Народная газета

Души с ограниченными возможностями

- Мама! Смотри, какая девочка... Ужас!

Как объяснить ребенку, что люди с ограниченными возможностями такие же обычные и имеют такие же права жить, гулять и даже работать, и как не сгореть со стыда, когда дети называют Ваню “косоглазым”, а Игорька и вовсе “больным”. При этом мой младший ребенок абсолютно спокоен к этим особенностям, словно и не видит. 

В его четыре с половиной гораздо важнее, как они вместе играют и что воображают, спроси у Филиппа, как выглядит Ваня, скажет — у него такой зеленый самокат и светящиеся кроссовки. И Дашка такая же была, все началось со школы.

У нас рядом с гимназией на улице Интернациональной негде припарковаться, стоянку для большого развлекательного комплекса предусмотрели и для офисного центра тоже, даже городскую платную парковку сделали вдоль дороги, а вот место для посадки-высадки детей уже негде организовать, так что приходится приостанавливаться посреди проезжей части, некоторые родители делают это прямо на пешеходном переходе, дети несутся через школьный двор и на ходу заскакивают в автомобиль. А как еще забрать учеников начальной школы, они же сами не уходят? Это, пожалуй, отдельный разговор. И вот я звоню — выбегай, я подъезжаю, она бежит с двумя рюкзаками, спотыкается и падает. Прямо лицом на асфальт. То, что больно и зуб треснул, это оказалось половиной беды, самое тяжелое ждало ее назавтра в школе, когда близкая подруга так и сказала: “Ты теперь, Дашка, такая уродина, я на тебя смотреть боюсь”. Целый вечер я объясняла, что это не стоит того, чтобы желать себе смерти. А вы понимаете, что испытывает затравленный ребенок, в вину которому ставят его внешний недостаток? Пришлось написать об этом в родительскую группу. С детьми провели беседы, и назавтра Дашу уже все жалели и просили прощения. Ну это был разовый эффект, потому что через день они уже дразнили одноклассника “жиртрестом”. И вот я пытаюсь осилить этот вопрос и прийти к пониманию, откуда в детях весь этот фашизм? Та удивительная жестокость, которая перерастает в подростковый цинизм, а в моем детстве, мы смотрели “Дорогую Елену Сергеевну” и отмечали, что похоже на правду. Ведь это не то чтобы неприятие особенностей, а желание еще и насыпать соль на раны. И я думаю, что это все в нас, в нашем обществе, хотя мы и не говорим открыто и даже стараемся делать вид, что все понимаем и принимаем. Но, если честно сказать, — это мы, взрослые, нетерпимы, так что в тот момент, когда ребенок выходит из розового пространства детских фантазий и попадает в информационное поле взрослого мира, он считывает оттуда все как есть, и это тоже.

Я много путешествую с детьми. Это две мои страсти — дети и путешествия, когда получается все вместе увязать, — счастлива. Помню, где-то в Германии дочка сказала: “Почему у них так много инвалидов?” Пришлось объяснить ей про разницу условий жизни человека с ограниченными возможностями в разных странах. Как ни горько. Ну что, неправда? В то время как у нас прорывом считается пандус, по которому может заехать в подъезд не только паралимпиец-колясочник, но и обычный инвалид, в Германии человек без зрения занимается своей деятельностью не менее эффективно, чем любой обычный. И дети с особенностями развития у нас в классах редкость. Где они? В специализированных школах, и лишь стараниями самых упорных и активных родителей некоторым удается сесть за парту с обычными учениками. И то! 

Нам как-то всегда не до того. Слишком много своих проблем, если честно озвучить — и здоровым места мало в этом мире. Так ведь оно звучит в уме? Все эти люди с синдромом Дауна, которые сумели найти свое место в жизни, воспринимаются как диковина. Нужно ли направлять деньги на адаптацию тех, кому природа не дала выбора. Или нужно отнестись к ним как к отбракованному материалу? Тогда, скажите, кто мы? И вполне ли здоровы с таким мировоззрением?

— Ты будешь сегодня на завтрак мюсли или кашу? Ты хочешь в аквапарк или в кино? Ты наденешь брюки или юбку? Тебе нравится выбирать? А теперь, представь, что тебе еще только предстоит родиться и у тебя спрашивают — ты хотела бы родиться абсолютно здоровой или не совсем...

— Что за глупый вопрос?

— Поняла, да? В этом выбора нет. Все выбрали бы родиться здоровыми. Все! И жить до ста лет. И не болеть. И выбирать между походом в кино и аквапарком. Но не у всех есть возможность. Даже у физически здоровых людей хватает обстоятельств, которые заставляют их плохо есть и одеваться во что попало. И, знаешь, какой единственный выбор? Быть счастливым со всем тем, что тебе дано или быть несчастным человеком. И, когда ты видишь эту девочку, которой трудно идти, но она идет, ты должна понимать, что она хочет быть счастливой в этой своей единственной жизни. И, если хотя бы немножечко, самую малость можешь ей помочь — помоги. 

Как еще объяснить ребенку? А взрослому, душа которого ограничена в своей возможности сострадать и любить? И еще вопрос, какие ограничения — трагедия? По мне, так камень в сердце — самая высокая степень инвалидности.

sulimovna@rambler.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...