Дорогая вы наша, гречневая каша

Аграрии теряют интерес к гречихе

АБСОЛЮТНЫМ рекордсменом по снижению цен в прошлом году стала гречка. Но, как оказалось, и каша не наша, и котел не свой. Из проданной 19859,8 тонны крупы белорусской меньше четверти. А благодарить за такой потребительский подарок мы должны российских фермеров, собравших в прошлом году небывалый урожай в 1,5 миллиона тонн, что превысило в два раза собственные внутренние потребности. Под гречиху у соседей отвели почти 1,7 миллиона гектаров, и рынок перенасытился. Неудивительно, что цена снизилась до уровня конца 2014 года — 50,7 рубля за килограмм. Крупу начали рассовывать по всем сусекам, белорусским в том числе. Алтайская, татарская, краснодарская и так далее ядрица вытеснила с прилавков наш продукт. Как рыночная конъюнктура отразилась на белорусских аграриях и следует ли противостоять натиску импорта?


ПОПРОБУЕМ отделить зерна от плевел. Недавно зашла в ближайший магазин, где, как в учебнике, по полкам разложена иллюстрация к основному постулату теории Маркса «деньги — товар — деньги». Гречки в изобилии. Крупный импортер «Добрада» придумал маркетинговый ход с брендом на белорусском языке: «Выгадна і смачна». Ниже на пачке рекламная надпись «Багаты ўраджай да вашага стала». Я тоже купилась на «мову» и сунула в корзину упаковку, потому что ценник манил самой низкой стоимостью среди нескольких других марок – рубль 17 копеек за килограмм. И это при том, что продукт привезли из Новосибирской области.

Известный крупяной дом «Ракан» предлагал гречку из Алтайского края на 7 копеек дороже — из гречишного российского региона, где в прошлом году убрали 750 тысяч гектаров, крупа в нашем магазине почему-то оказалась «понаваристей». По идее, должно быть наоборот. Ведь на Алтае цены обновили трехлетний минимум, и крестьяне очень недовольны, хоть их предупреждали: надо уменьшать площади, однако в прошлом году, вдохновленные доходами, они поступили с точностью до наоборот. Еще один сорт был от общества с дополнительной ответственностью из Фаниполя, привезшего крупу из Татарстана. На упаковке указана фирма-расфасовщик. Случайно или нет, с офисом в том же фанипольском здании.

Вот все и при деле, со своей маржой. Только белорусские аграрии не у дел и без прибыли. В последнее время посевы сократились до 11,4 тысячи гектаров.

В ПУХОВИЧСКОМ районе в 1980-е годы руководил экспериментальной базой «Зазерье» настоящий гречишный король, пропагандирующий гречиху на всех совещаниях Иван Жавнерчик. Иван Нестерович вспоминает, что в то время рентабельность ее в хозяйстве приближалась к 90 процентам. Эксбаза из года в год выращивала выгодную во всех смыслах культуру, внедряла передовые технологии. Сегодня ни одно хозяйство района (кроме фермерского) ею не занимается. Равнодушие к полезным свойствам превосходного предшественника в севообороте наблюдается и в других регионах.

Казалось бы, и так самая высокая закупочная цена после рапса в этом году увеличилась еще на 9 процентов, и стоимость тонны первого класса составит 629,54 рубля. Возделывание имеет целый ряд агротехнических преимуществ: высевается в поздние сроки, может быть страховой культурой для пересева погибших озимых или многолетних трав, нетребовательна к плодородию. Корневая система высасывает из земли труднодоступные соединения фосфора, чистит поля от сорняков, солома – превосходная органика. Для севооборота – только в путь! Прекрасный медонос. А хозяйства не жалуют. На весь район сеют кое-где, стыдно сказать, гектаров 60.

На Пуховщине гречиху выращивает КФХ «Высокая Старина». Крупное хозяйство с более чем 4 тысячами гектаров угодий нашло место 50 гектарам крупяной культуры. Раньше обдирали зерно, получали ядрицу, но сейчас очевидно, что это пустые хлопоты, сетует руководитель Геннадий Вишняков:

— В прошлом году спроса на гречу совсем не было. Да вы и сами видите, что все магазины забиты дешевой российской. Перерабатывать, а потом продавать невыгодно. К сожалению, мы очень зависим от рынка соседей. Есть в России спрос, и у нас он взлетает в 2 раза, нет – падает ровно на столько же. От этого пляшут и цены. Мы настежь открыты: в Беларусь идут поставки той же гречихи, а в обратную сторону – нет. Я, может, и нашел бы торгового партнера в России, но у нас по-прежнему действует введенный когда-то запрет на вывоз зерна за пределы Беларуси. Получается игра в одни ворота. Кто защитит наших производителей от разорительной зависимости? Рассуждения о конкуренции – сказки для простаков. Силы неравные. Как, например, в Европе? Попробуй кто сунься туда со своим товаром! Я работаю под госзаказ, но не могу сказать, что это тоже очень выгодно. В прошлом году сдал сырье на один из КХП Могилевской области, а оплаты до сих пор нет. И о какой рентабельности может идти речь? Что касается высокой закупочной цены на гречиху, то если в этом году коммерческая цена на пшеницу может подскочить до 500 рублей за тонну, есть ли резон заниматься гречкой?

Геннадий Вишняков лет восемь как в «Высокой Старине», расположенной на границе с Осиповичским районом. Сам пришел, по его выражению, «с той стороны», инженер по образованию. Выращивает рапс, сахарную свеклу, пшеницу, ячмень. Продает мед. В принципе, не отрицает тройную выгоду гречихи – пользу для севооборота, высокую закупку и побочный продукт. Рыночные колебания могут в скором времени быть на руку крестьянам, тем более что в этом году в России все-таки сократили посевы своей традиционной культуры. В сельском хозяйстве шарахаться из стороны в сторону тоже нет смысла.

БОЛЬШЕ всего смущает агроменеджеров низкая урожайность. Даже при высоких расценках, рассуждает иной руководитель, экономически выгоднее получить 400—750 тонн пшеницы со 100 гектаров, чем 80—200 тонн гречихи. Хозяйствам же надо заготавливать в первую очередь корма, поэтому в севообороте размещают травы, зерновые и зернобобовые. Что до агротехнических приемов борьбы с сорняками, то проще залить землю гербицидами. Никто не считает экономический эффект от «чистящей» способности гречихи, от энергосберегающих приемов внесения органических удобрений, чем, по сути, является простая запашка растительных остатков, особенно на полях, удаленных от животноводческих объектов, где органика не вносится долгие годы.

Главный агроном вилейского хозяйства «Новая Вилия» Вилейского района Александр Петрусевич десять лет назад убедился, что лучшего предшественника не найти:

— Начинали мы с 50 гектаров и довели до 400. Получали и по 24,6 центнера, и по 8. В среднем выходит 15 центнеров. В этом году пересевали гречихой выгоревшие озимые — прекрасно цветет. Меня привлекает денежное выражение, с одной стороны, прибыль есть всегда, с другой — нравится эта культура. Кроме того, что чистит поля, оставляет много азота, фосфора и калия вместе с массой. Хоть культура капризная. Она, как черный ящик в самолете: все расскажет, кто как с ней обходился. С осени обязательно надо внести калий и желательно фосфор. А потом для начального роста дать минимум азота, и на этом затраты заканчиваются.

Еще одно качество гречихи открыли в хозяйстве. Она палочка-выручалочка при дефиците финансов, как и любые другие товарные позиции, чего так недостает сегодня сельчанам. При необходимости достают сыпучую заначку из закромов и продают, чтобы выплатить работникам зарплату.

ВИДЫ на урожай в ОАО «Новая Вилия» сейчас неплохие, несмотря на засушливый июнь. На глаз 12 центнеров уже есть, прикидывает Александр Петрович, а поля еще цветут. Госзаказ должны выполнить. В прошлом сезоне при дождливом лете и урожайности в 11,2 центнера реализовали 134 тонны, еще часть перешла на этот год. Получили 5 тысяч рублей чистой прибыли.

Но у некоторых КХП в прошлом году были проблемы с расчетами за продукцию. В этом в Минской области банковские кредиты, которые пойдут на оплату госзаказа, пришлось брать платежеспособным предприятиям, к гречихе отношения не имеющим, – ОАО «Смолевичи Бройлер» и ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский». Чтобы гарантировать сельчанам сбыт продукции.

А вот со сбытом готовой прошлогодней крупы проблемы, говорят на комбинатах хлебопродуктов. Не проходит по цене: как видно из прайсов предприятий, килограмм продают от 1,37 до 1,60 рубля без НДС. В магазине с торговой наценкой можно купить дешевле.

Вот и получается, что государство поднимает закупочные цены, окольными путями выкручивается с кредитами, а кашу едим российскую.

Так, может, ну ее, эту гречиху? Увы, печальный опыт гречневого ажиотажа мы еще помним, когда в России случился неурожай и цены на крупу подскочили одним махом в несколько раз. Возможно, более контролируемая и стабильная ситуация на потребительском рынке будет при собственном продукте.

klimovich@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости