«Дуст давно запрещен, а биологическое земледелие пока не узаконено»

В одной из передач по российскому ТВ запомнился такой эпизод. Показывают небольшой красный помидор. И ведущий говорит: чтобы вырастить его, расходуется столько-то минеральных удобрений, пестицидов, стимуляторов роста. Указанное количество агрохимикатов высыпается в миску — вырастает приличная горка. Далее следует фраза автора программы: «Кстати, полученная смесь взрывоопасна». Подносится спичка, вспыхивает пламя, раздается грохот! Обугленная миска пуста! Хорошая демонстрация того, что мы едим.

С тем, что уже давно пора отказаться от сплошной химизации в сельском хозяйстве, полностью согласна и директор Института микробиологии, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, доктор биологических наук Эмилия КОЛОМИЕЦ.

В одной из передач по российскому ТВ запомнился такой эпизод. Показывают небольшой красный помидор. И ведущий говорит: чтобы вырастить его, расходуется столько-то минеральных удобрений, пестицидов, стимуляторов роста. Указанное количество агрохимикатов высыпается в миску — вырастает приличная горка. Далее следует фраза автора программы: «Кстати, полученная смесь взрывоопасна». Подносится спичка, вспыхивает пламя, раздается грохот! Обугленная миска пуста! Хорошая демонстрация того, что мы едим.

По словам Эмилии Ивановны, белорусские аграрии много делают для повышения плодородия почв, стремятся обеспечить высокие урожаи, борются с вредителями и болезнями растений и животных. А как? В большинстве случаев — массовым применением средств химизации. Но практика показала: это порочный путь. Растут затраты на производство продукции, нарушается биологическое равновесие в природе, резко увеличивается загрязнение окружающей среды, есть вопросы к качеству полученного урожая. Если постоянно применять ядохимикаты для борьбы с сорняками, а сады по 12—15 раз обрабатывать химпрепаратами, то это не исчезает бесследно, а сказывается на всем, в том числе и на людях. Не случайно ведь в странах Европейского Союза, Японии, Соединенных Штатах Америки и Южной Кореи на государственном уровне поставлен вопрос о переводе агропромышленного сектора экономики на альтернативные методы и технологии ведения сельского хозяйства.

— Но этим вопросом, Эмилия Ивановна, насколько я знаю, мир официально озаботился около 40 лет назад?

—Да, в 1972 году в Версале создана Международная федерация органического земледелия, которая включила в себя 300 организаций из 60 стран мира. Задача поставлена четкая и ясная: получение высококачественной сельскохозяйственной продукции и охрана окружающей среды от загрязнения ядохимикатами.

— И что сделано за это время?

— В ближайшие годы в Европе под органическое земледелие планируется использовать до 30 процентов земель. Должна отметить, экологически ориентированное сельское хозяйство — наиболее быстрорастущий сектор в экономике, например, Австрии, Дании, Швейцарии, Англии. И, знаете, спрос на продукцию органического земледелия стремительно растет, причем потребитель готов платить за нее большие деньги.

— Да, такая продукция уже появилась в ряде магазинов Москвы, цены на нее «кусаются», но от покупателей отбоя нет. Мне рассказывали, что недавно одна немецкая фирма хотела заключить с российским поселением Благодатное договор на поставку экологически чистой продукции аж на 50 лет вперед.

— Россия планирует к 2020 году в ходе реализации стратегии развития биотехнологической отрасли сократить использование химических пестицидов и инсектицидов в 6 раз и увеличить долю сельскохозяйственных предприятий с органическим земледелием до 20 процентов.

— А чем может похвастаться ваш институт?

— Мы курируем две программы: «Новые биотехнологии» и «Промышленные биотехнологии». Они направлены на расширение ассортимента микробных препаратов, в том числе сельскохозяйственного назначения. В ходе реализации заданий мы всего за два года построили мини-завод, получили результаты, представляющие несомненную научную и практическую значимость. Буквально за последнюю пятилетку зарегистрировали 16 препаратов только для сельского хозяйства. Это микробные удобрения, средства защиты растений, препараты для животноводства, кормовые добавки. По многим показателям они не уступают зарубежным аналогам и при условии промышленного выпуска могут внести весомый вклад в решение проблемы импортозамещения.

— Эмилия Ивановна, несмотря на то, что я не являюсь специалистом в сфере биотехнологии, многие ваши разработки меня очень заинтересовали. Не могли бы остановиться на новинках подробнее?

— Если говорить о средствах защиты растений, то мне хотелось бы отметить, что эти препараты — результат совместных исследований нашего института и Института защиты растений НАН Беларуси. Первая совместная разработка направлена на создание биоинсектицида Бацитурин. Препарат обеспечивает снижение численности вредителей овощных культур и картофеля, таких как паутинный клещ, морковная листоблошка, колорадский жук.

— И на колорадского жука нашли управу?

— Бацитурин уничтожает от 82 до 96 процентов личинок колорадского жука. В сравнении с широко применяемыми для защиты картофеля химическими инсектицидами достоинство разработанного биологического аналога — выраженное последствие на популяцию колорадского жука.

— То есть снижает численность вредителей в следующем поколении?

— Совершенно верно. И в то же время препарат этот безвреден в отношении полезных насекомых. Он направленного действия и в отличие от химических препаратов не губит все живое, что попадается на пути. И на человека не оказывает никакого вредного воздействия.

Что касается биопестицида Фитопротектин, предназначенного для борьбы с грибными и бактериальными болезнями овощных культур, то он не только снижает заболеваемость, но и повышает урожайность на 20—30 процентов и способствует получению экологически чистой продукции.

Или возьмем Фрутин, который используется для защиты плодовых и ягодных культур от болезней. Он залечивает раковые раны, снижает развитие парши на листьях и плодах и способствует выходу первосортной продукции почти на 83 процента. Кстати, наша новинка превосходит лучшие зарубежные аналоги.

— А из биологических удобрений, Эмилия Ивановна, что бы вы выделили?

— Все разработанные биопрепараты значимы! Скажем, Ризобактерин помогает повысить урожайность зерновых культур на 20 процентов и снижает потребность в минеральных азотных удобрениях. Применение Гордебака позволяет производить высококачественный ячмень для пивоваренной промышленности. Очень эффективное средство для стимуляции энергии прорастания и всхожести семян сои биопрепарат Сояриз. Повышает урожайность культуры на 15—20 процентов без внесения азотных удобрений. И опять же как и биопестициды, наши биоудобрения направленного действия. Практически под каждую культуру у нас создано и зарегистрировано удобрение. Одни эффективны при выращивании зерновых, овощных культур и корнеплодов, вторые повышают урожайность льна-долгунца, третьи — пивоваренного ячменя, четвертые — галеги восточной, люцерны, клевера, пятые — сои и так далее.

Есть у нас и прекрасные препараты для животноводства. В целом мы за последнюю пятилетку реализовали продукции на 11 миллиардов рублей. Ею заинтересовались в России, Китае, Сирии.

— А в Беларуси?

— Не могу похвастаться. Пока сотрудничаем тесно только с определенными хозяйствами, руководители которых так же, как и мы, обеспокоены экологической ситуацией в стране. Например, уже около трех лет мы поставляем наши препараты в парниково-тепличный комбинат, что в столице по улице Филимонова. Защитные мероприятия на комбинате проводятся с использованием биометода, это обеспечивает высокое качество исходного продукта. Работа приносит взаимное удовлетворение и ученым, и производителям овощной продукции, и потребителю.  Разве не нужны экологически чистые продукты детским садам, школам, санаториям, больницам, да и всем жителям нашей страны, пострадавшим от аварии на ЧАЭС? Нужны! Однако если честно говорить, потребность на разработанную нами продукцию формируется очень медленно. Почему? Нет в Беларуси пока четко выраженной стратегии, направленной на биологизацию растениеводства и животноводства. Сегодня отсутствуют законодательные акты, которые ограничивали бы массовое использование химикатов при возделывании сельскохозяйственных культур. А это позволяет широко применять химические препараты, завезенные из-за рубежа.

— Моя мать признавала раньше только дуст

— Дуст давно запрещен. Но и нынешние химические препараты требуют осторожного обращения. Мне кажется, многих проблем можно избежать, если при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия создать специальный отдел, курирующий вопросы экологии сельскохозяйственного производства.  Тогда бы, наверное, биопрепараты стали более востребованными и шире внедрялись в практику.

Кстати, еще в 1992 году было принято базовое европейское законодательство, которое узаконило биологическое сельское хозяйство и прописало все нормы производства, от переработки до реализации продукции. Вслед за Европой десятки стран ввели собственное национальное законодательство о биологическом земледелии. Такое законодательство нужно и нам. И в обязательном порядке — биологическое земледелие.

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?