Источник: Союзное вече
Союзное вече

Две лимонки супостатам к чаю

Фото из личного архива
Ветеран Великой Отечественной войны Валентин Сорвин вспоминает о ключевых боях на Карельском и других фронтах, о белорусском разведчике Борисе Вайсе и о том, как смекалка спасала жизни.

Валентин Дмитриевич – давний читатель «Союзного вече». Пару лет назад он прочитал на страницах «СВ» воспоминания председателя Союза ветеранов Самары Ивана Тенькова о том, как форсировали реку Свирь. Знакомые места. Валентин Сорвин тоже воевал на Карельском фронте. Прошел всю войну. В марте 1945-го был тяжело ранен и до конца победного года пролежал в госпиталях. Ему тоже есть что рассказать о войне и Победе.

Тяжело в учении – легко в бою


Валентин родился в 1925 году в Саратове. Когда началась война, жил уже в Москве. После школы работал на оборонном предприятии, химзаводе, и у него была «бронь» (власти «бронировали» специалистов для работы на военных заводах, освобождая от мобилизации. – Прим. ред.). Очень переживал, что не успеют призвать в армию – фашистов неужто разобьют без него! Но в 1943-м

повестка на фронт все же пришла. На законную отсрочку наплевал – пошел воевать.

На сборах выучился на десантника, минометчика.

– Прыгали с парашютом, тренировались форсировать водные преграды, делать марш-броски по 25–30 километров с полной выкладкой, – рассказывает ветеран. – К реальному бою были готовы и физически, и морально. В итоге попали на Карельский фронт.

Четвертый сталинский удар


Первое большое сражение забыть невозможно. 10 июня 1944 года началась Выборгская операция. По задумке Сталина, летнее наступление должно было помешать немцам перебросить войска из Прибалтики на запад и ликвидировать угрозу со стороны Финляндии Ленинграду и важным коммуникациям. Командование Красной Армии надеялось вынудить финнов выйти из войны, освободить Выборг и Петрозаводск.

Сражение получило название Четвертый сталинский удар. На Карельском перешейке нашим войскам противостояли около 100 тысяч финских солдат, 960 орудий и минометов, 250 самолетов и 110 танков. За три года финны создали мощную оборонительную систему – на сотню километров вглубь территории.

Санитарка перевязывает раненого солдата в самый разгар боя.
Фото ТАСС

С нашей стороны сражались войска Ленинградского фронта под командованием генерала армии (впоследствии маршала) CCCР Леонида Говорова, на Свирско-Петрозаводском направлении – войска Карельского фронта под командованием генерала, впоследствии маршала СССР Кирилла Мерецкова. Помогали с Балтийского флота, Ладожской и Онежской флотилий.

«В меня попал, а я не падаю!»


Наступление на реке Свирь началось 21 июня с авиаударов по финским укреплениям. В операции участвовали почти 300 штурмовиков, 265 бомбардировщиков, 158 истребителей. Самолетовылетов за день – 1100. Обстрел длился 3 часа 32 минуты. Потом скажут, что это была самая продолжительная артподготовка за всю историю Второй мировой.

– Казалось, полкилометра берега, откуда стреляли финны, сровняли с землей, – вспоминает Валентин Сорвин. – Но командование все же решило выявить уцелевшие огневые точки и применило военную хитрость – перед форсированием реки пустило ложный десант. Шестнадцать добровольцев толкали плоты с чучелами, одетыми в форму красноармейцев. Огневые точки врага начали стрелять и были тут же уничтожены нашей артиллерией. Ни один доброволец не погиб – все 16 стали Героями Советского Союза.

После форсирования Свири наш батальон оказался на левом фланге дивизии. Идем лесом, а нас то автоматчики обстреляют, то снайперы с верхушек деревьев. Откуда пуля летит, не видно. Слышно только, как после выстрела кто-то падает, кто-то зовет санитаров. Под огнем добрались до просеки и уперлись в колючую проволоку. Командир послал бойца сделать проход, но его через секунду подстрелили. И второго тоже. Пошли в обход.

Наконец отдых. Привалился к пенечку на полянке, напротив командир второго расчета младший сержант Ситник. Вдруг какая-то фигура в маскхалате из автомата стреляет в нашего бойца. Крик: «Что ты делаешь, здесь свои!» В ответ – короткая очередь. Хорошо, что перед боем я в каждый карман положил по лимонке – супостатам, так сказать, к чаю. Выхватил гранату и бросил в финна. А ведь убойная сила осколков – до двухсот метров. Ору всем: «Ложись!» После взрыва началась рукопашная. Вдруг из-за дерева выбежал автоматчик. Прошил очередью моего соседа справа, затем меня. Пули отлетали, как горох. Он сначала дальше побежал, но оглянулся и остолбенел: в меня ведь попал, а я не падаю! Тут я не растерялся: дал ему стволом по каске. Потом понял, что финна так удивило: он стрелял в грудь, а меня спас стальной панцирь – их минометчикам выдавали. Сержанту пуля только плечо зацепила.

Четвертый сталинский удар разгромил финскую армию.

  ДОСЬЕ «СВ» 

Валентин Сорвин закончил войну гвардии сержантом в 19-й гвардейской воздушно-десантной бригаде, переформированной в 299-й гвардейский стрелковый полк 98-й гвардейской Свирской стрелковой дивизии, ныне воздушно-десантной. В 1951 году окончил МГИМО (юрист-международник). В 1956-м женился. Воспитал сына – чернобыльца-добровольца. Награжден орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За трудовую доблесть». Автор многих научных работ, составитель сборника воспоминаний ветеранов «Легенды гвардейской Свирской». Почетный гражданин города Олонца. Живет в Москве.

Как разведчик из Беларуси два «Тигра» подбил


На фронте никто не обращал внимания на нацио-нальность однополчан. Главное, чтобы боец храбро служил общему делу. Но Валентин Сорвин не мог не запомнить разведчика Бориса Вайса из Беларуси и его подвиг.

– Однажды в Венгрии наш батальон попал под обстрел немецких орудий. Командир подозвал Бориса Вайса и приказал уничтожить пушку, которая мешает продвижению. Разведчики, в числе которых был и казах Курмантай Бакбергенов, подобрались к ней и забросали расчет гранатами. Хотели возвращаться, но увидели, что три немецких «Тигра» идут на наши позиции. Борис крикнул: «Снаряды давай!» А сам понятия не имеет, как немецкой пушкой управлять. Наугад затвор открыл, прицелился, пальнул. Попал! Второй танк тоже успел подбить. А третий шарахнул по ним – хорошо, в орудие попал. Взрывной волной парней раскидало в разные стороны.

Сорвин, Вайс и Бакбергенов через 30 лет после Победы встретились в Москве. В начале 1960-х был создан один из первых Советов ветеранов. 9 Мая однополчане съезжались в Москву со всего Советского Союза. А раз в пять лет – встречались в освобожденном ими в 1944 году городе Лодейное Поле.

– В первое время нас там предупреждали: разместим не более 400 человек. А в 2014 году приехало только четверо, – вздыхает Валентин Дмитриевич, – и Борис Вайс в их числе. За подбитые танки и спасение сотен жизней его наградили орденом Красного Знамени.

Десантники мы или… сыры голландские?


Русская смекалка не раз спасала бойцов в катастрофической ситуации.

На подступах к городу Олонцу батальон гвардейцев в атаке неожиданно уперся в ряды колючей проволоки на открытом пространстве, обстреливаемом со всех сторон. От неожиданности и безысходности все бойцы шеренгами залегли на землю. И вдруг...

– Гвардейцы! – раздался голос комсорга роты Афанасия Колосова. – Перед кем лежим? Десантники  мы или… сыры голландские? Приготовить плащ-палатки! Делаем мостики через колючку! За мной! Вперед!

Гениальное и простое решение обещало жизнь, победу... С особой силой надежды и ярости прозвучало: «Ура-а-а!»

В считанные секунды Колосов подбежал к проволочному заграждению и набросил плащ-палатку, перекрыв все три ряда колючки. За ним туда же – еще несколько плащ-палаток. Афанасий первым быстро перебежал по этому «мостику». Но, едва спрыгнув, напоролся на противопехотную мину. Взрывом ему оторвало ступни. Сделав несколько таких мостиков, лавина наших бойцов одолела препятствие и через 50–80 метров ворвалась в траншеи врага, по пути успев бросить в них гранаты. Колосова быстро затащили за укрытие, сделали перевязку. А в траншеях уже кипел жестокий ближний бой...

Наталья ДОЛГУШИНА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?