Дорогой правосудия

Статья Председателя Верховного Суда Валентина СУКАЛО

В последнее время деятельность органов судебной власти привлекает повышенное внимание и интерес. Об этом объективно свидетельствует анализ обращений, поступающих в Верховный Суд по "телефону доверия", через книгу замечаний и предложений, публикации в средствах массовой информации, во время всех форм приема граждан. Для меня это понятно и объективно, ведь судьи судов общей юрисдикции только в течение одного рабочего дня выносят более трех тысяч судебных постановлений, затрагивающих жизненные интересы людей. И я вижу, что многих сегодня волнует не только сущность выносимых судебных вердиктов, но и сам процесс правосудия.


Современные технические средства сегодня позволяют людям вести аудио- и видеозапись судебных процессов, а поэтому гласность и открытость правосудия находит не просто законодательное, но и реальное воплощение. Граждане нашей страны при нарушении их прав (реальном или мнимом) все чаще и чаще выбирают именно судебную форму защиты. Степень и уровень общественного контроля, внимания к процессу осуществления правосудия неизмеримо выросли, поэтому и судебная система не может быть застывшей в своем развитии, она должна постоянно совершенствоваться, отвечать всем требованиям времени, задачам государственного и общественного развития.


В течение последних 10 - 15 лет произошел трехкратный рост общих объемов правосудия, особенно гражданского и административного, беспрецедентный на моей памяти рост обращений граждан за судебной защитой. Сегодня это 360 тысяч в год, причем по 96 процентам обращений граждане эту защиту получают. Для того чтобы без увеличения численности судейского корпуса "переварить" такие объемы правосудия, мы ввели упрощенные и быстрые судебные процедуры, сокращенный порядок следствия по простым уголовным делам, разрешили судьям составлять полные решения только по требованию сторон, предусмотрели возможность провозглашения только резолютивной части приговора. За эти годы белорусское правосудие пережило радикальные изменения национального законодательства, освоив более 20 новых кодексов и 600 новых законов, связанных с судебной юрисдикцией, изменило свои приоритеты, постепенно сокращая карательные, репрессивные функции, расширив при этом примирительные и восстановительные. Очень сложным оказался переход на новую уголовно-правовую базу, было принято более 50 новых постановлений пленума Верховного Суда по конкретным категориям дел, проведены два съезда судей. Сегодня можно говорить о том, что мы фактически успешно реализовали два этапа судебных реформ. Система показала свою жизнеспособность в самых непростых условиях, ответила на все вызовы времени.


Каким же должно быть правосудие XXI века? Каким его хотят видеть наши граждане? Какие практические возможности его реформирования? Какова позиция самих профессиональных судей?


На эти вопросы должно было ответить специальное совещание руководителей судов общей юрисдикции всех уровней с участием Президента, оно прошло в июне прошлого года. Итоговым результатом этого важного совещания стал Указ Президента страны в форме послания "О перспективах развития судов общей юрисдикции", который, по сути, является государственной программой развития и совершенствования общих судов на современном этапе развития нашей государственности. Этот обобщающий нормативный акт, по моему мнению, является новым этапом судебно-правовой реформы. Универсальность Послания состоит в том, что в нем удачно совмещены и пожелания граждан, и предложения судейского сообщества, и зарубежный опыт развития судебных систем. При этом практическая реализация нового этапа судебной реформы не сопровождается ломкой действующей судебной системы. Все предлагаемые инициативы связываются не столько с судоустройством (построением и компетенцией судов), сколько с процессом судопроизводства, изменением форм правосудия и проверки законности судебных постановлений.


Главная стратегия предстоящих реформ - это поэтапное, взвешенное внедрение эффективных судебных процедур с моделированием и просчетом результатов такого внедрения, включая кадровые и экономические возможности.


Печальный опыт некоторых стран постсоветского пространства, увлекшихся предлагаемыми зарубежными экспертами реформами в судебных системах, показывает, что это часто приводит к фактическому параличу судов различного уровня. Пересекаются компетенции различных судов, а апелляционный порядок пересмотра судебных приговоров растягивается на несколько лет. Поэтому я категорически не приемлю поспешности в проведении судебных реформ только ради моды.


Что же нам предстоит реализовать в ближайшее время?


