Дождь смывает слезы

Олимпийский огонь горит уже пятый день. Наша сборная пока не имеет наград, но это означает только то, что сегодня мы с двойным усердием станем поддерживать Дарью Домрачеву в гонке преследования у биатлонисток. А завтра в борьбу вступят хоккеисты...

Олимпийские игры в Ванкувере стартовали с места в карьер. Первый уик–энд вместил в себя рекорды и смерть, вскрыл казусы в организации и назвал имена сенсационных победителей. Дождь, снег и солнце сменяют в Ванкувере друг друга, как день и ночь, и во всем этом хаосе пытается разобраться специальный корреспондент «СБ» на Олимпийских играх Сергей КАНАШИЦ.


Миллионы зрителей по всему миру, которые наблюдали за церемонией открытия Олимпиады, думается, не сразу сообразили, что организаторы испытали огромные технические проблемы.  В момент зажжения олимпийского огня из помоста, на котором проходило шоу, не смог подняться один из четырех стержней, предназначенных для кульминации церемонии. Предполагалось, что каждый из них подожгут легенды канадского спорта, что в итоге приведет к возгоранию пламени в главной чаше, выполненной в форме цветка.


Среди тех, кто должен был участвовать в этой процедуре, были легендарный хоккеист Уэйн Гретцки, горнолыжница Нэнси Грин, баскетболист Стив Нэш и конькобежка Катриона ЛеМэй-Доан. Однако последняя в итоге осталась «без работы», и главный огонь Олимпиады был зажжен силами только троих факелоносцев. Организаторы объяснили, что это почти здорово («Лишний раз подчеркивает живой характер шоу, всякое случается. Хорошо, что успели перепрограммировать центральный ствол, чтобы он загорелся»). А ведь освоили десятки миллионов на шоу, и такой провал в кульминации...


Уже после того как все зрители покинули стадион BC Place, организаторы исправили возникшую проблему, и конструкция приняла тот вид, который и должна была по первоначальной задумке. Сейчас на этой арене проходят лишь награждения спортсменов — победителей Игр-2010.


Саночная трасса в Уистлере считается очень быстрой и оттого опасной. Она была сконструирована относительно недавно с применением новых технологий, но нравилась далеко не всем. Именно потому и не нравилась, что требовала от спортсменов полной концентрации и мастерства. На нее вообще, говоря задним числом, следовало бы давать специальный допуск. Когда летишь по ледяному желобу со скоростью около 150 километров в час, одно неверное движение может привести к трагедии. Современный спорт уже давно стал индустрией, победы и рекорды здесь даются слишком дорогой ценой, просто участие уже давно не котируется, а спорт и смерть в последнее время все чаще идут рука об руку. На современных трассах в современном спорте становится небезопасно. Время ушло вперед, вместе с ним изменился спорт, поменялся мир. Нодар Кумариташвили потерял управление, вылетел с трассы и на полном ходу протаранил бетонный столб. Авария страшная, те, кто ее видел, не могут говорить о ней без содрогания. Несмотря на то что помощь спортсмену была оказана моментально, он умер, не приходя в сознание. В день открытия Игр это стало шоком для всех.


Грузинская сборная хотела сняться с Олимпийских игр, но приняла решение остаться и продолжить соревноваться. Их решение стадион во время церемонии открытия встретил минутой молчания, а проводил аплодисментами — грустными, но вместе с тем решительными. Олимпийские игры начались и продолжаются, но печать трагедии с них уже не смыть.


Сноубордистка приземлилась на голову


Австрийская сноубордистка Мануэла Риглер получила тяжелую травму, приземлившись на голову во время тренировки. Спортсменка несколько минут находилась без сознания, ей оказали первую помощь, а затем отправили в больницу. По словам врача сборной Австрии, Риглер получила тяжелое сотрясение мозга.


Запах свободы и дух авантюризма


Помимо, собственно, Олимпиады — стартов и рекордов, Игры наполнили журналистский блокнот и другими, не совсем спортивными впечатлениями.


Транспортный вопрос испортил первый день Олимпиады. То, чего больше всего боялись, случилось. Причем неожиданно просто, даже с каким–то невероятным комическим изяществом...


Во–первых, необходимо рассказать о маршруте в горы, на соревнования лыжников, биатлонистов и прыгунов с трамплина. Он оказался проложен с особым цинизмом. Как говорили в одном известном фильме. «Тому, кто это придумал, нужно гвоздь в голову вбить!»


Для начала автобус из главного пресс–центра Ванкувера следует в Уистлер, что в 150 километрах от города. Это расстояние, несмотря на почти идеальную дорогу с двумя полосами в каждую сторону и отсутствием серьезного трафика, преодолевается за 2 часа 10 — 20 минут. Однако это только начало. В Уистлере вам надо пересесть на другой шаттл и... вернуться по той же дороге, по которой вы только что ехали, на расстояние 20 минут пути, чтобы потом повернуть на смежную дорогу. По ней необходимо преодолеть еще с десяток километров и сойти на перевалочной станции. Выдохнули, потянулись и... грузитесь снова! Еще минут 10 пути — и вы наконец у цели: биатлонный стадион перед вами. Все это сумасшествие вместе с ожиданием на полустанках занимает примерно три с половиной часа. В одну сторону, разумеется, и другого пути не существует. Обратно еще сложнее, потому что для посадки в автобус необходимо выстоять длиннющую очередь, в которой волонтеры и журналисты равны, а кого из них больше — еще большой вопрос: облаченный во все голубое, обслуживающий персонал уступать не хочет и, толкаясь локтями, лезет в транспорт первым. Автобусы из Уистлера в Ванкувер ходят с интервалом в один час, и этого, конечно, оказывается мало — салон забивается под завязку моментально, заставляя тех, кто не влез, ждать следующего. В течение часа, естественно. Итого имеем: для того чтобы посетить биатлон, отработать и вернуться, необходимо потратить 12 часов.


Второе, не менее яркое впечатление — водители. Они тут, так сказать, нескольких видов. Основной — гид–пенсионер. Он нетороплив, обстоятелен, выглажен и напомажен. По дороге в Уистлер этот водитель предложит вам увлекательный рассказ обо всем, что попадется на глаза, а скорость автобуса за все время пути не превысит 60 километров в час.


Еще один вид — женщины невероятных размеров, чьи габариты совсем немногим уступают тому транспортному средству, за руль которого они с трудом втискиваются. Эти на дороге пристраиваются за самым большим и медленным грузовиком, следуют за ним, будто привязанные.


Америка и Канада со своими свободами, вообще, ушли, кажется, слишком далеко. Здесь в номере гостиницы пахнет клопами, на пути олимпийского огня лежат, прикрытые картонной коробкой, люди без определенного места жительства, здесь протестуют против Олимпиады просто для того, чтобы против чего–то протестовать, и стараются сделать бизнес на всем. Здесь слишком много свободы и гораздо меньше порядка. Таковы первые впечатления, а они, как говорят психологи, чаще всего оказываются самыми верными...


Погода — хоть глаз выколи


В Олимпийском парке облака цеплялись за верхушки елок, очередь из журналистов длинной колбасой петляла меж оврагов, ждала автобуса и выпускала пар, матерясь на множестве языков мира. Небо поливало нас своими слезами, а предводитель Российского биатлонного союза олигарх Прохоров с лицом мрачным, как ванкуверская погода, выражал общее настроение своей команды. Мы ему от души сочувствовали: бедные россияне, две гонки и ни одной медали...


У нас настроение было гораздо лучше. Хотя за послефинишной улыбкой Дарьи Домрачевой, как показалось, скрывалось разочарование: губы у нее смеялись, а глаза грустили. На то были свои причины. Дебютная гонка нашему лидеру явно удалась. За день до старта она была мрачна и сосредоточенна, не лучилась солнышком и на предстартовой пристрелке, а потом пошел дождь. К такой погоде наши сервисмены были готовы, дождя ждали и с прогнозом угадали. Первая стрельба — точно в цель. Перед второй Клаус Зиберт на тренерской бирже заметно нервничал и даже, будто отпугивая каких–то злых духов, ритуально стучал в ладошки. Дарья примчалась, прицелилась и снова закрыла все мишени. Оставалось только ждать финиша и надеяться, что скорость поможет ей «съесть» отрыв от лидеров. И она старалась, как могла, но «снег был слишком мягким, трудно было сделать твердый, жесткий толчок...» Эти слова Домрачева сказала после финиша, когда грустила, но виду не показывала. Мы говорили уже о предстоящей гонке преследования, и Даша вспоминала, как в прошлом году сумела выбиться из шестого десятка на пятое место, а теперь у нее восьмое и отставание от словачки Анастасии Кузьминой каких–то 33 секунды...


Наши девчата вообще произвели очень хорошее впечатление: три человека в тридцатке, все отстрелялись по нулям, лишь только четвертая, самая опытная, Ольга Назарова, дала сбой, трижды махнув на втором огневом рубеже в «молоко». «Будем выяснять, что с ней случилось, разговаривать...» — пообещал главный тренер женской сборной Андриан Цыбульский.


Работа тренерского штаба, кстати, оказалась видна, не зря обещали подвести девчат к Ванкуверу в оптимальных кондициях. Молодая команда явно прогрессирует, на нее приятно смотреть. И Людмила Калинчик, и Надежда Скардино доказали свою состоятельность и приумножили наши надежды на эстафету.


А вот в мужской гонке случилось нечто невозможное: те, кто успел стартовать в первой двадцатке, показали лучшие результаты, остальных засыпало снегом. «На вашем месте должен был быть я», — вполне мог сказать Александр Сыман, обращаясь к Винсенту Жею и Якову Факу — малоизвестным широкой публике новоявленным чемпиону и призеру Олимпийских игр, но ограничился точной стрельбой и 20–м местом в протоколе. В сравнении с результатами Александра в сезоне — это почти подвиг...


Прямая речь


Людмила Калинчик:


— Стрельбой довольна, а вот ногами недоработала, могла пробежать быстрее. Тем более это была «моя лыжня». Дождь вообще нам на руку, ведь у нас очень профессиональные сервисмены, которые превосходно готовят лыжи. Для меня главное на Олимпиаде, чтобы не было больших морозов, так как у меня очень большие проблемы с пальцами, я их отморозила в прошлом году. Теперь они мерзнут даже при нулевой температуре, на втором огневом рубеже я их просто не чувствую...


Надежда Скардино:


— Могла быть выше, но задержалась с последним выстрелом. Повела уже ружье вниз и если бы выстрелила, то совершила бы промах, пришлось остановиться. Первый старт мне дается сложнее всего, необходимо разбежаться, почувствовать скорость. Хотя сегодня только из–за стрельбы проиграла, наверное, мест 10. Стараюсь не думать, что это самый главный старт если не жизни, то четырехлетия. Хочется просто выложиться на все сто.


Андриан Цыбульский, главный тренер женской сборной:


— Доволен. Особенно порадовала Людмила Калинчик, которая заметно прибавляет и на тренировке бежала в одни ноги с Дарьей Домрачевой. А в том, что сразу три девушки отстрелялись по нулям, безусловно, заслуга Клауса Зиберта. Спасибо и сервис–группе во главе с Райнхардом Нойнером. Его согласие работать с нашей дружиной — большая удача. За исключением редких случаев, в нынешнем сезоне сервисмены сработали на уровне сильнейших команд мира, а то и лучше.


Александр Попов, главный тренер мужской сборной:


— В распределение мест вмешалась погода. Она не повлияла на результаты разве что тех, кто стартовал в числе первых. И хотя наш Евгений Абраменко вышел на трассу, когда ненастье уже улеглось, лыжня к тому моменту изменилась и скольжение было другим. Впрочем, пострадали не только мы. Многие из признанных лидеров тоже ничего не смогли сделать...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Алексей
Олимпиада уже давно не праздик спорта и единения.. А политическая акция и состязание фармокологических допинговых компаний.. Давно пора закрыть эту пожирающую миллиарды долларов лавочку.
валентина
Откройте пошире глаза.Любуйтесь красотой и величием Олимпиады, которая объединяет всех людей планеты. А спортсмены даже на 40 месте все-равно -ГЕРОИ !!! Особенно НАШИ!!!<br /> <br />
Поздравляю всех- кто победил, участвовал и восторгался с великим праздником Олимпиада!!!<br /> <br />
А если вы, Алексей, признаете только религиозные праздники не смотрите телевизор, а ходите только в церковь.Какой будет ваша жизнь?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости