Дрибинский плацдарм

НЕМНОГО в сторону от основной трассы из Могилева в Дрибин — и сразу попадаешь в уютный поселок с ухоженными особнячками и чистыми улицами. На скамейке в школьном дворе о чем-то шепчутся младшеклассницы, пенсионерки спешат в местный продмаг за покупками и новостями. А окраина улицы упирается в лес, где вековые сосны мирно соседствуют с молодыми березками и кустами ольхи.

На Радуницу переселенцы отсюда едут на малую родину, в Краснопольский район, чтобы подышать «тем» воздухом .

НЕМНОГО в сторону от основной трассы из Могилева в Дрибин — и сразу попадаешь в уютный поселок с ухоженными особнячками и чистыми улицами. На скамейке в школьном дворе о чем-то шепчутся младшеклассницы, пенсионерки спешат в местный продмаг за покупками и новостями. А окраина улицы упирается в лес, где вековые сосны мирно соседствуют с молодыми березками и кустами ольхи.

Страха поначалу не было

Этот новый «микрорайон» в старинной деревне Трилесино появился немногим более двух десятков лет назад — вскоре после того, как было принято официальное решение о массовом отселении жителей загрязненных территорий.

— Оглядываясь назад, понимаю, что переезд на чистые земли целыми деревнями и колхозами был более чем оправдан, — говорит директор УКСП «Совхоз «Первомайский» Петр Малинин.

Петр Петрович тоже переселенец. В то время, когда грянула чернобыльская беда, он уже состоялся как специалист и глава семейства: работал главным инженером совхоза «Краснопольский» и воспитывал двоих детей. О том, что случилась авария, вспоминает Малинин, и сам, и земляки узнали из телевизионных новостей. «Какого-либо страха не испытывали, — признался руководитель. — Жили самой обычной жизнью. Даже скот на лугах пасли: и личный, и совхозный».

Тревога появилась позже — когда в их родном Высоком Борке увидели военных с дозиметрами, которые замеряли радиацию и снимали дерн. Но все равно думалось: а может, обойдется?.. Тем более что и прибывшие вслед за людьми с погонами ученые уверяли: все хорошо, жить можно!

— У нас ведь было крепкое хозяйство: в середине восьмидесятых ввели первую очередь комплекса на 5 тысяч голов КРС, а в целом его мощность была вдвое больше, — поделился Петр Петрович. — Специалисты сельхозпредприятия получали благоустроенное жилье. Были хороший Дом культуры, школа, детсад — в общем, все условия для того, чтобы жить и работать.

Часть земляков тем горячим летом восемьдесят шестого ринулась искать другое место под солнцем, однако позже вернулась назад. Малая родина, несмотря ни на что, притягивала к себе будто магнит.

Однако вскоре пришлось собирать чемоданы уже всем селом.

Дома для земляков строили своими руками

— Я тогда «переквалифицировался» в начальника строительного участка, — рассказал Малинин. — И в девяностом году мы заложили первый дом в новом поселке нынешнего агрогородка Пудовня. Всего построили около полутысячи квартир.

А когда семь лет спустя ПМК расформировали, талантливого специалиста с дипломом Белгоссельхозакадемии позвали в Трилесино — возглавить «Первомайский». Сегодня здесь работают и «краснопольцы», и коренные жители. В Трилесино все давно «перемешались», переженились, породнились и считают себя просто хорошими соседями. Что касается хозяйства, то здесь людей ценят не за место рождения, а за ответственность и добросовестность. А пример показывает сам директор: по итогам прошлого года Петр Малинин был назван «Человеком года» Дрибинского района — за то, что вывел вверенное ему хозяйство на передовые позиции.

— Мы все считаем Трилесино своей второй родиной, — отметили управляющий участка «Коровчино» и водитель совхоза «Первомайский» Василий Зотов и Анатолий Дятлов. — И люди здесь хорошие, и природа. Одно озеро чего стоит!

