Сельская газета

Две мои родины

ТРУДНО вспомнить, когда был так эмоционален, как в тот момент. Мой торжествующий вопль мог быть услышан не только женой, но и многими жителями многоквартирного дома.

— Скорей сюда! — выдал чуть ли не на всю силу легких. — Показывают алтайское село Соколово.

— Ну и что? Чего вдруг такая спешка... Мало ли их каждый день на телеэкране мелькает.

В тот миг жена напрочь забыла: в моем паспорте именно оно обозначено как место рождения. Но фактически первый раз в жизни появился шанс хотя бы на несколько минут увидеть его. Тем более в качестве социального объекта, заинтересовавшего журналистов.

Через минуту-другую ощутил, что даже положительные эмоции едва ли стоит разгонять до предельных скоростей. Куда как полезнее успокоиться и подумать... А уже подумав, решил: наверняка мои номинальные земляки оставили географический автограф в интернете. Мол, хоть глазком глянуть. Ведь что может помнить человек, которого увезли оттуда в неполных два года.

А тут еще (о, чудо!) передача «Прямой эфир» довела ситуацию чуть ли не до парадоксальной. Все равно как два снаряда в одну воронку попали. Речь шла о семейных проблемах женщины опять-таки из моего алтайского Соколово, административного центра муниципального образования.

Тут уже и вовсе не оставалось сомнений в желании познакомиться с родными местами. И вот оно, виртуальное свидание со стартовой площадкой в огромный мир. Той, что оставила в памяти хоть и смутный, но первый эпизод.

Холмистая местность, какая-то повозка, я в ней рядом с каким-то большим человеком. Позже, в результате коллективных воспоминаний, оказалось — дедушка. Папа в это время воевал.

...Немало сюжетов пересмотрел. Еще больше — фотографий. Соколовцы оказались щедрыми на внимание к себе, своей жизни. Подробными, обстоятельными... Поглядел и словно сам побывал рядом с выпускниками на их прощальном школьном вечере, на проводах зимы и лета, праздновании 320-летия села.

Вот и получается: богатый я человек — у меня две родины. Та, где родился. И та, где вырос. Обе по-своему дороги. Одна — ностальгической памятью. Другая — реально прожитой в ней жизнью. Почва, корни, связи, отношения... Но появились-то они, корешки, там, под далеким Бийском.

Вдруг со всей очевидностью понял: в таких основополагающих вещах важна каждая деталь.

Например, такая. Когда едешь домой со стороны Бобруйска по так называемому вильчанскому направлению, то уже за несколько километров до этой деревни виделось большое дерево. Какое? Даже никогда не пробовал ответить себе на этот вопрос. Оно могло быть любым. Береза, тополь, кипарис, баобаб... Главное, не классификация пород, а совсем в другом. Зачем конкретизировать символы? А оно им и было.

Раз показалось на горизонте, значит, родина близка и ты почти дома. Вроде уже и дышится как-то по-другому.

Теперь дерева нет. Увы, и у них своя жизнь, свой срок. Но даже оставшийся после него сквозняк пространства цепляет в памяти эпизоды, связанные с ним. И это тоже родина, тоже отечество под названием «землячество».

Раньше, в молодости, все такие душевные нюансы не очень-то замечаешь. Какие-то важные для себя вещи узнаешь и понимаешь уже несколько позже. Может, и правда — всему свое время.

Не уверен, что уже слетаю на Алтай. Связаться же каким-то образом, наверное, попробую. И человеческий, и профессиональный соблазн есть. И это как-то заряжает энергией. Грустно жить так далеко от первой родины, но радостно осознавать, что она есть. Что заявляет о себе таким оригинальным образом.

Кстати, в контексте темы вполне уместно, на мой взгляд, прозвучит и такой факт. Жена родилась в Грузии, городе Гори. Своим визитом туда тоже не отметилась. И все же, когда в тех или иных телесюжетах речь заходит об этой стране, внимание ее становится более заинтересованным.

Разве это не о родине, не о первоисточниках?

г. Глуск

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...