С гендерным неравенством вполне успешно справляется подрывная деятельность

Доверие к эмигрантам

Наши «независимые» сайты с поразительным упорством находят и публикуют нервические «откровения» белорусов, давно и уже, похоже, безвозвратно живущих за рубежом. О двух таких – Татьяне Новиковой из США и Ольге Улевич из Испании – мы уже говорили. Я для чего пишу имена: полагаю, страна должна знать своих «героинь». Которые в горящую избу ни ногой, про беду и коней я даже не говорю. 

Одна доводит нам про наши долги: «Долг каждого человека — донести до белорусских чиновников, что они должны принять срочные меры». До ничего не понимающих, как ей из-за океана видится, белорусских чиновников. А не до матушки Нэнси Пелоси  - ее наша землячка то ли стесняется, то ли боится, то ли социальный статус не позволяет. А «родное» правительство, понятное дело, ей должно по жизни. 

Другая, наглухо запершись в Каталонии, в окружении уже, простите, шести тысяч умерших, пишет: «В медицине в Испании социализм. В испанской больнице находиться одно удовольствие». Наверное. Какое-то недолгое время. Еще: «Испания — это сознательность и забота о других, Каталония – это послушность и доверие к закону. А у нас – … (мат), а в Беларуси никто никого не жалеет». О чем тут спорить? Зато берегут, наблюдают, изолируют и лечат. Некогда жалеть.   

И вот появляется третья – некая Ольга Дриндова, «редактирующая немецкоязычное аналитическое издание Belarus-Analysen». Она рассуждает о доверии: «Доверие к источникам информации, сила и уверенность в том, что вы понимаете, что происходит, - очень необходимы людям в этих необычных ситуациях». 

Аналитика зашкаливает уже с первых строк: ни слова о системах контроля, о готовности здравоохранения, о наличии медтехники, об умении совместить работу врачей и правоохранителей. В «необычной ситуации» людям, оказывается, важно не это. 

Вся статья аж из четырех частей написана вот с каким посылом: «Есть подобное на немецкое доверие и ощущение информированности среди людей в Беларуси? Нет». Это Дриндова точно знает, не выезжая из Германии. А только, видимо, читая Новикову и Улевич. «С доверием к власти у белорусов в принципе проблема, а во время такого, конечно, приходит память про Чернобыль». Они сестры, что ли, с Алексиевич? Нет. Откуда тогда «память»? Нет ее – «я родилась в 1986 году». Памяти нет, жизни в Беларуси давно нет, но доверия к власти «у оставшихся там белорусов» тоже нет, вот оно как. 

Не призываю никого никому слепо доверять. Думайте сами, все необходимое для этого есть у каждого. Но не лгите при этом – ни себе, ни людям.  
Добрая половина статьи посвящена поиску «нестыковочек» в белорусских официальных заявлениях. Поиску дотошному и яростному, как ревнивая жена обшаривает карманы мужа. Как сама же и пишет, «кто ищет, тот найдет», а как же: «Мини-расследование проведено – нашлась пара примеров». Гут, здесь нашла пару, а там? Слушайте прямую речь: «Почему я не проверяю действия Министерства здравоохранения Германии? Это интересный вопрос». И все. И об этом - ни слова больше. 
Вера, как известно, - сила великая. Плевать, что совершенно не совместимая с аналитикой. Ольга немецкому Минздраву верит, нечего там и проверять. У нее в голове и на письме так: «Дело не в том, какие меры являются наиболее правильными, а в том, считают ли люди, что меры, принимаемые государством, являются адекватными ситуации». С ее точки зрения те шесть тысяч испанцев, десять тысяч итальянцев и полтысячи немцев (данные на 29.03.20.) умирали с верой, что их государство адекватно. Доверяя своей системе здравоохранения. И с полным согласием с ее, Дриндовой, «аналитикой». 

Наконец, прочитайте вывод, который аналитичка делает, а «независимая наша пресса» без купюр и комментариев печатает: «Власть, а не блогеры и не бизнес, берет на себя ответственность за людей». Из чего вроде бы следует, что как раз блогерам и надо вот сейчас заткнуть фонтан? Нет: «Но оказывается, что люди ей не верят. Либо в принципе не верят, либо больше верят тем, кто на Западе, потому что Запад прогрессивен. А мы нет. Давайте просто делать, как они, и все будет хорошо». 
У меня других слов нет, кроме таких: «Меркель поучи щи варить». И посчитай умерших вокруг. И замолчи. 

Потому что напоследок Дриндова еще и нас же упрекает в бесчеловечности: «Ради условной 80-летней фрау Мюллер, живущей в баварской деревне, государство останавливает транспорт, ограничивает свободное передвижение людей, ставит под угрозу выживания малый и средний бизнес, закрывая рестораны и другие заведения. Кто-то назовет это массовой истерией. Я вижу в этом человечность». 

Было у меня желание провести параллель между вот этой триадой богинь пера и генералом Красновым. Который и в 1941 году все порывался под рукой Гитлера еще разок сходить поубивать побольше этих «краснопузых». Однако сравнение было бы неточным. Хотя никто не назовет беглого казака вместе с перечисленными эмигрантками друзьями своей бывшей родины. 

Что доказывает: подрывная деятельность успешно справлялась с любыми гендерными различиями еще вон сколько лет назад. Если ею заниматься от всей души или что у них там есть.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...