Но ближе к Радунице все равно собираются в дальнюю поездку: проведать родные могилки, оставшиеся в запретной зоне. Правда, этот поток с каждым годом все мельчает. Кого-то в дальнюю дорогу не пускает возраст, а кто-то уже ушел из жизни. Однако хозяйство по-прежнему выделяет автобус: своими машинами обзавелись не все, а подышать «тем» воздухом все же хочется. И хотя жизнь давно налажена, дети выросли, а у кого-то уже и внуки есть, сердце в такие минуты все равно щемит…

Единственный диагноз на весь Союз

У технички Трилесинской средней школы Любови Костромы с Чернобылем свои счеты.

— В тот год, когда случилась авария, я ждала своего первенца — дочку Алесю, — вспоминает женщина. — Врачи советовали: уезжай из зараженной зоны. Поехала на Смоленщину, но ребенка от болезни не уберегла. Ей поставили единственный на то время диагноз: врожденный гипотиреоз.

Медики потом говорили: девчонку спасло материнское сердце, вовремя заподозрившее неладное. Опыта диагностирования и лечения таких болезней в середине восьмидесятых годов в Советском Союзе еще не было. Много лет дочка, а вместе с ней и мама не выходили из больниц. Сегодня  24-летняя девушка, успешно закончив Могилевский государственный экономический профессионально-технический колледж, работает на частном предприятии «Сурожен» по пошиву белья для фирмы «Милавица» в Дрибине.

Вторая ее дочка, Алина, родилась уже в Трилесино. Шестиклассница — душа школы, отличница и спортсменка. Одно из ее любимых занятий, рассказала девочка, — плавание. Благо несколько лет назад в поселке завершили строительство собственного бассейна, и теперь тренироваться можно сколько душе угодно. Причем не только детям, но и взрослым: абонементы выкупают не только жители самого Трилесино, но и окрестных деревень и райцентра.

Будем строить — будем жить

Всего, уточнил председатель Дрибинского райисполкома Петр Панасюга, на территории района двадцать лет назад появилось сразу шесть переселенческих поселков. Кроме Трилесино, такой статус получили  Михеевка, Рясно, Коровчино, Пудовня и Белая. Сегодня все они преобразованы в агрогородки, где созданы отличные социальные условия.

Местные власти, не дожидаясь громких дат, регулярно встречаются с жителями поселков и стараются помогать им в решении наболевших проблем. Но есть волнующий многих вопрос, который на «повестке дня» не первый год, и с ходу его «закрыть» непросто.

— Это — проблема занятости, — отметил Петр Панасюга. — В свое время, когда задумывалось большое переселение, кроме создания инфраструктуры, о которой в то время далеко не все сельчане могли и мечтать, планировалось и открытие новых производств: кирпичного завода, гусефермы. Но они так и не были построены.

Некоторые пытались решить вопрос самостоятельно, отправлялись на заработки в Россию. Однако «длинный рубль» не всегда оказывался выигрышным, потому жизненная дорога опять привела их на Дрибинщину.

— Хотя официально в районном центре занятости зарегистрировано не так много людей, мы знаем, что такой фактор, как скрытая безработица, никуда не исчез, — признал Петр Иванович. — И создание новых рабочих мест, открытие производств считаем одной из своих основных задач.

Например, в Дрибине в минувшем году заработал филиал фирмы «Милавица», где смогли трудоустроиться 30 человек. Строительство новых молочнотоварных комплексов, которое сейчас активно ведется в районе, также позволит найти рабочие места десяткам сельских жителей.

Предложенные государством льготы дали толчок и для развития на Дрибинщине частного предпринимательства. В том же Трилесино могилевский бизнесмен на базе пустующего здания старой школы намерен открыть швейный цех, рассчитанный на 30—50 человек. А еще — заняться агроэкотуризмом и рыбоводством. Уже и строительство «теремков» для отдыхающих завершает. Так что дело найдется для многих: было бы желание.

Светлана МАРКОВА, «БН»

 Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?