Духовный кристалл

Почему-то напрашивается параллель с определением, высказанным индийским мыслителем Тагором: «Пришло время вскрыть сокровищницу народа и пустить ее богатства в оборот жизни. Пусть они помогут нам создать наше собственное будущее, ибо хватит нам собирать обноски у других народов».

В нынешнем пестром мире основополагающим стержнем любого народа является национальная идея, своеобразный духовный кристалл. Каковы же эти источники духовной самоидентификации у нас?

Почему-то напрашивается параллель с определением, высказанным индийским мыслителем Тагором: «Пришло время вскрыть сокровищницу народа и пустить ее богатства в оборот жизни. Пусть они помогут нам создать наше собственное будущее, ибо хватит нам собирать обноски у других народов».

Мы тоже определились, как уважающая себя нация. Несмотря на то, что в XXI век входим как бы зажатыми двумя мощными идеологемами: с одной стороны — глобализация национального самосознания, с другой — культивирование мысли о якобы неспособности маленького государства вершить независимую политику.  Президент на всех уровнях уверенно заявляет: суверенитет превыше всего. Ведь сегодня совершенно очевидно, что приоритет глобального над национальным приводит к потерям и в экономике, и в политике. Иногда можно услышать: у нас, дескать, нет национальной идеи. Как же так: есть нация, но нет идеи? Ведь это то же самое, что есть туловище, но нет головы. Если мы пытаемся кратко выразить национальный характер англичан, то говорим: «старая добрая Англия». О России — «святая Русь». А мы — «Белая Русь». Чистая и гуманная, добрая и святая. Это и есть в некотором смысле тот «духовный кристалл», благодаря которому наши  люди «цементируются» в единое целое.

Для нас сегодня «духовный кристалл» выражен, в частности, в национальных ценностях. В республике могут быть дороги хуже, чем в Европе. Но они лучше, чем на всем остальном постсоветском пространстве. Зарплата ниже, чем хотелось бы? Но опять-таки ей завидуют ближайшие «старшие» братья, живущие в странах с природными ресурсами несравненно более высокими — русские и украинцы. Главное, что сохранилось и укрепляется, воплощает нашу ментальность, — это вековые нравственные максимы, наша белорусская по духу и содержанию культура. Реально сохраняется то, что жизненно.

Социальная справедливость. Она выстрадана нашим народом. И не случайно социально-политический идеал белорусов — общество социальной справедливости и равенства. Принципы рыночной экономики нельзя экстраполировать на человеческие отношения. В противном случае будет создано не демократическое общество, а олигархическое, не гуманное, а с приставкой «анти». Государству, обществу, гражданам нужны не реформы ради реформ, не лицемерная благотворительность богатых в пользу бедных, не отстранение государства от решения экономических и социальных проблем якобы ради свободы частного предпринимательства, а истинная взаимопомощь, которая возможна только между равными людьми. Нам нужно социально-политическое родство власти и народа. Чего мы, кажется, и добились.

А еще общество не может продвигаться по пути прогресса без доверия и взаимоуважения между людьми различных национальностей, объединения их усилий и потенциала межнациональной дружбы. Прежде всего братских народов — белорусов, русских, украинцев. И особенность исторического развития Беларуси состоит в том, что белорусская идея изначально формировалась как союзная идея. Общеизвестно, что попытки польской шляхты привлечь наше крестьянство к своей борьбе против России всегда терпели крах. Ибо белорусы прекрасно понимали и понимают, что наш враг — не Россия.

Теперь представим себе современника, скажем, сорокалетнего человека, наблюдающего наши же события. В качестве кого он может «увидеть» себя в недавней истории? Наш «средний» белорус вспомнит деда, воевавшего или погибшего в Великую Отечественную войну, прадеда, закопанного где-то Перемышлем в Первую мировую. В памяти промелькнет, как его принимали в пионеры, как служил в армии, учился в вузе или устроился на работу, создал семью…

И в этой будничности каждого из нас и заключается наша белорусскость, наш образ жизни. Именно образ жизни обыкновенного человека. В глубинах нашей народной психологии находится один и тот же тип белоруса — человека, кровно связанного со своей землей, со своими алтарями и очагами, со своей опаленной историей. Человека, следующего призыву и завету предков: помните о нас, живите дальше в дружбе с народами, но оставайтесь белорусами.

Лев КРИШТАПОВИЧ, заместитель директора Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь, доктор философских наук, профессор

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости