Минск
+7 oC
USD: 2.59
EUR: 2.83

Где выход для КСУП «Дубовица» Кормянского района, которое попало под Указ № 399

«Дубовица» перевела дух и набирает обороты

Валовой сбор зерна 25 тысяч тонн и среднесуточный надой от коровы 9 килограммов — с такими результатами закончился 2019-й для Кормянского района, который практически замыкает областные сводки. Хотя еще пять лет назад это был крепкий середнячок, который уверенно занимал восьмое место. А сегодня три из семи организаций АПК под действием Указа № 399. В их числе и КСУП «Дубовица» — одно из самых крепких в районе. 

К такому плачевному результату привела большая закредитованность: еще лет пять назад в хозяйстве бездумно брали займы на зарплату и текущую деятельность, благо процентные ставки были невысоки. В итоге практически вся выручка шла на погашение кредитов и зарплату работникам, денег на текущую деятельность не оставалось. Еще чуть-чуть — и рентабельность, и без того близкая к нулю, ушла бы в минус. Но вступил в силу Указ № 399 и, благодаря отсрочке выплаты долгов на три года с последующей их рассрочкой на пять лет, высвободил энную часть средств, которые теперь можно направить на наращивание производства. 

Между тем «Дубовица» по-прежнему сохраняет лидерство: по итогам 2019-го от каждой коровы надоили чуть более 6 тонн молока. Среднесуточный надой — 14,5 килограмма молока от коровы, за день продают его свыше 14 тонн. Это тоже первый показатель, хотя по количеству поголовья хозяйство на пятом месте. 

Галина Кащеева.
— Если бы не летняя засуха, когда в период большого молока скот так и не смогли толком накормить, получили бы все 16 килограммов. К сожалению, и зимовка такая же скудная: корма хоть и заготовили, но питательная ценность слабая. Удержать бы то, что есть. Чтобы кормовую базу подтянуть, важна технология. Большое дело, чем землю насыщаешь, какое зерно бросаешь. Должны быть сортосмена, севооборот, которые мы упустили. В том числе из-за отсутствия денег, — не скрывает проблем директор Галина Кащеева. 

Вдобавок лет семь в «Дубовице» не работали с глифосатсодержащими препаратами — опять же по причине скудных финансов. Вот и получили зерновых по 19,6 центнера на круг, валовой намолот — 4300 тонн. Вроде и мало, но больше, чем в 2018-м, когда намолотили на тысячу тонн меньше. Площадь та же, сказалась усиленная работа с озимыми, которых собирали по 30 центнеров с гектара. Вниз потянули яровые. Было бы все по-другому, если бы гербициды вносили на постоянной основе: на чистых полях весь потенциал уходит в колос, засуха не так страшна. 

ФИНАНСОВЫЙ резерв в хозяйстве видят в молоке. Но для этого должна быть база, поэтому при фермах стали создавать пастбища — посеяли овес с райграсом, пайзу. А в этом году подоспеет еще и люцерна. К тому же Галина Кащеева больше склоняется к выпасному содержанию скота — так здоровее, а вот отношение к круглогодичному стойловому содержанию неоднозначное:

— Согласна: выгнал скот в загон — и никакой головной боли. А на пастбище и пастухов нужно найти, и зарплату им дать — казалось бы, одни расходы. Только что лучше для животного: простоять в загоне два часа или пробежаться по полю? Сейчас, когда настоящая зима приходит позже календарной, в принципе, было бы целесообразным пересмотреть сроки постановки скота на зимовку. Поздней осенью такой опыт провели: на одной ферме коров выпасали, а на другой поставили — и молоко тут же пошло вниз. Потому что стойло — это отсутствие движения, отсюда болезни копыт, низкая мышечная масса. Коровам некомфортно, они начинают болеть — о каком молоке может идти речь?

К слову, скотникам, которые одновременно работают и сторожами, платят больше тысячи рублей. Расточительно? Но руководитель зарплатой приучает к дисциплине: изначально, как только пришла в хозяйство, не телок нужно было пасти, а самих пастухов, которым ни до чего не было дела. Теперь бегать за ними не приходится:

— Шкурка выделки стоит, ведь телки — наше будущее. За ними должен быть надлежащий уход, им нужно создавать комфортные условия, если хотим получить результат — собственно, молоко. А за это надо платить деньги. В том числе не жалею денег осеменаторам, которые зарабатывают порядка 2,5 тысячи рублей. Так ведь и результат имеем: 145 телок на 100 коров. В животноводстве это один из факторов большого молока. К тому же нам нужны нетели, чтобы заполнить ДМБ в Норковщине. Первое время пробовали размещать скот, привыкший к старым фермам, но коровы терялись в новых условиях, испытывали сильный стресс. Молоко стало падать, поэтому от затеи отказались. 

ПОЗИЦИЯ директора: работаешь качественно и больше — кошелек тяжелее. Но есть условие, о котором знает каждый работник: 

— Задача руководителя не только дать возможность заработать, но и в какой-то степени забрать эти деньги. Обязанность работников — не допустить этого. Я вот о чем: у нас предусмотрены надбавки. Но есть и другая сторона — последствия за халатное отношение к работе, нарушение техрегламента, поэтому даже малейшая провинность никому не сойдет с рук. Те же доярки — в зависимости от количества надоенного ими молока — получают порядка 1000 рублей. Но как только его качество и количество падают, это сказывается и на заработке. Сейчас, например, когда молока меньше, — 400—700 рублей. В любом случае, человек должен знать, где хорошо сработал, а где — плохо. И за свой труд получить соответствующую зарплату.

Кстати, в 2018-м в «Дубовице» надоили 66,3 процента экстры. В прошлом — 85 процентов. Чтобы добиться таких показателей, важна сознательность каждого из работников, обращает внимание Галина Кащеева. Потому что молоко с трех сараев смешивается и поступает одной общей массой. То есть безалаберность одной доярки влияет на зарплату всего коллектива. Естественно, крайним никто не хочет остаться.

ДИРЕКТОРА волнуют не только производственные проблемы:

— Самая главная проблема для нашего хозяйства — отсутствие газификации. Вот представьте: приходит молодой специалист домой, а ему, вместо того чтобы передохнуть, нужно зимой котел или печку растопить. Я сама в свое время через это прошла и знаю, каково это возвращаться в нетопленую хату. Хочется, чтобы было тепло, комфортно, уютно. А мы же заинтересованы в закреплении молодежи на селе. Не так давно семья хотела к нам переехать. Как только сказали, что газа нет, — тут же передумала. С другой стороны, люди сами ничего не хотят предпринимать — например, написать обращение, собрать подписи, чтобы сделать свою жизнь чуточку лучше и комфортнее. Это удивительно.

Удивляет руководителя и то, что при наличии рабочих рук в сельской местности, в хозяйстве, особенно на фермах, работать мало кто хочет. Проблема в том, утверждает Галина Васильевна, что все хотят жить красиво, получая деньги, а не зарабатывая их:

— Многие за большими деньгами в Россию ездили, думая, что там они с неба падают. Но вернулись. Оно и понятно: зачем куда-то ехать, если у нас средняя зарплата у отдельных механизаторов за год превысила тысячу рублей, а в уборочную доходила до двух тысяч. А ведь они, будем откровенны, усиленно работают шесть месяцев. Остальное — отпуск, зимний период. При этом стараемся распределять нагрузку так, чтобы у каждого работника были выходные. Такого, чтобы человек работал месяцами без передышки, у нас нет.

Сейчас Галина Васильевна вынашивает идею построить новый МТК в Александровке. По двум причинам. Во-первых, развитие немыслимо без строительства. Во-вторых, на старых фермах привязное содержание. Для обслуживания 600 коров необходимо 15 доярок. Сегодня найти столько людей, которые бы ответственно отнеслись к делу и работали с душой, очень трудно. Ведь это тяжелый, а для многих еще и нестатусный труд. А на современном комплексе с тем же поголовьем справятся 4 оператора, будет создана здоровая конкуренция, которая раскроет потенциал каждого работника. 

syritskaya@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...