«Души бывших актеров бродят по Купаловскому...»

Самый знаменитый театр Беларуси — Национальный академический театр имени Янки Купалы — отметит свое 90-летие масштабной реконструкцией. Благодаря чему мы сможем увидеть, каким было его здание более века назад.

БН» заглянула туда, куда не ступает нога обычного зрителя... И узнала о местных привидениях, партизанских трофеях и... театральных суевериях.

Самый знаменитый театр Беларуси — Национальный академический театр имени Янки Купалы — отметит свое 90-летие масштабной реконструкцией. Благодаря чему мы сможем увидеть, каким было его здание более века назад.



Бомба для храма искусства

— Мы могли бы с вами сейчас разговаривать в совершенно другом здании, — говорит генеральный директор Национального академического театра имени Янки Купалы Павел ПОЛЯКОВ, — не случись чуда. Во время войны сюда упала бомба, но не разорвалась. Видно, судьбе было угодно сохранить этот чудный памятник архитектуры для потомков. Каждый раз, когда захожу в театр, не важно какой, убеждаюсь в правдивости выражения, что это — храм искусства. Здесь царит своя, ни с чем не сравнимая атмосфера: запах кулис, творческие поиски актеров... И все для того, чтобы через пару минут зрители попали в совершенно другой мир — драматурга и его героев. На сцене вы видите и оцениваете конечный продукт — постановку. Но за каждым актером стоят еще четыре-пять человек, работа которых сильно влияет на качество представления — гример, костюмер, звукорежиссер, сценограф и т. д.

— Павел Иванович, почему было принято решение не просто реконструировать здание театра, а вернуть ему первозданный вид?



— С 2004 года наш театр официально закрыт Министерством по чрезвычайным ситуациям. Здание строилось и реконструировалось очень давно. С тех пор стандарты безопасности претерпели значительные изменения. Согласно новым предписаниям, у нас должны быть намного шире проходы, старые деревянные перекрытия нужно заменить на более надежные и т. п. В этом и заключается основная причина нынешней масштабной реконструкции. Кроме того, мы поставили перед собой еще одну, не менее ответственную задачу: вернуть зданию его первоначальный облик, каким его создал в 1890 году польский архитектор Козловский. Пристройки 50—60-х годов минувшего столетия будут снесены, гардероб и санузлы опустятся на этаж ниже — под землю, а проходы станут шире. К сожалению, из-за этих изменений количество зрительских мест незначительно сократится, их станет порядка 400. Как директор театра я искренне благодарен Министерству культуры и Администрации Президента за то внимание, которое они уделяют судьбе нашего здания.

Реконструкция начнется в сентябре и займет около двух лет, поэтому новый театральный сезон мы будем встречать уже на другой площадке. 14 сентября театру Янки Купалы исполнится 90 лет. Это, конечно, не юбилей, но дата значительная. Поэтому мы запланировали цикл праздничных мероприятий. Он начался 29 апреля громкой премьерой спектакля «Немой» Алеся Адамовича, который приурочен к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Щелкаешь семечки — оставишь театр без денег

Наталья МИЦКЕВИЧ, начальник реквизиторского цеха, работает в театре без малого 28 лет. Именно она отвечает за то, с какой посуды будут сегодня есть герои спектакля и что украсит стены их жилища.

— Таких уникальных вещей, как у нас, вы больше нигде не встретите! – рассказывает Наталья Федоровна. — Нам уже давно пора создавать свой собственный музей! У каждой вещи из наших фондов — своя неповторимая история. Обратите внимание на эти часы — они «тикают» в спектакле «Павлинка» с момента ее самой первой постановки! А вот трофейный немецкий ранец, партизанская винтовка, которую мы разрядили, чтобы никто не смог ею воспользоваться по назначению. А огромную книгу 1906 года почитать не хотите? В театре все необычно. Здесь нет повседневности, а жизнь каждый день начинается заново. За это я его и люблю.

Помещение реквизиторского цеха, действительно, нечто непередаваемое. Словно ты попал в зазеркалье, где все понарошку. На стене висят бутафорские иконы, которые, если не знать, от настоящих не отличишь. С ними соседствует огромный свадебный портрет, на котором запечатлены молодыми актеры Геннадий Овсяников и Мария Зенкевич.

— Это со спектакля «Трибунал», — продолжает свою увлекательную экскурсию по недрам театра Наталья Федоровна.

— Интересно, а как пополняется ваш реквизиторский фонд?

— Большая часть осталась еще с предыдущих постановок. Но очень часто вещи приносят наши постоянные зрители. Вот недавно подарили чудный старинный деревянный чемодан, немного ранее — патефон. Это ведь настоящие вещи той прекрасной ушедшей эпохи наших бабушек и дедушек! А сколько чудных самоваров у нас имеется!

— Как у вас тут еще приведения не завелись при таком изобилии раритета!

— А они есть, как и в любом другом старом театре, — ошарашивает меня собеседница. — Как же без них! Думаю, это души наших бывших актеров, которых уже нет с нами. Они столько пережили здесь, что не могут не вернуться, пускай и в ином обличии. Бывает, ищешь какую-то вещь и долго не можешь найти. Невольно вспоминаешь человека, которому она принадлежала. И, самое странное, необходимый предмет внезапно находишь в самом удивительном месте. Словно покойный артист желал, чтобы о нем вспомнили.

Говорят, театр начинается с вешалки. Мне, как начальнику реквизиторского цеха, это выражение подходит больше всего, но я позволю себе с ним не согласиться. Купаловский театр начинается с актеров! Именно они составляют гордость и славу нашего заведения. Без их талантливой игры самые шикарные декорации будут не нужны...

— Как все творческие личности, актеры — народ суеверный...

— Это уж точно. Наши актеры никогда не будут здесь щелкать семечки, поскольку, согласно одной старинной примете, в театре тогда не будет сборов. А если у актера случайно упал листок с текстом роли, он обязательно вначале на него сядет, прежде чем продолжить репетицию. Иначе роль плохо пойдет.

Артист нынче крупный пошел...


У Ирины ЛАМАКИ, начальника костюмерного цеха, не менее ответственная должность — она одевает и обувает артистов.

— По нашим нарядам и обуви можно легко проследить моду разных веков и поколений, — рассказывает Ирина Станиславовна. — Есть даже настоящие раритеты. Недавно во время ревизии обнаружены женские туфли, на которых год выпуска — 1945-й! Нашим актерам уже больше полувека служат настоящие деревенские свитки, кожухи. Мы строго следим за соблюдением канонов сценического костюма. Если по роли необходим народный наряд, то он обязательно будет расшит вручную. Неважно, что зритель этой разницы не заметит, но актеру даже через соприкосновение с одеждой будет легче ощутить дух того времени.

— А бывает, что артист напрочь отказывается одеть тот или иной костюм?

— Актеры не любят надевать обувь после своих умерших коллег. Даже если она почти совсем новая, как правило, ее приходится списывать. К слову, за каждым актером закреплена своя пара обуви для каждого представления.

— В вашем цеху хранится столько нарядов!

— Практически для каждого спектакля шьются свои костюмы. В этом году было решено снять с репертуара 15 спектаклей. Естественно, огромное количество одежды оказалось ненужной, а хранить ее не позволяют размеры нашего помещения. Но утиль мы не практикуем — грешно. Столько трудов и денег в свое время было затрачено на них! Поэтому мы списываем костюмы с баланса на баланс. Вот недавно передали большинство списанных костюмов в районные театры и дома культуры. И люди нам благодарны, и вещи не пропали. Также мы в свое время поступили и со многими сценическими нарядами, принадлежавшими легендарным артисткам — Станюте, Макаровой. Сейчас они украшают собой экспозиции музея имени Янки Купалы.

— А что делать, если артист неожиданно изменил свои габариты?

— Если похудел, не страшно — всегда можно ушить. А вот если наоборот, тогда, конечно, сложнее. А это часто случается, когда артистка, например, уже в положении, но все еще задействована в спектакле. Вот и просим наш пошивочный цех оставлять в костюмах большие припуски, как мы шутим, на жизненные обстоятельства. А вообще, я давно по нашим нарядам подметила и без всяких исследований ученых, что молодежь значительно возмужала. Если еще пару десятилетий назад размер мужской обуви едва достигал 43, то сейчас — 44—46. Это же можно сказать о пиджаках и брюках. Артист нынче крупный пошел..

. Арина САНДОВИЧ, «БН»

НА СНИМКАХ: так будет выглядеть здание театра после реконструкции; генеральный директор Павел ПОЛЯКОВ; Наталья МИЦКЕВИЧ демонстрирует свои любимые раритеты. Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости