Душа Душково

БОЛЬШИЕ реки начинаются с маленьких ручейков. Так же и с населенными пунктами — даже небольшая деревушка может оказаться стратегической территорией в противостоянии двух могущественных держав. Неудивительно, что в одном из таких мест хранил свой архив известнейший род белорусской шляхты и обосновались люди, двигающие историю не только будущей Беларуси, но и Речи Посполитой.

Чем притягивает деревня на Воложинщине сельчан и… генералов

БОЛЬШИЕ реки начинаются с маленьких ручейков. Так же и с населенными пунктами — даже небольшая деревушка может оказаться стратегической территорией в противостоянии двух могущественных держав. Неудивительно, что в одном из таких мест хранил свой архив известнейший род белорусской шляхты и обосновались люди, двигающие историю не только будущей Беларуси, но и Речи Посполитой.

Две  коровы  на  деревню

Сегодня, прогуливаясь по Душково, что в нескольких километрах от Ракова, без труда можно «увидеть» в деревенских пейзажах историю. Ведь здесь и развалины старой винокурни, и усадьба Булгаков, и заброшенная часовня, и могила польского генерала. Словом, все говорит о том, что жизнь здесь некогда кипела. По словам историков, последние лет 200, а то и больше  деревня Душково была довольно крупной, многолюдной, такой помнят ее и старожилы. Родившийся и проживший всю жизнь в Душково, а ныне пенсионер и староста деревни Евстафий Кукель рассказывает:

— В 1964 году в Душково зарегистрировали 146 подворий, 750 человек здесь жило. Что и говорить — самая большая деревня после Ракова во всем сельсовете. И школа была, и клуб, и ферма на сто коров. Я тогда занимался налогами в сельсовете, поэтому по службе знал такие цифры. Помню, раньше выйдешь на улицу, а там полно народу. А сейчас зимой не каждый раз даже след на снегу увидишь — почти никого не осталось.

Евстафий Михайлович насчитал всего девять постоянно обитаемых домов в родной деревне.

— Только две коровы и осталось на всю веску, — с грустью добавляет.

Давно в деревне нет ни школы, ни клуба, ни фермы, ни магазина. Лишь два раза в неделю приезжает автолавка местного райпо и еще один раз — частная. Тем не менее Душково не выглядит доживающим свой век селением. Вдоль улицы стоит не один десяток вполне ухоженных домов. В Раковском сельисполкоме, к которому относится Душково, в деревне зарегистрировано 37 хозяйств, проживает 51 человек, 35 из которых — пенсионеры, а 5 — молодежь в возрасте до 18 лет. Перешедшие по наследству от родителей к детям (все чаще горожанам) дома не ветшают, а становятся завидными дачами в живописном уголке.

Душит  или  дышит?

Выгодное географическое положение всегда было на руку Душково. Здесь одновременно близко и к большому городу, и к природе. Но только ли это притягивает дачников? Или есть какая-то особенная душа у Душково?

Местные жители связывают название родной деревни именно с душой. Но, правда, не в возвышенном, как может показаться поначалу, смысле. Ирина Кукель (ныне пенсионерка), когда еще училась в институте, получила задание — узнать, откуда пошло название родной деревни:

— Я поговорила со старожилами, а те и поведали, что во времена пригонного права местные крестьяне ходили отрабатывать панщину к помещику. Но он жил очень далеко, аж за лесом. И люди говорили: «Пока дойдешь, душа колом становится». Отсюда и название.

Но историкам такая версия представляется «художественной самодеятельностью». К тому же окрестности впервые упоминаются в летописи еще задолго до этого — в начале ХVII века. Со своей версией происхождения названия меня знакомит владелец частного краеведческого музея в Ракове Феликс Янушкевич:

— Название этого населенного пункта связано с язычеством. Дело в том, что Душково стоит на возвышенности — есть здесь небольшой холм. И буквально в десяти километрах отсюда находится самая высокая точка Беларуси. То есть возвышенность в Душково как бы последняя ступенька перед самой высокой точкой. Поэтому название, скорее всего, носит какой-то сокральный смысл, как-то связанный с поднятием в небо души. Отсюда и Душково.

«Возвышенное» положение Душково отразилось не только на его названии, но и отчасти повлияло на… обсуждение в 1937 году переноса столицы БССР из Минска в Могилев. Тогда одним из аргументов был такой факт: с польской стороны (а Душково в 1937 году находилось на территории Польши) белорусскую столицу видно как на ладони, и при необходимости артиллерия польского войска могла вести огонь по Минску со своей территории. Дело в том, что на одном из холмов возле Душково в 30-е годы командование КОП установило высокую деревянную пограничную вышку, с которой в бинокль были видны... оперный театр и даже Дом правительства. С такого наблюдательного пункта можно было не только следить за пограничной дистанцией, но при необходимости успешно корректировать огонь дальнобойной артиллерии. После войны эта вышка еще долго стояла здесь, и по ней лазили деревенские мальчишки. Кстати, местные жители говорят, что на большие праздники из деревни можно увидеть и салют в Минске.

Кстати, когда проводили польско-советскую границу, Душково могло и должно было оказаться в составе БССР. Но есть мнение, что поляки буквально откупили его — чувствовали стратегическое положение.

Виноградники, винокурня,  брусчатка

Однако в мирное довоенное время «душковские склоны» использовали совсем с другой — сельскохозяйственной — целью. Сегодня в это верится с трудом, но в конце ХIХ — начале ХХ века на южной стороне этой возвышенности были виноградники, а в самом Душково — винокурня, вино с которой, говорят, поставляли в Европу. Фрагмент этого здания до сих пор стоит в Душково.

— Во время революции 1917 года винокурню ограбили. Старики рассказывали, что тогда спирт тек по улице и попал в озеро. Кто-то бросил спичку, и оно вспыхнуло. Говорят, долго горело, — вспоминает Евстафий Кукель.

Впрочем, такие истории рассказывают про каждый сельский спиртзавод или винокурню. Верить в них или нет — дело хозяйское. Впрочем, душковская винокурня в 1917 году действительно подверглась разбою. Правда, потом быстро ее восстановили, и работала себе «при польском капитализме» аж до 1939 года, пока не оказалась в составе БССР.

Помимо экспортно ориентированной, как сегодня сказали бы, винокурни, польская буржуазия оставила и другие, тоже визуальные, отпечатки в жизни этой деревни. Старики рассказывали, что тамошние пограничники контролировали, чтобы стены деревенских домов были выкрашены или побелены, а брусчатка (!) — очищена от навоза и грязи. Да, дорога в этой деревне была выложена брусчаткой. Солдаты несколько раз в неделю проводили осмотр и штрафовали тех, кто не выполнял эти требования.

Душковская  знать

Еще более примечательная воложинская деревушка своими обитателями. А точнее владельцами — представителями польской и белорусской шляхты. Среди них особняком стоит генерал войск ВКЛ Кароль Моравский. Во время восстания 1794 года под руководством Тадеуша Костюшко именно он должен был командовать всеми вооруженными силами Литвы. Однако вскоре попал в русский плен и был сослан в Сибирь.

В 1796 году царь Павел I освободил Моравского и дал ему возможность служить в русской армии в звании генерала. В 1812 году Кароль Моравский перешел на службу в армию Варшавского княжества, а позже оказался на службе у Наполеона. После поражения наполеоновской армии бывший генерал армии ВКЛ отошел от военно-политических дел, вернулся в Душково и до самой смерти занимался хозяйством в собственном имении. Здесь же, у старинной часовни ХIХ века, его могила. Правда, заброшенная и с трудно читаемыми буквами на могильном камне — забудут скоро знаковую фигуру. А ведь Кароль Моравский — сын от скандального брака Теофилии Радзивилл и Игнатия Моравского. То есть он и его дети — прямые потомки Радзивиллов.

— При Моравском именно в его поместье в Душково хранился весь семейный архив Радзивиллов. А это и всевозможные документы, и многочисленные ценные вещи, — говорит Феликс Янушкевич.

К слову, когда несколько лет назад в Германии нашли потомков Стефании Радзивилл, дочери Кароля Моравского, это стало сенсацией. Тем временем могильная плита самого Кароля порастает мхом и все глубже уходит в землю.

— Земля, где находится это захоронение и стоит часовня, сейчас принадлежит православной церкви. Однако часовня униатская. Поэтому церковь не спешит вкладывать деньги в ее восстановление. Местные власти тоже сделать этого не могут, так как она не принадлежит им, — говорит Феликс Янушкевич.

— «Капліца» еще при царе построена. Я помню, что раньше на Миколу сюда приезжал батюшка и молился, — в свою очередь говорит Евстафий.

Позже имение Радзивиллов-Моравских несколько раз продавалось. Последними его владельцами были Булгаки. В 1939 году на месте панского имения создали колхоз. В советские времена Душково пережило новый расцвет. Тогда жизнь в деревне отнюдь не напоминала сонное царство.

— Какое-то время в моем доме даже был магазин. Сельпо предложило сделать мне небольшую торговую лавку. Несколько лет обеспечивал всем необходимым сельчан, — рассказывает Евстафий Михайлович. — Конечно, в молодости я мог поехать в город и строить карьеру там. Но обстоятельства сложились так, что остался в Душково с больной матерью. И ничуть не жалею. Сейчас, прожив здесь всю жизнь, ни за что не перееду в город!

Видимо, дух Душково все же притягивает людей — как генерала Моравского после скитаний с войсками по империям, так и обычных сельчан и их детей-горожан, продолжающих присматривать за «родовыми гнездами», пусть и превратив их в дачи.

Яна МИЦКЕВИЧ, «СГ»

Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»

 

 

 

 

Версия для печати
Ольга, 22, Минск
Родная деревенька...все детство к бабушке ездила..)
жаль фотка ни одна не открылась((
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?