Дорога в никуда

Родительское равнодушие толкает ребенка в пропасть

«И чем этот Никаноров вас так заинтересовал? Обычный, ничем не примечательный молодой наркоман... Таких, как он, нынче большинство!» — говорили корреспонденту «СБ» во время недавней командировки в Витебск. Да, можно было написать про нарколабораторию в общежитии ссуза или про настоящего компьютерного гения, ухитрившегося запутать следы своих наркопреступлений так, что в погоне за уликами лучшие специалисты, образно говоря, расшибаются в лепешку... Но сегодня родителей волнует совсем другая тема: почему самые обычные парни и девушки по–прежнему шагают в пропасть?


Артуру Никанорову 19 лет. Поэтому за все свои деяния отвечает сам. Сегодня — сидя на привинченном к полу стуле в следственном изоляторе, завтра — на скамье подсудимых... А ведь все это Артур уже проходил. Но если в прошлом году суд поверил его раскаянию и великодушно оставил на свободе, то на этот раз из–за очередной горстки особо опасной курительной смеси весом 0,1515 г, которую сотрудники наркоконтроля обнаружили в квартире парня, скорее всего, окажется в тюремных стенах года на три... Похоже, безнаказанность пьянит еще больше, чем свобода. Иначе как объяснить, что третьекурсник Витебского государственного профессионально–технического колледжа сельскохозяйственного производства прямо на перемене решил расслабиться так, что первой мыслью увидевших его педагогов было вызвать «скорую»? «Артур не шел, а, скорее, плыл, словно в замедленной съемке, пребывал в каком–то своем мире...» — вспоминают в колледже день 14 марта. К счастью, помощь медиков не понадобилась, а вот позвонить в милицию было необходимо. Через несколько минут Артур сам рассказал, где именно у него дома спрятан наркотик, как, когда и у кого его купил... В общем, стены колледжа он уже покидал в металлических браслетах и статусе подозреваемого в совершении уголовного преступления по части 1 статьи 328 УК.


Чем же к 19 годам может так разочаровать жизнь, чтобы захотелось раз за разом выбрасывать ее на помойку? Ответ на этот вопрос почему–то не очень удивил. Три года назад — когда Никанорову было только 16 — он вместе с младшим братом Ренатом оказался в приюте. О беспробудном пьянстве и абсолютной социальной безответственности родителей сегодня рассказывают материалы милицейских архивов, которые без содрогания читать невозможно... Тогда мама Инесса и папа Вячеслав довольно быстро одумались, исправились и вернули сыновей в семью. Но «хеппи–энд» длился недолго, вскоре подростки снова оказались предоставленными сами себе. Результат — 17–летний Артур был задержан сотрудниками милиции сначала за мелкое хищение, потом за распитие алкоголя в общественном месте. А в апреле прошлого года милицию вызвала мать, мол, скандалит сынок, унижает и всячески издевается. Во время беседы с сотрудниками милиции парень понял, что ехать в отделение ему все–таки придется, и попытался незаметно выбросить из кармана небольшой сверток. Оказалось, с наркотиками... А к осени положение дел в семье стало настолько плачевным, что вопрос о лишении родительских прав решился безотлагательно. Но поскольку Артуру уже исполнилось 18, то в школу–интернат отправили только 11–летнего Рената, рассказывает начальник инспекции по делам несовершеннолетних Первомайского района Витебска Иван Долгий:

— И на этот раз родители, похоже, не переживают. Более того, Инесса Сергеевна недавно даже умудрилась схлопотать уголовную судимость — вместе со своей знакомой обчистила чужую банковскую карту. Суд назначил ей наказание в виде ограничения свободы (в домашних условиях. — Прим. автора.) и принудительный курс лечения от алкоголизма. Она его только что прошла, поэтому сейчас в срочном порядке будет решаться вопрос трудоустройства, ведь долг государству за содержание младшего сына стремительно накапливается. Что же касается так называемого главы семьи, то он, по нашим сведениям, уехал на заработки в Россию, буквально за день до задержания Артура...


«Сам виноват», — признался мне, не юля, Артур в СИЗО. Почему? «Было интересно. В первый раз купил «микс» через интернет». Неужели никогда не слышал, как страшно погибали от этой гадости молодые люди — выпрыгивали из окон, резали вены, уродовали себя и других? Ведь столько всего было показано по телевизору и написано в газетах!

— Вот именно! А вам не приходило в голову, что именно это и есть самая лучшая реклама? Ведь просто невозможно удержаться, чтобы не попробовать!

— И что, совсем не жалко своего здоровья?

— Про то, как убивают людей обычные сигареты, тоже звонят на каждом углу. Но все курят — и ничего ж ведь, да? Вот я и решил, что все эти страшилки про наркотики тоже преувеличены. Теперь–то, конечно, так не считаю. Тогда, в колледже, после «микса» мне действительно стало очень плохо... Я еще с самого утра дома покурил. А накрыло меня уже на занятиях. Тогда и сам захотел сдать эту гадость милиции, чтобы больше никогда к ней не прикасаться.

— Почему, побывав на скамье подсудимых, все равно взялись за старое?

— Думал, что больше не попадусь...

— Вам совсем неинтересно учиться? Ваш средний бал успеваемости сейчас всего 2...

— Первые полтора года, когда учился на повара, было интересно. А сейчас, когда на продавца, — нет. Меня привлекает только кулинария. Я очень люблю готовить. Когда выйду из тюрьмы, если меня все–таки посадят, пойду учиться на высшую категорию, чтобы получить работу в хорошем месте.

У Артура есть девушка. Но они поссорились накануне, а помириться уже не успели. Младшего брата он жалеет, маму любит, просит ей передать, что стыдно за все, что сделал. Вспомнив маму, Артур вдруг запнулся и резко запрокинул голову — чтобы не показывать слез. А потом попросил еще об одном:

— Напишите в своей газете очень крупными буквами для таких вот любопытных идиотов, как я: НЕТ ТАМ НИКАКОГО КАЙФА, ОДНА ЛОЖЬ... НЕЧЕГО И ПРОВЕРЯТЬ. КОГДА САМИ УБЕДИТЕСЬ — БУДЕТ ПОЗДНО.

Прямая речь

Наталья Каминская.
Наталья Каминская, заместитель директора по учебно–воспитательной работе Витебского государственного профессионально–технического колледжа сельскохозяйственного производства, считает Артура далеко не самым плохим учеником, даже несмотря на его крайне низкую успеваемость и целую вереницу пропусков занятий:

— Естественно, я Артура осуждаю. Но и сочувствую ему. Ведь систематические прогулы уроков в колледже парень часто объяснял отсутствием денег на проезд. Зная обстановку в его семье, я это допускаю. Да, можно было Никанорова отчислить. И чего бы мы добились? Думаю, еще более плачевных последствий. В отличие от многих других учеников Артур адекватно воспринимает критику, не пытается спорить и уж тем более хамить в ответ, всегда готов идти на контакт. Плохо лишь, что, кроме колледжа, этого контакта с ним никто не искал. Видимо, на фоне абсолютного безразличия к ребенку его семьи внимание со стороны педагогов — это слишком мало... Когда Артуру исполнилось 18, его мама попросила педколлектив колледжа «в случае чего» ее больше не беспокоить...

Сегодня в контексте проблемы распространения наркотиков среди молодежи очень много говорят о родительском внимании. Но в чем конкретно оно должно проявляться? Я так понимаю: дети никогда не станут искать себе сомнительных удовольствий, если будут видеть, как их родители находят счастье в ежедневном труде, в постоянном самосовершенствовании, в достижении целей и так далее. А какой пример отношения к жизни видел Артур? Увы, печальный... Однажды меня просто поразила откровенность нашего бывшего ученика, назовем его Сережей. Паренек был токсикоманом, нюхал клей. И вот на мой вопрос, зачем он это делает, Сережа, отличавшийся несимпатичной внешностью, маленьким ростом и неказистым телосложением, ответил так: «Это я тут, с вами, страшный и бесперспективный. А там, когда нанюхаюсь, — я двухметровый красавчик, и у меня абсолютно все есть: и уйма денег, и красивый дом, и крутая тачка, и лучшие девчонки...» Мы были у него дома. В покосившейся убогой хате — земляной пол, плесень, окна забиты старыми матрасами...

Комментарий

Екатерина Шелегова, заместитель начальника первого управления главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД:

— Декрет № 6, который принято называть «антинаркотическим», вкупе с ужесточением норм законодательства и масштабным комплексом проводимых мероприятий позволил заметно стабилизировать ситуацию. Сегодня доля синтетических веществ в наркообороте снизилась до 30 процентов. Но дефицит «синтетики» тут же восполнили так называемые классические наркотики. Существенно замедлился и рост преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков. Однако и это не повод для самоуспокоения: в минувшем году выявлено более 6 тысяч наркопреступлений, почти каждое второе связано со сбытом. Увы, принцип «сегодняшний потребитель — это завтрашний продавец» работает по–прежнему безотказно. Поэтому профилактическая работа с молодежью не должна прекращаться ни на минуту, особенно в коллективах ссузов, где взросление учеников традиционно связано со снижением родительско–педагогического контроля. Ведь эффект такой работы налицо: почти в два раза снизилось количество наркопреступлений с участием несовершеннолетних — с 536 в 2015 году до 269 в 2016–м, на треть меньше стало передозировок (756 против 1.068), почти в три раза (53 против 149) — среди несовершеннолетних.

eversman@sb.by

Фото автора

Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
По моему,пора вводить в школах и далее,новый предмет---психология и штатную единицу психотерапевта по совмеще- нию или совместить ОБЖ с часами по психологии в один урок,курс,где бы объяснять на словах и показывать видеома- териалы по теме и неплохо бы экскурсии в отделения лечения наркоманов.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?