Дрон взлетел на трон

Ученые — о самых новых белорусских квадрокоптерах

Когда три года назад во время поисков заблудившейся в лесу пожилой жительницы деревни Ромашки Мядельского района в небо был поднят беспилотник, это назвали ноу-хау. С тех пор такие летательные аппараты стали верными помощниками МЧС и МВД и успели спасти много жизней. Недавно планер отправлялся на поиски пропавшего в Свислочском районе Максима Мархалюка. Специалисты запускали «Бусел  М-40» в абсолютно незнакомой местности, и хоть пока пропавшего мальчика найти не удалось, тепловизионные и телевизионные камеры высокого разрешения сказали свое веское слово в этих поисках: искать следует в другом месте. О развитии новой в стране отрасли, о перспективах и применении беспилотников корреспонденту «Р» рассказал директор НПЦ многофункциональных беспилотных комплексов НАН Юрий ЯЦЫНА.


Сверху видно все


Для поисков людей «Бусел    М-40», убежден Юрий Яцына, пока, пожалуй, самый эффективный прибор. Он может пробыть в воздухе около 2 часов и проводит наблюдение за местностью в радиусе 52 километров.

— Ночью тепловизионные камеры показывали нам всех живых существ на своем пути. Мы определяли их координаты, сообщали их поисково-спасательным отрядам, которые выезжали и проверяли это место. Дневную картинку, которая в режиме реального времени передается на монитор и записывается, сотрудники МЧС имели возможность пересмотреть еще раз.

Кстати, беспилотники «служат» в рядах МЧС с 2013 года и регулярно участвуют в поиске пропавших людей. Но, увы, разводит руками ученый, находят далеко не всех.

— Мы не волшебники и не можем видеть все, что скрывает густая листва деревьев. Тем не менее многих с помощью наших аппаратов находят. А еще обнаруживают то, что некоторые хотели бы спрятать понадежнее. Например, заводы самогоноварения. Их за каждый вылет БЛА видит по 5—6.

Впрочем, совсем скоро на помощь спасателям придут более маневренные квадрокоптеры, которым под силу то, чего не могут «Буслы».

— Квадрокоптеры могут зависать и медленно перемещаться, а значит, будут еще успешнее «Буслов» помогать в поиске людей, фактически заглядывая под кроны деревьев. Кроме того, мы разработали системы автоматического захвата объектов и сопровождения. Это когда БЛА видит объект, например, движущуюся по приграничной территории в лесу машину, и, если поступает сигнал «наблюдать», следует за целью.

Один взмах крыла


Интернет пестрит сегодня съемками с бортов квадрокоптеров. Летательные аппараты кружат почти над каждым массовым праздником. Но ошибочно думать, что это и есть те самые знаменитые отечественные БЛА. Наши, по словам Юрия Яцыны, невооруженным глазом не заметишь — так низко они не летают. Более того, большинство квадрокоптеров, которые продают через интернет, управляются человеком с земли. А предприятие выпускает аппараты с собственным «мозгом», способные самостоятельно выполнять задачи и принимать решения.

Директор НПЦ многофункциональных беспилотных комплексов НАН Юрий ЯЦЫНА: «Все, что мы произвели, до сих пор летает»

— Мы планируем создавать квадрокоптеры на тросах, чтобы использовать, например, на массовых мероприятиях. Почему на тросах? Максимальная длительность нахождения аппарата в воздухе — 30—40 минут. Трос может продлить это время до 8—10 часов. Одна такая машина с высоты ста метров будет видеть ситуацию в радиусе 1,5—2 километра вплоть до распознавания лиц. И это должно помочь службам безопасности контролировать ситуацию.

Впрочем, в квадрокоптерах нуждается и сектор АПК. Речь идет о реализации программы точного земледелия. Что это означает? Пока что подкормка вносится равномерно, независимо от потребностей. В идеале эти потребности следовало бы соблюсти. Так вот, узнать ситуацию на поле, чтобы передать ее потом на компьютер водителя, сможет помочь квадрокоптер с мультиспектральной камерой. Хотя, признается ученый, давно существует идея совместить две задачи: оборудовать БЛА установкой микрообъемного опрыскивания и выполнить эту работу с воздуха. Почти так, как это прежде делали с самолета.

В мини мы — макси


Беспилотной отрасли нашей страны всего восемь лет. В    2009-м, вспоминает Юрий Францевич, начинали это движение с нуля.

— У нас никогда не развивалось авиационное направление, не было специализированных учебных заведений (даже в СССР их было всего два — в Харькове и Москве), не было научных и промышленных наработок. Для сравнения, лидеры отрасли Израиль, США начинали такую работу более полувека назад. Тем не менее за эти годы мы сделали гигантский шаг вперед, на 80—90% догнав по своему уровню развития эти страны. Мы выпускаем технику в классах микро, мини и миди. Кстати, наш планер с двумя двигателями — одна из лучших мировых моделей класса мини.

Наши разработчики подступаются к классу мале — технике, которой под силу преодолевать несколько тысяч километров. Одна из последних разработок — устройство весом в 600 килограммов.

— В мире сегодня популярны «сборки», когда один завод произвел камеру, другой — автопилот, третий — каналы связи. Но мы видим, что процесс интеграции таких систем в последующем очень сложный и дорогой. Кроме того, несмотря на якобы снятие санкций с нашей страны, мы по-прежнему испытываем сложности с поставками наукоемкой продукции. Приходится делать это самим. Зато в этих жестких условиях нам удалось создать предприятие, где 60—70% всей комплектации — от бортовой до наземной — делается у нас или в других институтах Академии наук. В том числе тренажеры, подготовка операторов, гарантийное обслуживание. Есть и еще явный плюс — мы ни от кого не зависим.

Все, что мы произвели, до сих пор летает


Кстати, в НПЦ многофункциональных беспилотных комплексов НАН впервые создали беспилотный дирижабль. Изначально ориентировались на экомониторинг. Сейчас есть интерес к обследованию лесов по уровню радиации, подводит нас к белоснежному боку дирижабля Юрий Яцына.

— После чернобыльской трагедии обследовать все территории было сложно, брали три-четыре пробы на квадратный километр. Теперь устанавливаем на наши дирижабли новое оборудование, которое сможет измерять уровни радиации. В итоге мы составим реальную карту. Уже в этом году дирижабль будет мониторить Полесский радиологический заповедник, загрязненные территории Могилевского и Гомельского районов.

Вообще мониторинг территорий и объектов — направление для БЛА очень перспективное. И многие регионы, например, Минщина, эту технику с успехом используют. А еще есть идея проводить мониторинг нефтегазопроводов. В частности, «Дружбы», которому много лет, и понятно, что где-то его трубы могли проржаветь. По словам Юрия Яцыны, традиционное обследование с помощью беспилотников можно удешевить в пять-шесть раз.

А вообще ученого часто спрашивают о ресурсе детища: каков он? Юрий Францевич честно пожимает плечами, потому что пока не знает.

— Все, что мы произвели, до сих пор летает. Без ложной скромности могу сказать: наша аппаратура надежная.

veraart14@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?