Минск
+2 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

Душа и любовь Хазайра Алиева

Две тяжелые сумки пригибали женщину к земле. Хазайр хотя и торопился, однако, подхватив увесистый груз, донес его до автобусной остановки. Но не успел он выслушать благодарность, как рядом оказался милиционер:
— Ваши документы, пожалуйста!
Хазайр предъявил.
— Значит, из Беларуси, — констатировал страж порядка, листая паспорт. — Но почти сутки назад у вас истек  разрешенный срок пребывания в Азербайджане. Платите штраф!
Хазайр без лишних слов заплатил. Но поинтересовался:
— Как вы “вычислили”, что я не местный житель? Язык мой без акцента.
— Вы пожалели женщину, поднесли ее сумки. А у нас чувство помощи, сострадания в последнее время основательно подзабыто...
— В Азербайджане действительно много бедноты, несправедливости, — вспоминая последнюю поездку на этническую родину, говорит Хазайр Ахмедович. — Очень хорошо, что руководство Беларуси не допустило оголтелой приватизации, сохранило внушительный государственный сектор, и у нас нет такой разительной разницы между богатыми и бедными, как во многих других странах бывшего СССР.
После окончания Бакинского инженерно-строительного института Хазайр Алиев мог остаться в родном Азербайджане. Но он хотел честным трудом, собственными руками, головой создавать свое будущее, помогать родителям. Потому выбрал белорусский город Солигорск. Работает прорабом в фирме “Ремстроймонтаж” ПО “Беларуськалий”, в этом же коллективе, только на другой промплощадке, трудится маляром его жена Севиндж. Зарабатывают прилично. В квартире — все самое необходимое, комфорт, уют. И немножко возбужденная атмосфера — на днях Хазайр Ахмедович отметил свое 50-летие. В тесном кругу близких друзей, в котором тем не менее вместилось более трех десятков человек. Севиндж Агабековна сожалеет, что не было возможности угостить гостей их национальным блюдом — пловом, готовить который Алиевы мастера. Но они очень любят и белорусские драники, мачанку.
У Севиндж в Азербайджане остались 9 сестер, 2 брата, у Хазайра — 4 брата, 2 сестры. Но в последнее время супруги встречаются с ними все реже. Сказываются возраст, границы. Но все же главное — Хазайр и Севиндж все  глубже пускают корни на земле  белорусской. Имеют  дачный участок, построили там приличный домик, возделывают виноград, из листьев которого делают долму — вкуснейшие голубцы. Недалеко от дома — Солигорское водохранилище, а Хазайр — заядлый рыбак. На работе все ладится, начальник участка Андрей Никонов всегда в пример ставит Хазайра: думающий, старательный, исполнительный. И даже когда кое-где в России бритоголовые устроили погромы против южан-торговцев, в сторону Хазайра никто косого взгляда не бросил.
Но главное звено, надежно связавшее Алиевых  с землей белорусской, конечно же дети. Старшая дочь, Конюль, окончив юридический колледж, работает в логойском суде, одновременно заочно учится в университете. Красавица, но замуж не торопится, дескать, надежно стану на ноги, тогда видно будет. Младшая, одиннадцатиклассница Севиль, уверенно идет к золотой медали. Севиль мечтает поступить на факультет международных отношений. Друзей, подруг у нее в доме и школе — пруд пруди. Она знает язык предков, их культуру, обычаи. Но разговоры о переезде в южные края воспринимает как неуместную шутку. Да и Хазайр Ахмедович полностью поддерживает позицию дочери. Заявляет:
— У нас, в Беларуси, творческий, трудолюбивый человек может  жить  достойно, порядочно, все в его  руках...
У нас в Беларуси... Слова эти из уст южанина прозвучали естественно, как само собою разумеющееся. Добавим, что Конюль в переводе с азербайджанского, означает Душа, а Севиль — Любовь. Дать такие имена могут только родители, не сомневающиеся в будущем своем и детей.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...