Народная газета

Две большие розницы

Кому достается место на полке?

Оборотная сторона гипермаркетов пока остается в тени общественного внимания. Акции, скидки, низкие цены, огромный ассортимент, розыгрыши призов — это то, что освещается рекламными прожекторами. Но откуда всё это берется, какой ценой достигается относительно дешевое изобилие? Казалось бы, рядовому покупателю с нагруженной тележкой мало должно быть дела до маркетинговых перипетий. Однако вспыхивающие время от времени скандалы между наступающими гипермаркетами и сдающими позиции маленькими магазинами — повод задуматься: куда идет торговля, какова мировая тенденция и всегда ли покупатель будет оставаться в выигрыше? 


 Скидки берутся навскидку 

Надеть шапочку, халат и бахилы, руки обработать специальным обеззараживающим средством — только после этого можно зайти в цех упаковки питьевой воды Минского завода безалкогольных напитков. Здесь светло и чисто, шумно работает новенькая производственная линия. Мощность — 2 тысячи бутылок в час. Хорошее подспорье импортозамещению. Но сейчас оборудование загружено не полностью: в этом году МЗБН прекратил отгрузки в три торговые сети.

Оказывается, договориться о поставках сетевикам — сегодня задача не из легких. Даже если речь идет о ходовом товаре и раскрученных брендах: “пострадала”, например, “Минская-4”, которая на рынке уже 40 лет. Проблемы начались около двух лет назад, рассказывает директор дочернего предприятия ООО “Оптимарк” (эксклюзивный дистрибьютор МЗБН) Валерий Буснюк:

— Еще 5—7 лет назад предприятие предоставляло скидки только оптовым структурам. Но затем стали активно развиваться торговые сети. У нас они внедрили опыт, отработанный за рубежом: бонусы и скидки от производителей. Мы вынуждены на каждом этапе переговоров “покупать” себе место на полке. 

Валерий Буснюк говорит, что преференции получают почти все национальные сети — за редким исключением, и практически половина региональных. Свою выгоду забирают по-разному. Самый простой вариант — скидки от прейскурантной цены. Если речь идет о 5%, здесь еще можно вести диалог, но 30% — а бывает и такое — явно перебор. Председатель наблюдательного совета, начальник финансово-экономического отдела завода Ирина Рахманова объясняет:

— Чтобы дать такую скидку, рентабельность должна быть около 38—40%. То есть мы должны заложить такую прибыль. С торговой сетью, которой мы ее предоставим, мы выйдем в ноль, но если говорить о традиционной рознице, мы тем самым значительно повысим цену для конечного потребителя, ведь прейскурант должен быть единым для всех. 

Тем временем до конечного покупателя скидка производителя доходит далеко не всегда — размер торговой наценки не регулируется. Валерий Буснюк рассказывает, как происходит общение с некоторыми ретейлерами:

— Мы часто слышим: “В этом году вам даем столько-то места на полке. Нам нужна отсрочка платежа 60 дней и следующие позиции”. Дальше — торг. Мы можем предложить лучшие условия и получить еще 10—15 сантиметров полки? Берем. Не можем — остаемся с тем, что могли дать. Ассортимент снижается, продажи падают. И уже при следующем переговорном процессе нам говорят: “Ваши продажи упали. Мы урезаем ваше место на полке в 2 раза”. Хотите вернуть — заплатите в два раза больше. И эта гонка бесконечна. 

В этом году предприятие отказалось от сотрудничества с одной крупной сетью. Это было нелегкое решение, но иного пути не было, говорит директор предприятия Анатолий Артюховский:

— Если бы мы не прекратили отгрузки 1 июня и продолжали работать в таком же экономическом режиме, то по году получили бы убыток 1,2 млн евро. 

Анатолий Артюховский приводит цифры: если два года назад мощности предприятия были загружены на 80—85%, а в сезон — на все 100%, то сейчас — на 50%: 

— Оборачиваемость нашего товара в сезон — две недели. Вне сезона — месяц. Это с запасом. Но сроки оплат — 60 дней и более. Выходит, некоторые магазины получают бесплатное кредитование за счет производителя. А ведь нам тоже нужны средства и на закупку сырья, и на зарплату и так далее. Нам их бесплатно не дают.

На предприятии соглашаются: инвестиции в торговлю могут быть, но в ограниченных объемах. В России, к примеру, поощрение ретейлерам ограничено 5%. Это подъемный вариант, а главное, стабильный: поставщики могут планировать свою деятельность, примерно зная, чего им ждать от контрактов на следующий год. Решать вопрос нужно и с отсрочкой платежа: наказание за нарушение нормы должно быть предусмотрено законом — к примеру, в виде штрафов, которые уплачивались бы в бюджет. 

Нынешней ситуацией на заводе обеспокоены все. Главный технолог предприятия Ольга Васильцова рисует такую перспективу:

— Уже сейчас мы наблюдаем, как дешевый, но низкокачественный импорт постепенно вытесняет отечественные продукты из розницы. Если с этим ничего не делать, в перспективе вы не найдете в торговых залах природную воду, хорошие соки, напитки с натуральными ингредиентами. В итоге потребителя просто лишат права выбора.
Фото Рейтер

Гипермаркеты раскидывают сети

В Евросоюзе, в частности в Польше, принято строить не более 1 гипермаркета на 200 тысяч населения, причем “крупнотоннажные” магазины располагаются в основном за пределами кольцевой. У нас же для пресловутого рынка отечественного ретейла ограничений почти не существует. В Минске уже более 10 лет в строительство торговых объектов вкладываются зарубежные инвестиции — Россия, Великобритания, Литва и другие. И это положительный факт, что деньги идут к нам. Но есть и другой момент. Почти 20% своих доходов наши граждане отдают иностранному торговому капиталу, говорит руководитель Аналитического центра “Стратегия” Леонид Заико:

— Нам нужно стимулировать свой частный бизнес, иначе будем работать на иностранцев.

Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов обращает внимание еще и вот на какой факт: 

— В двухмиллионном Минске гипермаркетов более 20. И очень немногие из них расположены за кольцевой. В результате жители Минска получают экзотические до недавнего времени проблемы — транспортные пробки, загазованность. Разумным числом гипермаркетов для Минска я считаю пять, максимум — семь.

Недавно несколько наших производителей публично заявили о том, что ретейлеры при работе с ними ведут себя некорректно и действуют как монополисты. Одним из первых забил тревогу директор бобруйского “Красного пищевика” Сергей Анюховский. Суть его доводов: крупнейшая розничная сеть страны формировала наценку на зефир на уровне 60%. При том, что в процессе переговоров с бобруйчанами тот же “Евроопт” требовал скидки на этот продукт на уровне 15—20% от прейскурантной цены, приближая рентабельность производителя к нулю. Некоторые торговые организации порой платили за отпущенный товар с задержкой в 80—100 дней.

С начала года, помимо “Красного пищевика”, с жалобами в Министерство антимонопольного регулирования и торговли обращались руководители таких не связанных друг с другом продовольственных предприятий, как “Сладкая страна”, “Смак”, “Лидахлебопродукт”, Минский завод безалкогольных напитков, Толочинский овощесушильный завод, Минский завод игристых вин. 

Уже три года действует Закон “О торговле”, отменивший плату за полки. Заместитель министра антимонопольного регулирования и торговли Ирина Наркевич на недавнем совещании в МАРТ привела такие цифры:

— Если в 2015 году топ-10 сетей в продтоварах занимали около 30%, то в 2016-м — уже 40%. Мы видим, что наметился дисбаланс в цепочке “производитель — торговля — конечный потребитель”, поэтому в новых поправках в Закон “О торговле” уже в этом году предусмотрен безбарьерный вход на рынок розницы для всех.

Виктор Маргелов с сожалением говорит, что у нас как не было, так и нет четкого представления о балансе крупных сетей и небольших магазинов шаговой доступности:

— Некоторые районы Минска представляют собой своеобразные торговые олигополии, где люди выбирают продукты питания из 2—3 сетей. А количество маленьких магазинов в Минске за последние полтора года сократилось в 5 раз.

Есть и обратная сторона медали. Малые и средние производители сетуют: крупным ретейлерам их объемы и возможности неинтересны, а небольших магазинов остается все меньше. 

Виктор Маргелов основную проблему видит даже не в поведении отдельных сетей, а в системе в целом: 

— Несмотря на усилия государства, доля импортных товаров в ассортименте гипермаркетов, построенных с привлечением иностранных инвестиций, растет. В этом нет ничего удивительного. С одной стороны, есть экспансия иностранного капитала, не заинтересованного особо в развитии белорусского производителя. С другой, объективно рассуждая, наши компании не в состоянии заполнить 50 тысяч товарных позиций, которыми свободно оперируют гипермаркеты. 

К тому же зарабатываемые сетями деньги идут на бесконечное их расширение, а не на разумное поддержание экономического процесса:

— Под маркой выгодных для народа и государства проектов вытесняются конкуренты. Для начала — небольшие магазины. В результате “выколачивания” скидок из производителей снижаются их же возможности по увеличению заработной платы, модернизации.

Вот цитата из письма Толочинского консервного завода на имя министра антимонопольного регулирования и торговли:

— Полочное пространство сетей занимает в большей части продукция производителей России, Украины, Армении и других государств. Отечественные предприятия ограничены либо вообще лишены возможности размещения своей продукции на полках магазинов, либо вынуждены работать через посредников. 

В качестве аргументов в письме приводится несколько цифр. Валовой сбор картофеля на предприятии составляет 45—48 тысяч тонн. С 1 августа прошлого года по 1 июня нынешнего реализовано 25,2 тысячи тонн, из них на внутренний рынок — 2,8 тысячи тонн, остальной пошел на экспорт. В России, к примеру, наш картофель представлен широко и его брали по стопроцентной предоплате. Тем временем при доставке на внутренний рынок в ООО “Евроторг” — отсрочка платежа 30 дней, в другие сети — 7—10 дней. Входную цену диктует ретейл: “Евроторг” — 0,21—0,25 рубля, другие — 0,3—0,35 рубля. При изобилии в торговых сетях импортной соковой продукции для отечественных предприятий определена входная цена 0,68 рубля в сеть “Евроторг” (при том что цена реализации — 1,49 рубля), другие сети на сотрудничество вовсе не идут, за исключением Витебской области.

Генеральный директор ООО “Евроторг” Андрей Зубков, сопредседатель Ассоциации розничных сетей, на совещании в МАРТ на критику ответил так: 

— Возможности белорусских сетей ограничены, в том числе и ассортиментными перечнями. Мы живем в режиме постоянно проводящегося тендера, буквально на каждый товар. В сложившихся условиях предлагаем производителям активнее работать над издержками. Со своей стороны рады будем удовлетворить интересы поставщиков, но при условии, что они пройдут наше тестирование, продвинут свой товар.

Критика поставщиков на давление сетей, требующих снижать цены и не желающих работать с их товаром, для Андрея Зубкова не новость: 

— Думаю, торговля сегодня обеспечивает свой вклад в сдерживание инфляции. Если по итогам пяти месяцев 2017 года цены на продовольствие официально выросли примерно на 3%, то наша внутренняя инфляция за полугодие — в районе 1%. План на год по совокупному ассортименту у нас — нулевая инфляция. И мы поборемся за решение этой задачи, если, конечно, не будет никаких потрясений.

В поисках компромисса

Понять торговые сети можно. Покупатель голосует рублем. А значит, нужен ходовой товар по низкой цене. Где его взять, значения не имеет: кто сможет предложить лучшие условия, тот и получит место на полке. Но нам все же необходимо сохранить и собственное производство. Наши предприятия — это наш ВВП, наши рабочие места, наши зарплаты. Замещать их продукцию импортом — тупиковый путь, ведь и зарубежную продукцию в конечном счете мы покупать не сможем: будет просто не за что это делать.

Но и производители должны уйти от диктата: мол, все равно купят. Пошумим, и директивно обяжут брать все, что выпускается в стране. Когда-то, возможно, так и было бы. Только эти времена давно ушли. Торговлю обязать можно. Но как обязать покупателей? 

Осмысления требует и небывалое увеличение гипермаркетов. Напрашивается такое сравнение. Когда деревья небольшие, всем хватает солнца. Применительно к торговле — звенящих монет и шуршащих купюр покупателей. Но когда розничные гиганты растут не по дням, а по часам, то всем остальным в их тени остается только увядать и чахнуть. И вполне закономерен вопрос о необходимости четкой стратегии развития. Монополизм не приветствуется. Рынок, конечно, многое регулирует, но когда внутри него действуют четкие законы. Их несоблюдение ведет к хаосу и спаду. А сегодня главнейшая задача — идти в рост. Важны интересы всех — производителей, торговли и потребителей. Но эти интересы нельзя реализовывать за счет кого-то одного. В выигрыше должны быть все.

Как распределен розничный товарооборот?

По данным Белстата


МНЕНИЯ

Наталия Шаблинская, генеральный директор СООО “Белинтерпродукт” (торговая сеть универсамов “Рублевский”), сопредседатель Ассоциации розничных сетей:

— Сейчас много одинаковых, типовых предложений от поставщиков. За последнее время мне не довелось встречать каких-то серьезных новинок от белорусских производителей. Мы в свою очередь за покупателя можем бороться только выгодной ценой. 

Есть, к примеру, претензии Толочинского консервного завода: “Наш картофель одна из сетей не берет, делая выбор в пользу аргентинской продукции”. Сети ни в коем случае не против отечественного картофеля. Но он должен быть высокого качества, поставляться без сбоев и по хорошей цене.

В сложившейся ситуации меня особо беспокоит вопрос, связанный с перспективой административного воздействия поставщика на розницу. Сети делают ставку на быстрооборачиваемые товары. Это — основное для нас правило. Другой вопрос, что не все наши партнеры к такой работе готовы. 

В сложившихся условиях и ретейлеру, и производителю остается решать все возникающие проблемы за столом переговоров. Кстати, со всеми предприятиями, заявившими свои претензии в МАРТ, проведена работа со стороны Ассоциации розничных сетей: им направлены письма с просьбой высказать пожелания и предложения напрямую. На сегодняшний момент никаких претензий мы не слышим. 

Георгий Гриц, заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации:

— В нашей стране у населения на продукты питания в среднем уходит до 40% заработанных средств. С данным фактом следует считаться, когда мы говорим о проблемах в торговле. Последствия могут быть очень серьезными. 

У ретейлеров есть Ассоциация розничных сетей, в то время как производители до недавнего времени выступали поодиночке. Сейчас они консолидировались, но, думаю, если их позиция будет: не хотите брать наш товар, значит, не получите ничей — позитивных изменений не последует. Нужно бороться с причиной проблемы, а в данном случае она лежит в компетенции государства, в частности МАРТ. 

Нужна конкуренция. Во-первых, между торговыми сетями и магазинами шаговой доступности. Доля последних должна быть не ниже 40%. Во-вторых, конкуренция внутри торговых сетей. У нас наблюдается тенденция — розничные сети укрупняются. Но перекос в пользу одного из игроков — это плохо. Складывается ситуация, когда компания говорит: мы слишком большие, чтобы нас обанкротить. В некоторых населенных пунктах на нас приходится до 50% торгового оборота. Но такого диктата быть не должно. Здесь должен вмешаться МАРТ как регулятор. Кроме того, за рубежом можно найти немало примеров, когда доводится решение суда о демонополизации: крупного игрока делят на несколько структур. Это искусственное создание конкуренции, но мера действенная. 

Опрос

Где вы совершаете покупки?

Анастасия Бейтюк, молодая мама:

— Я предпочитаю делать покупки в интернет-магазинах. Это экономия времени. Не надо планировать свой день: можно в несколько “кликов” сделать заказ, и привезут его в удобное время.

Юрий Шарапа, предприниматель:

— У меня возле дома сразу несколько крупных магазинов. Там и закупаюсь. Это, конечно, удобно, но с гипермаркетами США или стран Евросоюза они не идут ни в какое сравнение: там действительно чувствуется конкуренция, при этом ассортимент просто огромен.

Михаил Шаранда, менеджер:

— Среди недели делаю покупки в небольшом магазине возле дома. Там есть все, что может понадобиться из базовых продуктов, — хлеб, молоко, сыр. Не нужно никуда специально ехать — а это экономия и времени, и бензина, можно пораньше вернуться домой с работы.

Татьяна Назарук, кулинарный эксперт, автор проекта “Вкусный блог”:

— Я нередко бываю на рынке. В первую очередь потому, что там у меня уже есть “свои” продавцы, я уверена в качестве их товара. К примеру, свинину покупаю в одном месте уже 6 лет, говядину — 3—4 года, есть и “свой” продавец фруктов. Еще одна причина поездок на рынок — продукты, которых не купишь в другом месте.

Александр Гусев, Валерия Гаврушева

infong@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?