Дорожные волки

Каждый водитель–дальнобойщик экипирован на все случаи жизни.

Каждый водитель–дальнобойщик экипирован на все случаи жизни

Часть 7-я

Каждый водитель–дальнобойщик экипирован на все случаи жизни. В холодильнике есть запас продуктов. Кто знает, где придется коротать вынужденную остановку на трассе? В бардачке за кабиной у каждого водителя есть небольшой газовый баллон с горелкой, набор посуды — такая мини–кухня. Не всегда шоферы ходят в придорожное кафе, чаще готовят ужин сами. Казенная пища быстро приедается. У Сергея Шарко, кроме всего прочего, — запас картофеля, яйца, сало. Николай стародорожский часто готовил курицу, как будто у него в кабине бройлерная фабрика. У моего Сергея было даже сливовое варенье. Я как–то упоминал, что у «Скании» откидывается над бампером скамеечка, которая служит удобным столиком для приготовления пищи. Шумят горелки, ребята колдуют каждый над своим блюдом. Получается великолепный домашний ужин с привкусом романтики дорог. Есть что–то особенное в пище, приготовленной мужиками. О вкусе я не говорю — пальчики оближешь!


На стоянку возле Тайшета к нам подъехал на джипе «Тойота» наш земляк, который живет здесь в Сибири. Для него Сергей Шарко привез посылку из Воложина от матери. Лет 45, крепко сбитый Дима (так звали земляка) по–свойски присел к нашему походному столу, с аппетитом отведал белорусской бульбы. Он давно обосновался в Сибири. Тут у него свой дом, семья. Работал в милиции, а теперь на пенсии. Как–то не вязался внешний вид этого крепыша со словом «пенсия». Уставших в борьбе с преступностью стражей порядка рано отправляют на заслуженный отдых.

— На медведя мы не ходим. В медвежьем мясе есть личинки, опасные для человека. Охотимся на глухарей. Чистая птица! Бывало, забредешь в тайгу, поохотишься вдоволь, а расстояние 300 — 400 километров — пустяк. На Байкал часто ездим, — увлеченно рассказывал Дима.

Он был рад встрече с нами, а в глазах — грусть по Беларуси.

У придорожного комплекса — кафе, гостиница, заправка — стоит джип со складным домиком вместо кузова. Возле авто пожилой мужчина складывает домик, садится за руль, выезжает на дорогу в сторону Запада.

— «Лямур», француз с Байкала едет, — определил Сергей по номеру джипа.

Я удивился, что этот пожилой француз в одиночку проделал такой путь, и на прощание помахал ему рукой. Француз улыбнулся, помахал мне в ответ, и джип скрылся за поворотом.

Листаю атлас автомобильных дорог, чтобы определить, сколько до Байкала. Периодически встречаются фуры из гаража, где работают мои ребята. Они приветствуют друг друга поднятием руки, выходят на связь.

— Привет! Это Николай, Старые Дороги. (Николай живет в Старых Дорогах под Слуцком.) Как обстановка на трассе?

— Привет, мужики! Иду из Монголии. До границы спокойно. Контрольный пункт в Гусиноозерске лучше проходить ночью, когда полиция уедет на отдых, — сообщает встречный водитель. — Монголы придираются, если не горят лампочки, требуют тугрики. Дорога там дрянь, но платная. Меняйте деньги на границе — ни евро, ни доллары у них не ходят, только — тугрики (монгольская валюта).

— Спасибо, счастливой дороги! — прощаются водители. — Дались им эти лампочки как верблюду стоп–сигнал! — ругаются ребята. — Надо будет проверить.

Разъехались. Наступила пауза. Каждый думает о своем. За окном мелькают указатели: Сухой Ручей, Подкаменка, Каторжанка. Название последней речушки наводит на грустные мысли, которые как–то не вяжутся с картинкой за окном кабины. Проезжая придорожный поселок, видим, как нарядные детки идут в школу. 1 сентября.

— Сегодня мой внук пошел в первый класс, — сообщил Сергей Савич.

— Так это ж большое свято! Будешь должен! Слава, разве я не прав?! — шутит Сергей воложинский.

Кажется, ребята окончательно приняли меня в свою компанию.


omr@tut.by

Советская Белоруссия № 236 (24866). Суббота, 5 декабря 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости