Достижение максимальной глубины

Поможет ли модернизация белорусских НПЗ автолюбителям?

Падение глобального спроса на мазут на мировом рынке поставило нефтепереработчиков перед дилеммой: либо выпуск средних дистиллятов, либо закрытие. Многие европейские компании решили изменить тактику и сделали крупные инвестиции в углубление переработки. Информация о строительстве новых установок на нефтеперерабатывающих заводах появляется одна за другой — в Польше, Франции, России, Болгарии крупные нефтехимические гиганты объявляют о том, что возводят новые установки для гидрокрекинга, замедленного коксования или вакуумной перегонки. Не остались в стороне от процесса и белорусские НПЗ. Через несколько лет оснащение наших предприятий будет считаться одним из самых передовых в мире. Каким образом идет техническое перевооружение нефтеперерабатывающих заводов и что в этой связи следует ожидать экономике и простым автолюбителям?

neft4.png


Для начала маленький урок химии: переработка нефти делится на первичные и вторичные процессы. Суть первых сводится к тому, что черное золото разделяют на несколько фракций: бензиновую, керосиновую, дизельную и на остаток перегонки — мазут. В последнее время большинство нефтеперерабатывающих предприятий мира озабочены одним важным вопросом: как углубить переработку сырья. Дело даже не в экономии и в возможности из того же количества нефти получить больше готовых продуктов. Просто пошлины на «тяжелые» остатки переработки год от года становятся выше, и если хочешь быть конкурентоспособным — умей вертеться.

Представьте: в 1963 году на только что начавшем работать предприятии «Нафтан» глубина переработки нефти составляла всего 56 %. Спустя полвека она увеличилась до 75 %, а к концу нынешней программы модернизации, рассчитанной на 2011—2015 годы, новополоцкие нефтехимики планируют довести показатель до 89—90 %. Ограниченное число предприятий в мире могут похвастаться тем, что перерабатывают «кровь земли» настолько же обстоятельно. А в ближайшем нашем окружении — в странах СНГ — таких производств пока и вовсе нет.

Мозырский НПЗ, введенный в эксплуатацию в 1975 году, немного скромнее своего старшего брата. По итогам нынешнего года там пообещали довести глубину переработки нефти до 74 %, что уже считается максимальным показателем в истории этого предприятия. Впрочем, программа модернизации в Мозыре также сулит в будущем технологический прорыв. После реализации ряда проектов глубина переработки нефти должна достигнуть 89 %. Соответственно, уменьшится количество выпускаемого мазута и гудрона — тяжелых низкорентабельных нефтепродуктов и увеличится количество светлых нефтепродуктов, имеющих при реализации более высокую добавленную стоимость.

neft2.png

Установку замедленного коксования на «Нафтане» возводят 1,4 тыс. строителей со
всей страны. В следующем году понадобится привлечь еще 1 тыс. человек


Удивляться тому, что на НПЗ озаботились техническим переоснащением, не стоит. Во-первых, заменять морально и физически устаревшие агрегаты — вполне естественный процесс. А во-вторых, все идет к тому, что получаемая ныне нашими предприятиями нефть по внутрироссийским ценам через несколько лет для нас заметно подорожает — до мирового уровня. А это, как говорится, уже совсем другая экономика. К тому же работать с мазутом несколько лет назад стало не так выгодно, и сегодня многие европейские и российские НПЗ изо всех сил стараются увеличить глубину переработки.

Сейчас на заводе действуют две «первички» — АВТ-2 и АВТ-6, которые были запущены в эксплуатацию еще в середине прошлого века. Они уже исчерпали свой ресурс, поэтому обновленная установка АТ-8 вскоре заменит АВТ-2 и подстрахует АВТ-6. Строительно-монтажные работы на ней выполнены на 60 %. Ввести в строй реконструированный объект на предприятии планируют ближе к концу следующего года. На «Нафтане» в нынешнюю программу модернизации намереваются вложить огромную сумму — $ 2,1 млрд. Из этих денег уже освоено около $ 1,2 млрд. Если говорить упрощенно, программа включает инвестиционные проекты, которые разбиты на четыре блока: углубление переработки нефти, увеличение объема производства и улучшение качества продукции, а также развитие энергетики и инфраструктуры. Отдельно инвестируются деньги в развитие завода «Полимир», присоединенного к ОАО «Нафтан» несколько лет назад. В концерне «Белнефтехим» ожидают, что в 2017 году ежегодные объемы переработки нефти на заводе вырастут с нынешних 10,7—10,8 млн. тонн до 12 млн. тонн, увеличится почти вдвое выработка высокооктановых автобензинов, а вот бензина класса «Нормаль-80» будут выпускать меньше. Зато на треть возрастет выпуск экологически чистого дизельного топлива «Евро-5», а производство мазута с нынешних 2299 тыс. тонн снизится до 1011 тыс. тонн.

neft3.png


Один из главных объектов, который сейчас строится в Новополоцке, — установка замедленного коксования (УЗК). Для упрощения понимания гендиректор предприятия Владимир Третьяков переводит описание технологического процесса на привычный большинству из нас язык — кухонный: «Представьте себе большую кастрюлю, в которой хозяйка варит суп. Она про него забыла, жидкость выкипела, и дно стало пригорать. Обычно после такого инцидента кастрюлю выбрасывают, но вот у нас этот нагар и есть тот самый искомый продукт. Нефтяной кокс — это почти то же самое, что и знакомый всем каменный уголь, вот только у этого продукта намного выше параметры сгорания и теплотворная способность».

