнейший шаг в этом направлении. Планируется, что по мере совершенствования деловой среды в структуре доходов населения будет увеличиваться доля поступлений от предпринимательской деятельности.

— Часто ведутся споры, что является первичным: высокая заработная плата или производительность труда. По вашему мнению, можно ли в некоторых случаях рассматривать опережающий рост заработной платы над производительностью труда как инвестиции в человеческий капитал?

— Зарплата — важнейший фактор стимулирования трудовой активности. В целях экономического анализа ее логично сопоставлять с производительностью труда как отражение результативности и эффективности производства. Взаимосвязь между ними влияет на совокупные макроэкономические показатели. Иногда в переходных экономиках допускаются опережающие темпы роста заработной платы по сравнению с производительностью труда, чтобы поддержать приемлемый уровень жизни населения. Однако такой подход может использоваться только в краткосрочном периоде.

Но длительное опережающее повышение заработной платы по сравнению с ростом производительности труда может приводить к раскручиванию инфляционно-девальвационной спирали, увеличению отрицательного сальдо во внешней торговле за счет роста импорта и другим негативным последствиям для экономики. И тогда растущие цены съедают всю прибавку к зарплате и люди не ощущают реального роста благосостояния. Поэтому устойчивый рост зарплаты при невысоких темпах инфляции возможен только в тесной увязке с производительностью труда.

В 2015—2016 годах вслед за негативными явлениями в экономике снижалась и средняя заработная плата — на 2,3 и 3,8 процента соответственно. Всем пришлось затянуть пояса, но это позволило удержать тенденцию по снижению роста потребительских цен — с 16,2 процента в 2014 году до 10,6 в 2016-м и 4,6 процента в 2017-м. Началось восстановление экономики — стала расти и реальная заработная плата: в 2017 году — на 7,5 процента, за 10 месяцев 2018-го — на 12,3 процента. Причем на фоне самой низкой инфляции за суверенную историю нашей страны.

Что касается опережающего роста зарплаты над производительностью труда с точки зрения инвестиций в человеческий капитал, то действия в этом направлении должны быть крайне ответственными, чтобы не разбалансировать экономику. Не стоит забывать и социальную составляющую, которая все больше влияет на развитие общества и экономики. Особенно в долгосрочном периоде. Вот почему наравне с материальным стимулированием высококвалифицированных специалистов необходимо избегать чрезмерного расслоения общества. Поэтому наша политика в области оплаты труда ориентируется на необходимость поддержки низкооплачиваемых работников через своевременный пересмотр размеров минимальной заработной платы и тарифной ставки первого разряда.

• У государства — роль ключевая


— В последние годы очень активно обсуждались проблемы создания в стране новых управленческих структур для более эффективного развития бизнеса: кластеров, систем кооперации, других структур. Но прорывных подвижек по этим направлениям пока не произошло. В том числе из-за низкой пока способности бизнеса к самоорганизации. По вашему мнению, какова роль государства во внедрении новых организационных технологий в сфере предпринимательства?

— На мой взгляд, роль государства — ключевая. Как правило, малый бизнес, особенно на начальных стадиях своего развития, стремится не к объединению, а к обособлению. Все пытаются найти уникальный товар, услугу или нишу на рынке и заработать. В принципе, законное желание. Но не стоит забывать, что «запас хода» у стартапа небольшой, а кооперация на определенном этапе становится источником второго дыхания. Но такой подход требует смены парадигмы: предпринимателям нужно разглядеть в других бизнесах не исключительно конкурентов, а компании, в сотрудничестве с которыми можно достигнуть взаимовыгодной синергии. И роль государства — сформировать перспективную бизнес-культуру, среду, обучить, подсказать.

Так, с 2015 года Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей поэтапно внедряет механизмы, способствующие развитию кооперационных связей между промышленным сектором и малыми предприятиями. Запустили площадку производственной кооперации на своем сайте, ведут информационные базы об имеющихся производственных возможностях МСП, проводят контактно-кооперационные биржи, ежегодно — биржи субконтрактации в рамках Белорусского промышленного форума. И надо сказать, что предприниматели демонстрируют все возрастающий интерес к этим инструментам. Это — пример формирования среды.

Что касается кластеров, сейчас реализуется проект «Внедрение кластерной системы в Беларуси». Основная цель — обучающая: организуются семинары, предприниматели проходят стажировку за границей, проводится анкетирование, чтобы вычленить регионы, в которых есть предпосылки для формирования кластеров. В рамках проекта будут отобраны регионы и отрасли, в которых целесообразно реализовывать пилотные кластеры. Как промежуточный результат — на сегодня уже 7 групп субъектов хозяйствования заявили о своем решении создавать инновационно-промышленные кластеры.

Вопросы о развитии малого и среднего предпринимательства — одни из самых популярных.


— Сейчас проводится активная работа над новым инвестиционным законодательством. Какие изменения необходимо внедрить, чтобы улучшить инвестиционный климат и привлечь зарубежные капиталы? Способно ли эту задачу решить внедрение принципов и элементов английского права?

— Действительно, в настоящее время ведется комплексная работа по совершенствованию действующего инвестиционного законодательства, созданию благоприятных условий для привлечения инвестиций в экономику страны с учетом интересов как национальных, так и иностранных инвесторов. Эту работу Правительство проводит, реализуя прямые указания Президента. В высокой степени готовности находятся прогрессивные изменения в законы «Об инвестициях», «О приватизации государственного имущества» и «О хозяйственных обществах».

Изменения в законы «Об инвестициях» и «О приватизации государственного имущества» коснутся вопросов предоставления инвесторам компенсаций стоимости изъятого имущества, являющегося инвестициями; установления необратимости приватизации и сокращения срока исковой давности по приватизационным сделкам с 10 до 3 лет. Это закрепление дополнительных законодательных гарантий добросовестным инвесторам при осуществлении инвестиций.

Изменения в Закон «О хозяйственных обществах» предполагают исключение ограничения на участие хозяйственного общества с одним участником в другом таком же обществе (что особенно актуально для иностранных инвесторов); введение механизма, позволяющего конвертировать долги хозяйственных обществ в доли (акции), и другое.

Помимо этого, продолжается работа по корректировке Декрета № 10, регулирующего вопросы реализации инвестиционных договоров, заключенных с Республикой Беларусь. В рамках указанной корректировки предлагается снизить нагрузку на инвестора в период реализации инвестиционных проектов и в первую очередь отказаться от применения к инвестору мер, влияющих на его финансовую стабильность.

Сегодня необходимость применения в национальном законодательстве институтов английского права обусловлена стандартами международной инвестиционной деятельности. Английское право широко применяется во многих мировых финансовых центрах — Лондоне, Нью-Йорке, Дубае, Сингапуре.

И основная часть иностранных инвесторов предпочитает работать в рамках английского права, так как эта правовая система является для них привычной и понятной. У нас нормы английского права доступны при реализации механизма инвестиционных договоров, а также при осуществлении деятельности резидентами ПВТ.

volchkov@sb.by

Фото БЕЛТА

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.5
Загрузка...