Дружбе не нужны визы

Итоги визита Президента в Латинскую Америку

Президент завершил работу в Латинской Америке и прибыл в Минск. При взгляде на календарь даже не верится, что поездка заняла всего несколько дней: впечатление такое, что работали за океаном целую вечность. Позади даже не тысячи, а десятки тысяч километров перелетов. Встречи и переговоры в трех государствах. Откуда ощущение растянутости времени? Секрет, пожалуй, в результате. В развитии наших отношений с Кубой, Венесуэлой, Эквадором за считанные дни пройден путь, на который иной раз могли бы уходить годы. Плюс сделан еще более основательный задел для расширения белорусского присутствия в этом регионе...


Несложно было предположить, что белорусскую делегацию ждет очень теплый прием на Кубе. История нашей дружбы уходит корнями еще в советские времена. Вполне предсказуем был аналогичный характер работы в Венесуэле. Здесь за последние пять лет мы делом доказали искренность своего стремления внести посильный вклад в укрепление экономики государства. Но, признаюсь, просто удивила предметность и результативность переговоров в Эквадоре.


Минск и Кито только открывают для себя друг друга. Первый официальный визит на высшем уровне нечасто бывает наполнен деловой конкретикой. Как правило, это череда взаимных дипломатических реверансов. Диппротокол все–таки полезное изобретение. Да, позже он начинает даже как–то тяготить. Это видно по тому, как встречаются Александр Лукашенко с Уго Чавесом. Их отношения уже гораздо выше условностей. А вот при первом знакомстве традиционные каноны полезны весьма.


На ум невольно приходят житейские параллели. Поначалу новым знакомым вроде и говорить о чем и как не совсем ясно. Но, блюдя все положенные церемониалы, стороны присматриваются друг к другу. А потом слово за слово находят общие темы, интересы. Сближаются. Роднятся. Однако в Эквадоре этот этап, похоже, пройден заочно в системной работе наших дипломатов. Меня впечатлило, что президент Рафаэль Корреа Дельгадо общался с Александром Лукашенко уже с абсолютным знанием вероятных направлений сотрудничества. Он говорил о планах своей страны в развитии инфраструктуры, транспорта, сельского хозяйства, нефтедобычи и разведки новых месторождений углеводородов. Посетовал на дефицит жилья по меньшей мере в миллион квартир. Резонно предположил, что белорусская сторона могла бы помочь в решении этих вопросов. Будто «озвучивал» предложения, с которыми ехала в Кито наша делегация. Поэтому логично, что уже первый официальный визит Президента в Эквадор завершился подписанием череды важных совместных документов, формирующих основу для глубокого делового взаимодействия. Рафаэль Корреа Дельгадо сообщил о своем намерении посетить с ответным визитом Беларусь.


Прогресс в отношениях очевиден, и вектор понятен.


Логична деловая цепочка. Через Кубу мы пришли в Венесуэлу. Оттуда в Эквадор. Что дальше? Александр Лукашенко никогда не скрывал, что рассматривает Венесуэлу как опору и своеобразный плацдарм для продвижения белорусского присутствия в Латинской Америке. Здешним странам предлагается опираться на нас в продвижении своих интересов в Евроазиатском регионе. Теперь очевидно: архитектура этого сложного геополитического проекта не просто обретает зримые черты, но уже набирает обороты.


Вполне уместным будет такое рассуждение. В двустороннем формате межгосударственные контакты видятся как–то привычнее — речь идет о сопоставимых странах по территории, численности населения. Но равновесно ли наше стремление выйти на диалог с целыми региональными объединениями и блоками? Что ж, некоторые детали нынешнего визита в Латинскую Америку в этом плане весьма показательны. Уго Чавес, например, говорил о перспективности контактов с Боливарианским альянсом АЛБА. Он объединяет Венесуэлу, Кубу, Эквадор, Никарагуа, Доминику, Боливию, Антигуа и Барбуда, Сент–Винсент и Гренадины. Гостями саммитов организации в разное время становились, помимо Уругвая, Гаити, Гренады, Сент–Китса и Невиса, еще и мощные внерегиональные государства — Россия, Китай, Иран. Беларусь имела статус наблюдателя на саммите АЛБА в 2010 году.


Далее. Уго Чавес во время переговоров с Александром Лукашенко упоминал о своем телефонном разговоре с Владимиром Путиным. Общий контекст очевиден: и Беларусь, и Россию он видит своими естественными партнерами. Наши страны образуют Союзное государство. А оно как наиболее тесная и продвинутая интеграционная модель на постсоветском пространстве стало ядром Таможенного союза, Единого экономического пространства и в перспективе Евразийского союза. Как известно, тройственного — с участием Казахстана. И интерес к нему присоединиться сегодня декларируют (пока осторожно...) еще несколько государств.


Что в итоге? Налаживая дружественные отношения и взаимовыгодное сотрудничество со странами в разных уголках планеты, Беларусь так или иначе вступает в диалог с крупными региональными межгосударственными объединениями. Этот логический ряд продолжить легко: Движение стран неприсоединения, АСЕАН, ШОС... Все это объемные рынки с общей численностью населения в сотни миллионов человек. С другой стороны, и наша страна теперь выступает в некотором роде в роли посланника от набирающего влияние альянса Беларуси, России и Казахстана.


Нити взаимодействия переплетаются все теснее и основательнее. В белорусско–венесуэльском проекте строительства теплоэлектростанции предусматривается участие китайской стороны. Все отчетливее вырисовываются иные перспективные треугольники. Беларусь — Куба — Венесуэла. Беларусь — Венесуэла — Эквадор. Беларусь — Россия — Венесуэла. Они естественным образом работают на укрепление взаимодействия между влиятельными региональными союзами. И вот здесь, пожалуй, самым наглядным образом проявляется практическое воплощение идеи Президента об «интеграции интеграций».


В любой части мира близкие друг другу страны стремятся к все более тесному единению, формируют экономические, политические блоки и союзы. Это местные интеграции. А вот интегрировать их еще и между собой — очень масштабный геополитический проект. По сути, речь может идти не только о пространстве от Лиссабона до Владивостока, как заявлялось ранее. Налицо вероятность рождения целого пояса дружбы и добрососедства планетарного масштаба. В контурах он уже хорошо просматривается: страны ЕЭП — будущего Евразийского союза, ряд государств арабского мира, Африки и Юго–Восточной Азии. А Латинская Америка замыкает это кольцо, в сущности, опоясывающее земной шар.


Если это суммировать, то сердцевиной этих идей является не создание неких конфронтирующих с кем–то блоков, а появление «пояса дружбы», который способен противопоставить тенденциям доминирования и агрессии новую практическую философию — глобальной стабильности и позитивного сотрудничества.


Весьма уважительна солидная роль, которую в этом процессе вполне может сыграть Беларусь, страна, которая на международной арене ведет себя искренне и неизменно — принципиально...


Минск — Гавана — Каракас— Кито — Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Васмлий Иванович
Интересная закономерность - чем больше разговоров о дружбе, тем менее значительны экономические результаты визита. Было бы интересно узнать, сколько получил белорусский бюджет от реализуемых совместных проектов с Венесуэлой. Может, нам уже и иностранные кредиты не нужны?
Сафонов Анатолий
А я рад, что на другой части океана нас вспоминают добрым словом. Друзьям всегда нужно помогать и никогда не считать сколько и на сколько кому помог. Если нам надо было поддержать венесуэльцев, то от нас не убудет. Хлеба и сала у нас хватает, бульба тоже пока есть. А лишним - не грех поделиться.
Василий Иванович
Да ради бога, дружите на здоровье. Ведь это не я, а журналисты СБ в один голос твердят о необычайной экономической выгоде для Беларуси от всех этих визитов и подписанных соглашений.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?