Народная газета

Доска полета

Минчанин собрал уникальную коллекцию скейтбордов СССР

В гости к минчанину Глебу Бенциовскому люди приезжают со всего света — США, Японии, Евросоюза. В одной из комнат минской двушки разместился “Скейт-музей СССР” — уникальное собрание раритетных скейтбордов и тематических артефактов. Второго такого не найдешь ни в одном уголке планеты. Широкой публике коллекция доступна пока лишь во время проведения выставок и фестивалей — и она вызывает немало интереса как у взрослых, так и у молодежи. Ведь далеко не каждый знает, что виртуозное катание на фанере с колесами было в списке увлечений советских подростков, а производством скейтов занимались крупные оборонные и машиностроительные предприятия СССР

скейт2 (Копировать).jpg

Глебу Бенциовскому 42 года. Он — глава ОО “Белорусская федерация скейтбординга”, основатель первой школы по данному направлению, которая действует при Центре дополнительного образования “Эврика”. А начиналось все в далеком 1988 году. К травмоопасному и на тот момент самому популярному увлечению его, сама того не зная, пристрастила бабушка. Глеб вспоминает:

— Мы пришли в спорттовары покупать мне велосипед, но нужной модели не оказалось — были лишь очень дорогие. Тогда бабушка взяла с полки коробку с надписью “Роликовая доска” — мол, то, что нужно. Я был не в восторге, но скейт мы все же купили.

Интернета и специализированных секций в те годы не было, так что учиться пришлось методом проб и ошибок. Помогла и спортивная подготовка: с 8 лет Глеб увлекался дзюдо, занимал призовые места в республиканских соревнованиях, а к 11 годам уже заслужил синий пояс. Дисциплина, хорошая физическая форма и координация сыграли свою роль в освоении скейта.

— Поначалу “катал” во дворе, потом познакомился со старшими ребятами, которые собирались на “Академке” — большой площадке возле Академии наук, — рассказывает скейтер. — Еще одним любимым местом были Раубичи — там мы даже устраивали гонки. Вообще, хорошие те времена: в Минске везде было асфальтовое покрытие, а не плитка, как сейчас, мы свободно катались по городу.

В БССР увлечение скейтбордингом для многих было не более чем хобби: молодежь “катала” в свое удовольствие. Хотя в ключевых точках советской скейтерской тусовки — Москве, Ленинграде, Харькове, Саратове, Прибалтике — проводились и серьезные соревнования, в том числе союзного масштаба. В целом же завести знакомства с единомышленниками тогда не составляло труда, вспоминает Глеб:

— Есть шутка, что Ленин сделал очень многое для развития скейтбординга. Приезжая в неизвестный город, достаточно было найти памятник Ленину — рядом с ним со стопроцентной вероятностью можно было встретить скейтеров.

Со многими знакомыми тех лет Глеб поддерживает связь и сейчас. Каждый пошел своей дорогой, у минского скейтера тоже был свой путь. Все события в его жизни так или иначе оказались связаны с катанием на доске. Высшее педагогическое образование по специальности “Физическая культура” сегодня помогает преподавать в собственной школе. Опыт работы в строительстве — готовить техзадания на проектирование скейт-парков. Музей — лишь один из проектов. И когда Глеб на него решился, друзья и единомышленники со всего постсоветского пространства задумку поддержали:

скейт1 (Копировать).jpgРади музея семья Бенциовских пожертвовала гардеробной — сегодня здесь хранится более 120 раритетных скейтов, фото- и видеоархив, а также плакаты, вымпелы и другие артефакты. Глеб мечтает найти постоянное место экспозиции, чтобы познакомиться с историей советского скейтбординга мог любой желающий — причем абсолютно бесплатно.

— Идея создать такую коллекцию появилась 12 лет назад — хотелось показать молодому поколению, с чего все начиналось. У меня сохранилось немало атрибутики, многое передали друзья и знакомые. Позже добавились зарубежные раритеты: первые промышленно выпущенные скейтборды США и Германии, а также Zippies Surf Board — скейт с уникальной формой. Это — результат обмена экспонатами со скейт-музеями США и Германии.

В экспозиции “Скейт-музея СССР” множество фотографий, газетных вырезок, плакатов, вымпелов и прочей атрибутики. Но главное — непосредственно скейты, или, как их тогда называли, “роликовые доски”. Их производство в промышленных масштабах было налажено в СССР к середине 1980-х, стоили они по тем временам недешево: от 29 до 55 рублей. Глеб вспоминает: у каждого сознательного скейтера была обязательная заначка 30—40 рублей. Если в спорттоварах “выкидывали” доски, их сметали как горячие пирожки. А за хорошими “дефицитными” моделями люди были готовы ехать за сотни, а то и тысячи километров, чтобы выкупить их прямо с завода.

Выпускали скейты во многих советских республиках, в том числе и у нас — на Житковичском моторостроительном заводе, пинском “Кузлитмаше” и могилевском “Техноприборе”. Глеб рассказывает, что среди производителей досок были очень серьезные предприятия:

— Например, скейты “ЛУАЗ” делал Луцкий автозавод, здесь же изготовляли внедорожники военного назначения. Андроповское производственное объединение моторостроения — оборонный завод, выпускавший турбины для самолетов, — производило знаменитые доски АПОМ. В Киеве скейтбордами занимались на судостроительном заводе.

скейт3 (Копировать).jpg

Среди моделей были как удачные (зачастую реплики известных зарубежных моделей), так и не очень. Яркий пример — доска “Роллинг”, полностью металлическая. Вес — около 5 килограммов. Были еще “чудеса” казахского производства. Выполнять трюки на таких экземплярах практически невозможно. Неудивительно, что многие дорабатывали заводские скейты или делали доски сами. “Самоделки” наравне с заводскими моделями вошли в коллекцию “Скейт-музея СССР”. Всего в экспозиции более 120 досок. Все они сегодня хранятся дома у Глеба Бенциовского:

— Ко мне иногда приезжают скейтеры из других стран, чтобы посмотреть на экспонаты. Но для широкой публики это пока не доступно. Конечно, хотелось бы найти помещение, чтобы посетить музей мог любой желающий. Однако здесь есть проблемы: везде нужно платить аренду, в то время как “Скейт-музей СССР” — проект некоммерческий.

Экспонаты занимают отдельную комнату, ранее выполнявшую роль гардеробной, — для этого ее специально обустроили: сделали полочки, подсветку. Жена Глеба, Ольга, не возражала, за что супруг ей очень благодарен. Она, к слову, и сама катается на скейте. А не так давно увлечение “асфальтовым серфом” стало по-настоящему семейным — в возрасте двух лет на доску встала и дочь Глеба и Ольги:

— На лето скейтборд у нее есть, а на зиму я делал для нее маленький сноуборд из деки для скейта. Сноубординг — тоже наше с женой общее увлечение, я занимаюсь им уже 18 лет. Дочери пока все очень нравится. Что будет дальше — посмотрим. Она свободна в своем выборе.

Глебу родители в свое время тоже не стали чинить препятствий и спокойно отнеслись к его увлечениям. Хотя тревоги наверняка были. Говорят, когда учишься кататься на скейте, первым делом учишься падать. Это действительно так, но правда и в том, что от травм не спасает даже опыт. 

За 30 лет катания у Глеба было несколько десятков серьезных травм. Впрочем, даже это не заставило отвернуться от любимого дела.  Он и сейчас придерживается принципа, заложенного еще в советские годы: есть возможность — вставай на доску, нет желания — не придумывай отговорок.


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?