Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Древо признания

Бенефис одного из лучших певцов страны Владимира ПЕТРОВА, прошедший несколько дней назад в белорусской опере, стал поводом поздравить артиста сразу с двумя знаменательными событиями в его жизни: 50–летием и присвоением звания народного артиста Беларуси.
Бенефис одного из лучших певцов страны Владимира ПЕТРОВА, прошедший несколько дней назад в белорусской опере, стал поводом поздравить артиста сразу с двумя знаменательными событиями в его жизни: 50–летием и присвоением звания народного артиста Беларуси.

Лауреат пяти весьма престижных международных вокальных конкурсов (в том числе I Международного конкурса оперных певцов им. Н.Римского–Корсакова в Санкт–Петербурге, конкурса им. Б.Христова в Болгарии, конкурса оперных лауреатов в Монте–Карло «Voice–Masters»), его активно приглашают для участия в зарубежных музыкальных проектах. При этом признанный профессионал В.Петров редко бывает доволен собой. Более того, он продолжает учиться...

— Обывательское мнение таково: выучил ноты, так выходи и пой! Ничего подобного. При всех правильных навыках ты можешь встать с утра и обнаружить, что голоса нет. Наш инструмент внутри нас, и его не достанешь, не настроишь, как рояль. Качество его работы наполовину зависит от психологии, а значит, временами не подчиняется нам.

— Если бы начинающий певец спросил у вас совета, куда и к кому поехать учиться, чтобы вы порекомендовали — Москву, Питер, Италию? Фамилию профессора?

— И то, и другое, и третье. Чем больше, тем лучше. Нужно много слушать, в том числе и плохое исполнение. Нужно найти свой эталон в искусстве — будь то Паваротти, Нестеренко, Каллас. У певца период накопления длится всю жизнь, а не только консерваторские годы. Успеха добивается только тот, у кого внутри сидит «червячок» и заставляет сомневаться.

— Последние несколько лет ваш послужной список значительно удлинился — новыми ролями, постановками, поездками. Что из творческих событий оставило самые яркие впечатления?

— Сразу несколькими интересными проектами запомнился мне 2002 год. Первый из них — это запись оратории Ф.Листа «Христос» на «Radio France» с дирижером Евгением Светлановым. Запись состоялась за несколько месяцев до смерти Светланова. К тому времени он перенес уже 11 операций на ногах. К пульту подходил с тросточкой, затем отставлял ее в сторону и три с половиной часа стоял на ногах, «держа в руках» грандиозное произведение для полутора сотен исполнителей — хора, оркестра, органа, шести солистов. Надо было видеть его волевое лицо, чувствовать, как он переживал каждую ноту. Кто попал под ток его музыкальной энергетики, до конца звучания не мог выпасть из этого гипноза. Как будто ты себе не принадлежишь. Все были потрясены классом его дирижерской работы. А после репетиции Светланов превращался в простодушного милого старичка, который на все наши опасения отвечал: «Не волнуйтесь, идет третья мировая война, а вы волнуетесь по пустякам».

Второй из запомнившихся проектов — по
становка оперы «Хари Янош» венгерского композитора Золтана Кодая во французском Монпелье. Разговорную роль главного героя играл Жерар Депардье. Его персонаж — солдат, наподобие нашего Василия Теркина, вспоминал свою жизнь, фантазировал, сдабривая свой рассказ юмором и фольклором. Я и весьма успешная ныне певица Нора Губиш исполняли музыкальную часть этого повествования, «ожившие» сцены воспоминаний. Спектакль, что называется, был обречен на успех. С Депардье мы немного общались, совсем просто, ведь по–настоящему творческий человек в работе неамбициозен.

— Чем удивил вас заграничный музыкальный мир?

— Высокой востребованностью оперного искусства и организованностью, порой даже чрезмерной. Ну, о технических возможностях нечего и говорить. На постановке «Фиделио» в «Новой опере» Тель–Авива прямо на сцене использовался лифт. Там же я пел «Онегина»...

— Похоже, роль Евгения Онегина можно назвать вашей визитной карточкой?

— Да, я участвовал во множестве разных постановок в России и за рубежом. Запомнилась постановка «Онегина» в Страсбурге. К сожалению, русская тема часто подается за рубежом как «стеб». Я ехал и боялся, как бы не попасть в такой «капустник». Но, к счастью, итальянский режиссер, приглашенный в Страсбург, ставил «Онегина» очень трепетно и свежо.

— А другие любимые роли — тоже амплуа аристократов?

— Вовсе нет. С консерваторских лет мне дорога «Богема». Я пел Марселя в студии Екатеринбургской консерватории, и эта атмосфера студийности, голодной молодости, бесшабашного веселья так мне нравилась! И нравится до сих пор. Очень хорошим был последний мартовский спектакль в белорусской опере, где в главную партию вводился Эдуард Мартынюк, — поздравляю его с успехом.

Но еще больше мне понравилась «Богема» в постановке Ростовского театра оперы, где, кстати, работает пол–Минска — дирижер А.Анисимов, режиссер С.Цирюк, художник Э.Гейдебрехт. В той постановке пятачок, на котором веселится богемная молодежь, очень тесен и приподнят над сценой. И все герои, словно на ладошке у Бога, оторваны от земли, а зритель смотрит на них через увеличительное стекло и по–хорошему завидует.

— Что вас тревожит в судьбе белорусского театра оперы?

— Именно сейчас в театре произошла смена поколений. Но так сложилось, что петь молодежи негде. Раз в месяц — это не работа, чтобы петь хорошо, — надо петь много. Простой и «вымывание» хороших голосов из театра очень опасны.

— Если бы молодой певец, выступление которого вам не понравилось, спросил ваше мнение, что бы вы ему ответили?

— Я бы дал ему хороший совет. Поддержал бы. Артиста легко ругать, но трудно вообразить, сколько за каждым выступлением, даже плохим, стоит труда...


А идут ли на пользу самому театру «вояжи» наших оперных звезд?

Выслушаем мнение эксперта — народного артиста Беларуси, композитора Сергея КОРТЕСА:

— За четыре года, что я работаю вне театра, я стал далек от всей оперной кухни. Скажу лишь, что все договоры на гастрольные выступления артистов — это их частное дело. В бытность директором я обсуждал с импресарио только вопросы, связанные со стоимостью спектаклей. Что касается Владимира Петрова, в течение 12 лет работы в оперном я наблюдал его огромный профессиональный рост как певца. Это очень умный и обаятельный певец. У него замечательный голос. Само звучание этого голоса, думаю, бесценно для театра. Несомненно, он певец мирового класса, что подтверждает его активная гастрольная деятельность.

У него сегодня много приглашений вне театра, и это замечательно. Всегда были солисты, которых хотели пригласить куда–то отдельно. Это нормальная работа: артист берет отпуск за свой счет и поет на другой сцене. Так принято во всем артистическом мире. Наоборот, если артиста никуда не приглашают — это достаточно плохой признак. Таких людей, как Петров, как дирижер Александр Анисимов, надо беречь. У меня никогда не было к ним ревностного отношения. Я всегда только радовался их успехам. Ведь все знают, что это — белорусские артисты. Ведь их слава все равно неизбежно солнечным лучом падает и на наш оперный театр.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...