Душевные прогулки по полям. Елисейским

Эмманюэль Макрон по-французски изящно пытается лавировать

Недавно избранный и вступивший в должность президент Франции Эммануэль Макрон продолжает целеустремленно «добирать вес» в европейской политике с явным прицелом и на мировую. С рабочим визитом Францию посетил президент США Дональд Трамп. В программе визита были переговоры в Париже, празднование Дня взятия Бастилии, посещение могилы Наполеона, ужин на Эйфелевой башне и военный парад на Елисейских Полях. В котором участвовали и американские военные — в честь столетия вступления США в Первую мировую войну на стороне Антанты. А entente в переводе с французского — это «согласие».

Фото РЕЙТЕР.

Э.Макрон как будто даже демонстративно показывает СМИ широту своих взглядов и своеобразие позиций. Буквально перед визитом Д.Трампа французский лидер заявлял, что «Запад пошел трещинами со дня американских выборов осенью 2016 года, однако Европа по–прежнему нуждается в Соединенных Штатах». И хотя, с одной стороны, он не может закрыть глаза на то, что «США сомневаются в необходимости мультилатерализма, ООН, ВТО и международных соглашениях об изменении климата», с другой — молодой французский президент уверен: «Американцы будут частью Парижского соглашения, хочет этого (их) правительство или нет».

Некоторая «раздвоенность» Э.Макрона уже успела проявиться в отношениях, например, с Германией. Наряду с призывами «удвоить усилия ФРГ и Франции в направлении мира, прогресса и процветания», звучавшими на совместной с канцлером Германии Ангелой Меркель пресс–конференции после июньского саммита ЕС, затем Э.Макрон в интервью немецкой же медиагруппе Funke сказал: «Есть победители: к ним относится Германия, которая смогла провести реформы, но она извлекает выгоду из–за дисбалансов в еврозоне. Это нездорово, потому что не может быть устойчивым». Далее он выразился в том духе, что богатые продолжают богатеть, а конкурентоспособные лишь укрепляют и без того сильные позиции. «А нам нужна еврозона с общим бюджетом, правительством, которое распределяет бюджетные средства, и демократические контрольные механизмы, которых сегодня нет», — подытожил французский президент.

«Европа нуждается в США, мир точно так же нуждается в Европе, но в нынешнем ее виде это — незавершенный проект», — такие тезисы можно услышать от лидера Франции буквально в одном выступлении. Естественно, было весьма интересно, какие из них прозвучат по итогам его встречи с Дональдом Трампом.

Никаких подвижек в «климатическом вопросе» на переговорах не произошло. Стороны обменялись мнениями по Украине, Северной Корее, Ливии, обсудили и глобальный терроризм. А вот по проблеме сирийского урегулирования французский лидер продемонстрировал свою новую позицию: «Мы поменяли французскую доктрину в отношении Сирии. Наша принципиальная задача — искоренить террористические группы, какими бы они ни были. Уход Асада больше не является необходимым условием для Франции».

На совместной пресс–конференции оба президента также подтвердили, что «сотрудничать с Россией необходимо, несмотря на разногласия». Причем Э.Макрон добавил, что «отношения с Москвой важны в условиях нестабильности на Ближнем Востоке и роста террористической угрозы». А Д.Трамп сказал, что «сегодняшнее перемирие на юго–западе САР стало возможным благодаря контактам Вашингтона и Москвы», и еще раз отметил пользу от двусторонней встречи с В.Путиным.

Что же касается пресловутых «двух процентов ВВП на оборону», о чем американский президент с завидным постоянством не устает напоминать на всех своих встречах с европейскими лидерами, то тут Макрон сыграл, как говорится, на опережение. За день до прилета Трампа, выступая в министерстве вооруженных сил Франции с традиционным обращением к армии накануне национального праздника, он объявил, что будет принят новый закон о военной программе. «Уже в 2018 году военный бюджет Франции будет увеличен до уровня в 34,2 млрд, а к 2025 году выйдет на уровень 2% от ВВП», — пообещал Э.Макрон. До 2025 года вообще–то еще 8 лет, это два срока для американского президента и больше одного — для французского, но заявление прозвучало, и этот вопрос с повестки дня исчез.

Зато весь Париж упоенно обсуждал, в каких нарядах были первые леди — Бриджит Макрон и Мелания Трамп. А также — какими жюльенами и лобстерами их угощали. Французы не меняются: есть согласие, нет его — разговоры о женщинах и о еде вечны.

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?