Главная задача любой судебной реформы - сделать суд скорым и правым, другими словами - оперативным и справедливым. Иногда практики говорят, что эти две основные задачи находятся в противоречии между собой, ибо суд поспешный, но ошибочный является еще большим злом. Как отыскать золотую середину между высоким качеством правосудия и максимальной оперативностью восстановления нарушенных прав?


Эту задачу нам и предстоит решать в ходе реализации Послания Президента.


Оптимальный результат - это рассмотрение всех судебных дел в первом судебном заседании, т.е. своеобразное "одно окно" в правосудии. К сожалению, пока в одном судебном заседании нам удается рассмотреть не более 75 процентов дел, причем остальные - это наиболее сложные дела, среди которых жилищные, земельные, споры о собственности и другие. Поэтому мы будем ориентировать судей на более качественную подготовку дел и судебных процессов, с тем чтобы получить максимум доказательств до самого судебного заседания, а не в процессе его.


С этой целью введена специализация судей по наиболее сложным гражданским спорам, широко практикуются предварительные судебные заседания, обобщения и обзоры судебной практики, методические рекомендации, распространяется положительный опыт организации правосудия. В многосоставных судах (с количеством свыше 10 судей) введены должности заместителей председателей судов по направлениям.


Концентрируя свои усилия на действительно очень сложных категориях гражданских споров, следует одновременно исключать из судебной юрисдикции бесспорные гражданские дела (о взыскании задолженности по кредитам, коммунальным платежам, по алиментным обязательствам и т.д.). Частично это уже реализовано и дает очень позитивные результаты в части экономии рабочего времени судей. Мы намерены смело отказываться от устаревших и необязательных процедур извещения сторон на фоне современных информационных технологий. Для тех, кто уклоняется от выполнения своих гражданских обязанностей по явке в суд, от исполнения судебных решений, мы намерены шире применять административную ответственность за неуважение к суду. Этому же должно способствовать и введение заочного судебного решения.


Поэтапное введение аудио, а в необходимых случаях и видеофиксации судебных заседаний позволит отказаться от протоколов судебных заседаний на бумажных носителях, исключить замечания на протокол, жалобы на поведение судей, нарушение норм судебной этики и судопроизводства. Электронное правосудие, о котором так часто говорится в последнее время, никогда не заменит фигуру судьи, но должно максимально обеспечить и упростить весь процесс судопроизводства, сделать его современным и эффективным.


В сфере гражданского правосудия не единичны и случаи злоупотребления своими (формально законными) правами: лжесвидетельство, представление фиктивных доказательств для достижения любым путем поставленных целей. Многих споров можно было избежать при надлежащем исполнении своих функций землеустроительными службами, руководителями предприятий и организаций. Ведь объем удовлетворения исков о взыскании зарплат - 72 процента. Из 764 исков о восстановлении на работе в прошлом году удовлетворено 323, или 36 процентов. Или другой показатель: из 131 жалобы граждан на акты органов ЗАГСа, касающиеся внесения исправлений, удовлетворено 118, или 96 процентов; из 742 жалоб на действия государственных органов и должностных лиц, ущемляющих права граждан, судами удовлетворено 288 (около 40 процентов). Эти цифры говорят не только об эффективности судебной защиты наших граждан, но и о том, что многие споры можно было и нужно было разрешать на более ранней стадии, не доводя их до стадии судебного конфликта.


В сфере гражданского правосудия, когда речь идет о сложных пограничных ситуациях при оценке доказательств, суды будут исходить только из презумпции интересов людей. Вообще, будущее гражданское правосудие должно быть не просто формально законным, а разумным и справедливым с точки зрения общественного понимания справедливости. Оно должно оперативно разрешать семейные, трудовые и другие гражданские конфликты, а не затягивать и усложнять их.


Серьезную обеспокоенность вызывает продолжающийся рост числа граждан, привлеченных к административной ответственности. Только в судебном порядке в прошлом году привлечено к этому виду ответственности свыше 440 тысяч человек. При этом следует учесть, что по каждому десятому направленному в суд административному делу судьи прекращают административное преследование.


В прошлом году органами, правомочными на применение административных санкций, необоснованно привлечено, а судами прекращено административных дел в отношении 46.750 человек. Считаю, что достаточно позитивная криминогенная обстановка в стране, отсутствие антагонизма в межличностных отношениях между различными слоями общества, в отношениях личности и общества не требуют такого широкого применения административных санкций. Число лиц и органов, которые имеют право составления административных протоколов, следует последовательно сокращать. Необходимо учитывать и то, что, по мнению ученых-криминологов, избыточное администрирование является основной причиной для коррупционных рисков и коррупционных проявлений. Негативные правовые последствия для необоснованно привлеченных к ответственности лиц и их близких порой очень значительны и вызывают обоснованные нарекания в адрес государственных органов.


В последнее время к нам поступает много вопросов о предстоящих изменениях в сфере уголовного правосудия. Скажу прямо: позиция Верховного Суда в этой части последовательна и направлена на разумную оптимизацию мер уголовной ответственности. В течение прошлого года в места лишения свободы направлено на 3.336 лиц меньше, чем в 2010 году. Удельный вес осужденных к этому наказанию составляет 21 процент, в отношении несовершеннолетних - 11 процентов и не является преобладающим в структуре уголовных наказаний. Одновременно расширяется применение альтернативных наказаний, не связанных с лишением свободы.


Второе важное направление - это сокращение числа лиц, имеющих судимость за незначительные и ненасильственные преступления. Используя представленные нам законодательные возможности, в течение прошлого года суды и органы прокуратуры прекратили на досудебной стадии около 5 тысяч возбужденных уголовных дел за незначительные преступления. В условиях нормальной криминогенной ситуации и динамики преступности, изменения ее структуры такие подходы в уголовной политике обоснованны, поэтому будут применяться в дальнейшем. Сегодня нам нет никакой необходимости искусственно повышать общий уровень криминализации общества. Радикальные изменения структуры предварительного расследования в рамках единого Следственного комитета будут обоснованно способствовать этим позитивным процессам.


На мой взгляд, должны произойти серьезные изменения в уголовной ответственности за экономические преступления. В новой рыночной и свободной экономике в рамках Таможенного союза наше законодательство и наши подходы должны быть синхронизированы с уголовным, таможенным и налоговым законодательством России и Казахстана. Экономические преступления среди субъектов хозяйствования негосударственной формы собственности должны быть сокращены до минимума, сведены в отдельную главу Уголовного кодекса с санкциями, не связанными с лишением свободы.


В рамках действующего законодательства мы уже многое делаем для гуманизации уголовной ответственности за экономические преступления, но наши возможности ограничены пока еще действующим уголовным и административным законодательством в этой сфере. Должен сказать, что Верховный Суд в рамках реализации Директивы № 4 уже представил свои предложения. Право законодательной инициативы Верховному и Высшему Хозяйственному Суду, к сожалению, пока не предоставлено.


Основой для повышения качества уголовного правосудия в будущем должно стать строжайшее соблюдение основного конституционного принципа правосудия - презумпции невиновности. Предъявление судами повышенной требовательности к качеству предварительного расследования, принципиальная оценка представленных доказательств с точки зрения их достаточности и допустимости - это единственный путь избежания фактов необоснованного осуждения граждан. Не является секретом, что в последние годы судами эти требования и подходы ужесточаются. Как результат судами всех уровней в течение прошлого года было вынесено 382 оправдательных приговора (в 2010 г. - 217), причем 211 оправданных лиц обвинялись в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. К сожалению, и это не исключило в прошлом году 5 случаев необоснованного осуждения граждан.


Считаю, что такие подходы со стороны вышестоящих судов являются объективно правильными и должны сохраняться в последующем. Но реализовать все положения Послания в части совершенствования уголовной политики только субъектам судебной ветви власти будет крайне трудно. Обвинительные стереотипы необходимо исключить всем правоохранительным органам на всех стадиях уголовного процесса. Это в полной мере относится к тем, кто возбуждает уголовные дела, избирает меру пресечения, предъявляет обвинение, направляет дело в суд, а также поддерживает государственное обвинение в судах. Современное правосудие не может успешно функционировать и без эффективного института защиты, чему должен способствовать новый Закон "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь".


Таким образом, и новый Указ Президента "Об образовании Следственного комитета Республики Беларусь", и новый Закон "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" являются составными элементами судебно-правовой реформы, которая должна обеспечить более высокий качественный уровень национального правосудия.


В ходе проведения судебной реформы нам необходимо изменить роль, место и значение такого важного звена судебной системы, как областные и приравненные к ним суды. Осуществляя правосудие как суды первой инстанции по наиболее тяжким и опасным преступлениям, они должны стать настоящим образцом, примером безукоризненного проведения судебных процессов и качественного правосудия по уголовным делам. Судебные ошибки по делам такой подсудности недопустимы и должны быть полностью исключены. Существующий кассационный порядок проверки законности решений судов первой инстанции во многом устарел и не является эффективным. Проверка законности по документам и материалам дела не исключает ошибок и в судах второй инстанции, предполагает значительное количество дел, направленных на повторное рассмотрение (в прошлом году более 1.300). Поэтому крайне необходим поэтапный переход от кассационной проверки к более широкому внедрению элементов апелляции, а впоследствии и полный переход на апелляционный порядок проверки законности судебных постановлений. Это позволит областным судам самим принимать новые решения при отмене приговоров, не направляя судебные дела на повторное рассмотрение в районные суды. Практически это позволит оптимизировать судебную нагрузку между различными звеньями судебной системы, а весь процесс правосудия в белорусских судах сделать более экономичным и оперативным.


От областных судов потребуется и более принципиальная оценка качества обжалуемых решений и приговоров. Мы ставим задачу оперативного исправления всех возможных судебных ошибок на уровне самих областных судов. Исправление таких ошибок спустя длительное время будет расцениваться Верховным Судом как чрезвычайное происшествие. Возможно, такие подходы на какое-то время ухудшат некоторые качественные показатели нашей внутриведомственной статистики, но уверен, что поднимут на более высокий уровень реальное качество правосудия. Вообще, нам предстоит пересмотреть и переосмыслить многие наши внутренние показатели и оценки, поскольку зачастую они не совпадают с внесистемными показателями, социологическими опросами и общественными оценками работы судебной системы.


Обучение судей и формирование единообразной судебной практики будет проводиться не на основе анализа уже допущенных ошибок, а носить упреждающий характер. Это потребует эффективной обратной связи между всеми звеньями судебной системы судов общей юрисдикции, более высокого качественного состава вышестоящих судов.


Бесспорно, что дальнейшему повышению качества и оперативности отечественного правосудия будет препятствовать общая перегруженность национальных судов. В прошлом году среднемесячная нагрузка на одного судью составила 99 дел. То есть каждый судья в течение одного рабочего дня должен в среднем рассмотреть 4 - 5 судебных дел. Эта проблема является актуальной практически для всех судебных систем, постоянно обсуждается на международных судейских форумах. Ее решение для белорусского правосудия представляется не в увеличении численности судей и судебного персонала, а в разумной процессуальной экономии, внедрения упрощенных форм правосудия, изъятия из судебной юрисдикции бесспорных требований и широкого круга мелких административных дел. Все эти меры заложены в Послании, часть из них уже реализована, и мы рассчитываем на понимание заинтересованных министерств и ведомств.


Настоящей бедой для судей является и излишнее бумаготворчество, отвлечение от непосредственного правосудия, обилия заданий и поручений, исходящих из вышестоящих органов юстиции и судов. Все эти физические, психологические, эмоциональные перегрузки и высочайший уровень ответственности за принимаемые решения не способствуют стабильности судейского корпуса. Профессия судьи не является престижной, мы лишены возможности конкурсного отбора кандидатов в судьи из лучших юристов. Для повышения престижности профессии судьи потребуется соответствующий уровень материального и социального обеспечения, более высокая степень защищенности, общественного признания, уважения и поощрения.


В связи с этим нельзя не сказать о распространившейся в последнее время практике введения визовых ограничений со стороны стран ЕС в отношении многих белорусских судей. Эти санкции вводятся за рассмотрение конкретных судебных дел, решения по которым никем не отменены, вступили в законную силу и обязательны для исполнения. По своей сути это является грубейшим вмешательством в национальную юрисдикцию, в процесс правосудия, что в большинстве стран, включая и Беларусь, является уголовным преступлением. Поражает, что эти санкции вводят государства, которые именуют себя развитыми демократиями и в Конституциях которых заложен базовый принцип - независимости национальных судебных систем. Все предвыборные программы кандидатов в Президенты на выборах 2010 года обязательно содержали тезис о независимости правосудия. Но сейчас осужденные за массовые беспорядки бывшие кандидаты в Президенты прямо требуют для себя иных подходов и привилегий со стороны белорусского правосудия. Практически они грубо нарушают свои предвыборные обязательства, предлагая избирательно толковать принцип независимости правосудия.


Не могу не затронуть еще одну часто звучащую тему, связанную с белорусским правосудием - тему "политзаключенных". Я часто слышу об этих 10 - 12 фамилиях и не понимаю, как, кто и по каким критериям придает им этот статус. Все они осуждены за общеуголовные преступления по групповым уголовным делам. Рядом с ними на скамье подсудимых всегда находились еще несколько соучастников массовых беспорядков, но которым такой статус никем не присвоен. Более того, в последнее время именовать себя "политзаключенными" стали осужденные, поджигатели, лица, изобличенные в очевидных финансовых махинациях, уклоняющиеся от уплаты налогов. При этом сам по себе термин не является правовым, не вытекает из национального законодательства.


Ни одна судебная система не сможет успешно функционировать без реального доверия граждан и уважения к суду. Установленная в законе специальная форма обращения - "Высокий суд", "Ваша честь" является не случайной. Это же подчеркивается специальной форменной одеждой, специальной мантией, государственной атрибутикой и символами, закреплением в законе некоторыми элементами строгости и торжественности осуществления правосудия. В законе содержится целый ряд специальных требований к кандидатам в судьи, к уровню их профессиональной готовности, моральным и нравственным качествам. Каждый судья обязан строго соблюдать специальный Кодекс чести. Поэтому не случайно большинство поручений, изложенных в Послании Президента, направлены на решение именно этой задачи.


В частности, речь идет о необходимости повышения уровня доступности населения к правосудию, культурного уровня правосудия, его открытости, гласности, убедительности и справедливости. Да, сегодня все формы обратной связи с населением, уровень обращаемости населения за судебной защитой и социологические опросы свидетельствуют о доверии граждан национальному правосудию на уровне 60 процентов. Среди обширной почты Верховного Суда все чаще встречаются благодарственные письма, просьбы о поощрении судей. Но в то же время каждая шестая жалоба людей на волокиту, поведение судей, ненадлежащее исполнение судебных решений является обоснованной. Незаконные осуждения, массовые перерывы, отложения и приостановления судебных процессов, волокита с исполнением уже вынесенных решений - вот основной недостаток национального правосудия, который формирует негативное мнение в целом о судебной системе. Из почти 12 тысяч обращений граждан в Верховный Суд почти по полуторам тысячам Верховным Судом внесены корректировки в судебные постановления. Это свидетельствует о нашей реакции на каждое обращение. В Верховном Суде проводится постоянный мониторинг выступлений в средствах массовой информации по судебным вопросам, и каждая публикация является сигналом для проверки законности принятого судебного решения. По результатам обращений и жалоб граждан в прошлом году привлечен к дисциплинарной ответственности 101 судья. Пять из них привлекались в течение года дважды, что автоматически является основанием для досрочного прекращения полномочий судьи. Это достаточно жесткий уровень дисциплинарной ответственности судей, и он не будет снижаться.


Публичный характер деятельности судебной власти предполагает очень высокий уровень общественного контроля и общественных ожиданий от системы судов общей юрисдикции. Абсолютное большинство наших судей понимают это и готовы к практической реализации задач, стоящих перед нами на современном этапе развития нашего государства.


Валентин СУКАЛО, Председатель Верховного Суда Республики Беларусь.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Читатель автору
Многоуважаемый Председатель,здравствуйте!Обращаюсь к Вам как профессиональный юрист  и постоянный читатель СБ.<br /> <br />
Освободите из под стражи Сергея Коваленко. Сегодня это самый важный вопрос для белорусского правосудия.Докажите , что оно есть и мир будет рукоплескать вам .<br /> <br />
С уважением и наилучшими пожеланиями <br /> <br />
Александр Липовской<br /> <br />
Эстония-Швеция
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости