Народная газета

Драма на дне стакана

Женский ЛТП: принудительно трезвые

В Витебске вдоль высокого бетонного забора, за которым почти три года находится женский ЛТП, собирали мусор женщины в обычной одежде. Рядом сопровождающие дамы в военной форме. Здесь не ходят в единой робе, но распорядок дня строгий. Как же устроена тут жизнь и кто сюда попадает? Ответы на вопросы я попыталась найти в стенах
этого учреждения

алкоголь1 (Копировать).jpg


Лечебно-трудовой профилакторий — это мини-городок. Здесь два общежития, столовая, банно-прачечный комплекс, церковь, библиотека, клуб, магазин.

Выходишь из КПП, и чуть левее — клуб. Справа — общежитие, входы к нему огорожены высокой решеткой, возле крыльца курят постоялицы. Возраст разный. Присматриваюсь к одной из них: молодая, но лицо, пострадавшее в боях с алкоголизмом, прибавляет к паспортному возрасту лет 20. Хотела сфотографировать, но делать это можно только с разрешения самих обитательниц, а они тут же ретировались, увидев камеру.

В общежитии казарменный порядок.

В спальнях кровати в два яруса, застеленные одинаковым белым бельем, тумбочки и табуреты. Уюта придает тюль на окнах, кое-где висят цветы на стенах и зеркала. Ничего лишнего. Верхняя одежда в гардеробе: над вешалкой на полке небольшая кучка вещей, снизу обувь. Увидев мое удивление, заместитель начальника по исправительному процессу лечебно-трудового профилактория № 9 управления Департамента исполнения наказаний МВД по Витебской области Евгений Купава пояснил:
— А вы думали, сюда приходят с чемоданом? Нет, с маленьким пакетиком.

В столовой только гражданские повара. Питание довольно разнообразное. На завтрак обязательно какая-нибудь каша, на обед суп и что-нибудь мясное с гарниром, а на ужин рыбные блюда. Есть и диетическое меню. Дома далеко не все эти женщины так питались.

В ЛТП есть банно-прачечный комплекс. Как рассказала заведующая этим хозяйством Татьяна Иванющенко, моются по графику, одновременно меняется постельное белье. Помогают ей шесть, как их все называют здесь, гражданок.

— Наряды в банно-прачечном комбинате и столовой — не бесплатная рабочая сила, — пояснил Евгений Викторович. — Они тут трудоустроены, ходят на работу каждый день, за что и получают зарплату.

В Витебске единственный в стране женский ЛТП, который, помимо алкогольной зависимости, специализируется и на наркотической. Психолог группы психологического обеспечения Татьяна Кириллова рассказала о подопечных вот что:

— В первую очередь они меняются внешне. Некоторые приезжают истощенные, а через какое-то время узнать их невозможно — лица светлеют. Но чтобы у человека что-то поменялось, помимо внешности, он должен сам этого захотеть. Конечно, когда это молодая женщина, что-то изменить гораздо легче. Некоторые сами приходят за помощью. Но не все. В большинстве своем они потеряли все, и детей в том числе, поэтому мотивацию найти очень трудно. Но женщина остается женщиной, и самое важное для нее — внешность. Они очень реагируют на преображение облика.

алкоголь2--healthedworks.org (Копировать).jpg

Через полгода пребывания в ЛТП комиссия вправе рассматривать возможность досрочного освобождения.

— Все плачут, в один голос говорят: хотим домой, к детям. Спрашиваю: когда вы видели своего ребенка последний раз? Года три назад. А кто мешал? Есть те, которые добивались возвращения детей, а потом их обратно забирали. А чего хотят эти женщины на самом деле? — пожимает плечами психолог.

Медчасть — целая поликлиника.

В штате два психиатра-нарколога, терапевт, невролог, гинеколог, стоматолог, рентгенолог. В собственной клинической лаборатории все обследуются на ВИЧ-инфекцию и сифилис. Свой стационар, круглосуточный медсестринский пост. Проводят тут кодирование от алкогольной зависимости, говорит заместитель начальника по лечебно-профилактической работе ЛТП № 9 Евгений Щербаков:

— Мы понимаем, что многие слабы, и возвращение в старую жизнь чревато для них опасностями. Поэтому стараемся изменить их отношение к миру, внушить, что здоровый образ жизни — это правильно. Но важно, чтобы по возвращении для них была работа, чтобы их ждали в семьях.

Рассчитан ЛТП на 600 человек, но сейчас заполнен наполовину. Постоялицы здесь разные — кто-то попал впервые, а кто-то уже седьмой раз. Около 70% обязаны компенсировать затраты государству на содержание своих детей. Все работают на предприятиях Витебска, сельхозпредприятиях. Оплата труда такая же, как и у остальных работников — в зависимости от выработки. Средняя зарплата — 250 рублей, общие удержания из нее по законодательству не могут быть более 75%. У некоторых все вычеты идут на содержание детей, остальные частично возмещают расходы за коммунально-бытовые услуги и питание в ЛТП. На это государство тратит около 100 рублей в месяц на одного человека.

А как у них?

В Швеции, Италии, Германии алкоголиков помещают в специальные лечебные центры. Принудительное лечение назначается судом, хотя случается, что решение может вынести прокурор (во Франции) или полиция (в Финляндии).

Для принудительного лечения в Японии достаточно подозрения в алкоголизме, в Канаде необходимо установить факт зависимости от алкоголя, в Великобритании — доказать, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами. Везде главным условием для принудительного лечения является опасное поведение алкоголика — как для самого себя, так и для окружающих. В США практикуют альтернативное лечение: взамен тюремного заключения больной может выбрать курс терапии. Законы о принудительном лечении от алкоголизма и наркомании есть почти во всех странах Азии.

70% находящихся в ЛТП имеют судимости. Реабилитация рассчитана на год. Средний контингент — 30—40-летние. С родными они могут общаться хоть каждый день. Им предоставляется возможность краткосрочных свиданий и телефонных переговоров, говорит Евгений Купава:

— У нас были матери, малыши которых находились в детском доме буквально в километре от нас. С этим учреждением мы постоянно организовываем совместные мероприятия. Матери могут пообщаться со своими детьми, под контролем, конечно. Но была у нас одна женщина, которая знала, что ее ребенок в этом детдоме, но не желала встречи с ним. Есть у нас и другая — 26-летняя, которая начала ездить по ЛТП с 18 лет, и сейчас уже шестой раз.
Светлана Лабэта, 52 года, уроженка Шарковщинского района Витебщины, рассказала:

— В витебском ЛТП уже второй раз, раньше была в Староселье Могилевской области. Сколько раз? А неважно, не один. Какое-то время держалась, два года не выпивала. С чего все началось? Жизнь плохим боком повернулась когда-то. Папа мой лежал семь лет парализованный, бедро сломал. Дочка маленькая. Трудно было. Сама с 20 лет заболела тяжелым кожным заболеванием. И суставы больные, уже дали III группу инвалидности. Ну, конечно, надо было больше смотреть свою семью.

У нее нет никакой профессии. Работала в строительстве, на ферме, в полеводстве, немного на заводе. Но нигде себя не нашла. Из ЛТП Светлана Петровна поедет к своей взрослой дочери. Будет жить на пенсию по инвалидности — чуть более 135 рублей в месяц.

— Как вы считаете, вы сюда последний раз попали?

— Да, теперь последний. Буду стараться жить ради дочки.

Так говорят практически все. И многие затем сюда вновь возвращаются. Бег по кругу?

О  лечебно-трудовых профилакториях споры не утихают с советских времен. Мнения высказываются самые разные: от “это необходимо” до “это негуманно”. Но что делать с теми, кто не хочет лечиться, работать? Побывав в ЛТП, убедилась, что проблема не имеет хорошего или, как модно теперь говорить, цивилизованного решения. Наверное, потому и тяжело видеть, как усилия специалистов, надежды родственников и немалые средства тонут в спиртовом угаре.

Алкоголизм — тяжелая болезнь, а не преступление, видимо, поэтому в названии учреждения, где хроническим больным продлевают жизнь, появилось слово “лечебный”. Решение о направлении сюда принимает суд.

Свобода выбора и права человека — это хорошо, но это ведь не значит, что алкоголик должен быть защищен в своем праве погубить себя и своих близких.

И если уж говорить о правах человека, у алкоголика действительно есть одно неотъемлемое право. Право на жизнь.

И для того чтобы он смог им воспользоваться, его чаще всего надо заставить протрезветь. В разных странах это делается по-разному, но обязательно делается.


КОММЕНТАРИЙ

-Мартынова (Копировать).jpg


Елена Мартынова, главный врач Витебского областного клинического центра психиатрии и наркологии:

— Алкоголизм у женщин формируется значительно быстрее, чем у мужчин, и протекает тяжелее. Главной проблемой, с которой сталкиваются и врачи, и близкие женщины-алкоголика, является непринятие и полное отрицание существующей проблемы — зависимости от алкоголя. Это связано не только с тем, что ей психологически сложнее признать свою деградацию и подвластность зеленому змию, но и с физиологическими особенностями женского организма. Сегодня много методов лечения. Главное — вовремя обратиться за помощью и найти мотивацию к лечению.

Автор: Дарья Долгожданная



Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости