Дорогой памятник давно минувшего

В поисках утраченного: Беловежская пуща рубежа XIX - XX веков

Как же заманчиво заглянуть в будущее! Но... Немного боязно — мало ли что там ожидает. С прошлым в этом смысле куда проще: было и прошло. А как все–таки было? Интересно? Конечно! И поучительно тоже. На будущее.

Памятник с зубром в честь охоты  императора Александра II.

Вот, например, какой представлялась и представала Беловежская пуща рубежа XIX — XX веков в небольшой книжке Я.И.Руднева под названием «Русская земля (природа страны, население и его промыслы). Белорусско–Литовское полесье», изданной в Москве в 1904 году. В предисловии автор отмечает, что брал материал из разных источников, но «наша популярная литература по географии и этнографии Белорусско–Литовской области очень бедна, и эта бедность до некоторой степени может оправдать недочеты моего труда». Тем не менее описанные им пущанские картины вполне впечатляют. А начинает он так:

«В литовском полесье есть две пущи, которым подобных нет в целой Европе... Мы говорим о Беловежской и Гродненской пущах. Из них особенно первая замечательна. Беловежская пуща имеет свою историю, свои заветныя предания, могилы праотцев. Ея леса по справедливости еще могут назваться девственными; ея трущобы, ея непроглядная глушь напоминают времена первобытныя. Она — дорогой памятник давно минувшаго...»

Зубр. Сувенирная открытка. Начало ХХ в.

С момента написания этих строк прошло более века и «памятник» стал еще ценнее.

Но что же сообщает автор о нашем природном достоянии того времени?

«Беловежская пуща занимает значительную часть Пружанскаго уезда, Гродненской губернии, врезываясь оконечностями в соседние уезды. Пространство, занимаемое пущею, составляет 112.000 десятин или 1.076 кв. верст, в том числе собственно под лесом 83.000 десятин. Большая часть площади пущи имеет легкую черноземную почву. Пуща разделена на 10 объездов и 77 обходов и охраняется постоянною лесною стражею. Главная древесная порода пущи: сосна, ель и дуб, но кроме них растет также много других деревьев, и вообще по разнообразию и хорошему качеству лесонасаждений она не имеет себе равной во всем Западном крае».


Кстати, какое хорошее название: «лесная стража»! Оно и сегодня звучит вполне уместно и актуально.

Так вот:

«Благодаря заботливости и особенной бдительности лесной стражи, лесные пожары в пуще редки, но иногда они все–таки производили страшныя опустошения. Особенно памятен в истории пущи пожар, случившийся в 1811 году и продолжавшийся с конца мая по 1–е октября. Усилия тысяч людей не могли остановить распространения пожара, и он был прекращен только сильным ливнем».


Теперь о главном. О нашей гордости и символе. О зубрах, конечно:

«Беловежская пуща может гордиться сохранившимся в ней представителем одной исчезнувшей породы первобытных животных — зубром. Зубр имеет вид величественный, весом бывает до 37 пудов... Голос его похож на хрюканье. Обыкновенно спокойный, зубр в раздраженном состоянии дик и свиреп, особенно когда ведет бой с другим зубром. Борьба эта не лишена картинности и любопытна. Большею частию это случается в августе. В продолжение 14 дней постоянно слышится их хрюканье, они как будто перерождаются, беснуются, бегают — веселье в полном разгаре. Любимая их забава — подкапываться под молодыя деревья до тех пор, пока их не опрокинут с корнями. Коренья прицепляются к рогам, и зубр начинает прыгать с деревцом, производя шум и треск. Во время своих драк зубры часто не только калечат, но и убивают друг друга».


Что ж, в лесу живут по лесным законам. А вот в противостоянии зубра и человека закон практически всегда оборачивается в пользу этого невероятного животного. Хотя при желании сторонам возможно разойтись миром:

«По литовскому статуту убийство зубра считалось уголовным преступлением. Закон этот существует и ныне, так как зубры сохраняются для царской охоты. В настоящее время за ними учрежден самый бдительный надзор. Стрелки и стража запасают для них стога сена на зиму. Зубры, проходя мимо и присматриваясь к работе, как будто понимают, что это для них заготавливаются запасы. Случается однако, что зубры посягают и на чужие стога. С удивительной ловкостью они рогами разбрасывают заборы и в одну ночь съедают целый стог. Стрелки ведут постоянный счет зубрам по следам, оставленным ими на первой пороше. Число их постепенно уменьшается.


Зубр вообще обладает необыкновенным чутьем. Приближение человека он узнает за сто и более шагов; но зубр не убегает, преспокойно идет навстречу, останавливается и не трогается с места до тех пор, пока человек не обойдет его. ... Случалось и так, что зубр, почуяв сено в санях едущего, безцеремонно запускал рога в сани и выбрасывал из них седока. Потом он съедал сено и спокойно шел своей дорогой».

И еще о лесных порядках:

«Медведи и в особенности волки ведут постоянную борьбу с зубром. У волков своя особая тактика на одиночных зубров. Встретив зубра, волк, который попроворнее, скачет перед ним и привлекает на себя все внимание зубра, котораго между тем два другие хватают за бока, так что одному зубру никогда не устоять против трех волков. Самки с молодыми зубрами всегда держатся в стаде от 10 до 30 и расхаживают обыкновенно вблизи реки или источников; но старики зубры скитаются по 2, по 3, а еще чаще в одиночку. У последних много чудачества, своего рода чванства, сознания собственного достоинства». Чем–то это похоже на человеческое общество, не кажется? Ну хорошо, раз думаете по–другому.

Стадо зубров. Сувенирная открытка. Начало ХХ в.

Но кто же еще составлял высшее лесное общество Беловежской пущи? Оно разнообразно и, к сожалению, сегодня порой неповторимо:

«Кроме зубра, в Беловежской пуще водятся лоси, дикия козы, кабаны, рыжие медведи, волки, барсуки, лисицы, рыси, выдры, куницы, ласки, горностаи. Из птиц много орлов, соколов, сов и др.»

Цветочная клумба в виде зубра у беловежского дворца. Начало ХХ в.

Вместе с тем желание вернуть упущенное, исправить ошибки, пока ситуация не приобрела необратимый характер, при необходимом старании и упорстве вознаграждаются. Судите сами:

«На берегах реки Нарова указывают на следы построек бобров, которых еще в начале нынешняго столетия было здесь очень много. Недосмотр и невоспрещение убивать их довели до того, что теперь нет ни одного. Знатоки уверяют, что условия местности вполне способствуют разведению бобров, лишь бы только закон ограждал их от истребления». Вряд ли сегодня в Беларуси можно жаловаться на недостаток бобров. И, даже несмотря на все проблемы, которые они создают людям, это хорошо, это обнадеживает. Время не повернуть вспять. Но когда оно делает свой очередной широкий шаг и одна нога его уже ступает в будущее, другая еще цепляет прошлое. И остается мгновение, чтобы оглянуться назад и понять: не утрачиваем ли мы что–то важное и нужное для нашего завтрашнего дня, что потом будем искать.

likchodedov@mail.ru

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции В.Лиходедова.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...