В две огромные цистерны, по сорок метров высотой каждая, поместят гудрон — тяжелый продукт переработки нефти — и под ним зажгут плиту. Когда черная вязкая масса сгорит дотла, на дне останется ценный продукт, весьма востребованный не только энергетическими предприятиями, но и, к примеру, цементной промышленностью.

Огромные емкости размером с небоскреб, в отличие от кастрюли, никто выбрасывать не будет — в цистерне аккуратно высверлят изнутри буром ствол, а остатки срежут со стенок тонкой струей воды под напором. Пока в одной цистерне происходит сгорание, вторую освобождают от продукта и относят его на склад. Тоже, кстати, приметное сооружение, похожее на купол цирка. «Мы его в шутку так и называем — «третий белорусский цирк», только гастролей в нем не будет», — предупреждает директор дирекции по инвестиционным проектам, строительству и ремонту Сергей Кузнецов.

За год в установке можно будет переработать 1,6 млн. тонн гудрона и мазута, получив на выходе 450 тыс. тонн нефтяного кокса. Кстати, «выкипающие» при сгорании вещества тоже используются. Это дополнительное количество газа, бензина и газойля.

Фрагменты цистерн будущей установки, которые сегодня сваривают прямо на заводе, просто гигантские. Испанская компания-производитель везла их к нам морем, потом доставляла по дорогам. Цельным блоком такую емкость транспортировать было бы нереально. Их в ближайшие 8—9 месяцев будут собирать в специально построенных цехах, потому в страну прибудут два гигантских подъемных крана, каждую поднимут на 30-метровую высоту и зафиксируют в конструкции-этажерке. «Можно было бы пойти другим путем — построить 3—4 блока поменьше. Но в нефтепереработке есть золотое правило: чем больше мощность, тем выше эффективность процесса», — объяснил Владимир Третьяков.

По поводу

Возможность компенсации Беларуси от проведения в России налогового маневра в нефтяной отрасли будет обсуждена в Минске 9 октября на заседании Группы высокого уровня Совета Министров Союзного государства. Заседание пройдет на уровне вице-премьеров, российскую сторону будет представлять первый вице-премьер Игорь Шувалов.

К сожалению, нефтяной кокс пока больше будет ориентирован на экспорт. В стране, конечно, на него сформируется спрос, и немалый, но далеко не сразу — в нашей энергетике уже не так много объектов, которые потребляют твердые виды топлива. На «Нафтане» всерьез рассматривали вариант строительства своей электростанции, которая работала бы на коксе. Мощность объекта полностью закрывала бы внутренние потребности в электроэнергии. Но есть одна загвоздка — стоит такая станция не менее полумиллиарда долларов, а в настоящий момент таких денег просто нет. В 2011 году, когда проект строительства УЗК находился в подготовительной стадии, Новополоцкий НПЗ также столкнулся с финансовой проблемой. После девальвации национальной валюты деньги со счетов предприятия просто вымыло — ведь нефть покупается в России за доллары США, а готовый бензин и дизтопливо продаются внутри страны за белорусские рубли. В итоге испанская компания реально заявила о перспективах экономических санкций: не забираете товар, тогда, будьте добры заплатить неустойку в размере НДС на сумму покупки. И без того очень недешевый инвестиционный проект чуть не вырос в цене на четверть. Подставил плечо «Белнефтехим» — камеры выкупали за счет средств фонда финансовой поддержки концерна.

«Завод практически работает по стандарту «Евро-5». Можно было ничего нового не строить, а, как некоторые европейские нефтехимические компании, уменьшить мощности по переработке нефти. Перерабатывать не 10,8 млн. тонн нефти, как сейчас, а, скажем, семь и, сбалансировав процессы, отказаться от переработки мазута, — дает расклад Владимир Третьяков. — Но поскольку на заводе работают около 12 тыс. человек, коллектив терять не хотелось. Поэтому было принято решение: процесс развития завода будет идти через увеличение объемов производства».

Для Беларуси НПЗ — предприятия стратегические. Немалую долю продукции они продают на экспорт, а значит, от этого зависит благосостояние каждого из нас. Белорусским нефтепереработчикам жизненно важно увеличить количество своего продукта на рынке. Ведь наращивая производство, мы можем увеличить экспортный потенциал завода и страны.

Мнение

vladimir.pngВладимир ТРЕТЬЯКОВ, генеральный директор ОАО «Нафтан»:

— Налоговый маневр, на который собирается пойти Россия, вряд ли может считаться неожиданностью. Мы всегда понимали, что рано или поздно нефть подорожает для нас до уровня среднемировых цен, и поэтому реализуемый сегодня на предприятии проект масштабной модернизации призван снизить такие риски.

Естественно, повышение стоимости сырья потребует от нас прежде всего решения ряда экономических задач. Но не было еще ни одного года в истории нефтепереработки, чтобы наши позиции не включалось активно отстаивать правительство. Ни разу мы еще не оставались один на один со своими проблемами. Сейчас идут переговоры с правительством России с целью минимизировать последствия налогового маневра, и, возможно, будут приняты новые решения о поставках нефти.

benko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
----------
Какая разница для НПЗ почём нефть?НПЗ должна волновать сумма оплаты за тонну переработки.Т.е,например,прибалт покупает на бирже тонну нефти,везёт её на НПЗ.По чём купил прибалт нефть и почём получит себе литр бензина-его проблемы.НПЗ с постоянной прибылью.Сумма оплаты за переработанную тонну для НПЗ не меняется.Принцип мельницы.Мельника не волнует стоимость зерна и муки.Он получает одинаковые деньги за тонну смолотого зерна.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости