Дорога на Киев

Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в Украине Валентин Величко возглавляет дипмиссию более 8 лет...

Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в Украине Валентин Величко возглавляет дипмиссию более 8 лет. Недавно он стал лауреатом международной премии от украинской национальной программы «Человек года–2009». Так отмечен его значительный вклад дипломата «в развитие партнерских, дружеских и экономических отношений Украины и Беларуси». Председатель высшего академического совета программы «Человек года–2009», академик Владимир Семиноженко по этому поводу сказал следующее: «Наше сотрудничество вышло на стратегический уровень. В этом — большая заслуга господина посла, который является искренним другом нашей страны. Ориентируясь на опыт эффективного партнерства с Беларусью, Украина сможет поучиться развитию отношений и с другими соседями».


Валентин Величко рассказал «СБ» о политическом диалоге Беларуси и Украины, о совместном противодействии кризису и объяснил, в чем суть подхода двух стран к экономическому сотрудничеству с соседями.


— Почему отношения Беларуси и Украины развились так стремительно и за такой небольшой срок, особенно если учесть, что еще три года назад их нельзя было назвать особенно теплыми?


— Изменения в отношениях любых стран — это явление несамопроизвольное. Здесь не бывает ничего «вдруг». В белорусско–украинской ситуации надо прежде всего исходить из того, что нас объединяет не только общая граница длиной 1.018 км или Днепр, а общая история, ментальность, традиции. Самая удачная дипломатия на таких вещах и строится. Но на государственном уровне всегда приходится формировать определенное мнение, всегда помнить о том, что интересы государства стоят выше всего. То есть проводить ту линию, которую проводит Президент. В отличие, возможно, от Украины в Беларуси есть четкая стратегическая линия. Во время последнего Всебелорусского народного собрания Александр Лукашенко сказал, что Украина для нас — не только добрая, надежная соседка, но и братская страна. Отсюда и рекомендации строить отношения с ней. Поэтому дипкорпус работает над тем, чтобы эта линия проводилась. В Украине — на уровне политиков, а иногда и на уровне руководителей страны, мнение о Беларуси иногда кажется неустойчивым. При многопартийной украинской системе власти им сложно выработать ярко выраженную концепцию — это понятно. Тем не менее общими усилиями нам удалось вывести отношения наших стран на самый высокий уровень.


— Что стало катализатором?


— В 2009 году состоялись три встречи белорусского и украинского президентов — в Чернигове, в Гомеле, а затем и официальный визит Александра Лукашенко в Украину. Могу сказать, что и Киев, и Минск уже достаточно давно делали шаги к налаживанию взаимовыгодных контактов. Ситуация прорабатывалась, ей были даны оценки на государственном уровне. Встречи президентов не происходят ради сиюминутного эффекта. Так что за короткое время Украина и Беларусь подписали целый ряд документов. Вопросы, которые не решались годами, сегодня сдвинулись с мертвой точки.


— Давайте остановимся на этом подробнее...


— Я не хочу сказать, что все решается мгновенно. Но наметилась тенденция: люди поняли, что надо работать в интересах обеих наших стран. Например, сколько мы бились, чтобы прийти к расчетам в национальных валютах! Да, белорусский рубль девальвирован на 20 процентов, а украинская гривна — почти на 60. Но варианты сотрудничества сегодня есть. Мы начали рассчитываться друг с другом по корреспондентским счетам в национальных валютах, строить лизинговые схемы, делать возможную отсрочку платежа.


Самый верный путь развития сотрудничества, оправданный жизнью, — создание совместных предприятий. Здесь тоже есть особенности — различные формы собственности. В Украине более 94 процентов промышленной продукции дает частное производство. Однако точки соприкосновения находим и здесь. Например, создали СП по производству лифтов. Уже из выпускаемых два их вида сертифицированы как украинские, несмотря на то, что 75 процентов комплектующих приходит из Могилева. Украинцы сами обеспечивают сервисное и гарантийное обслуживание. Сейчас от этого предприятия в Вышгороде мы получили заказ на 2010 год — 800 лифтов, и уже есть филиалы в Одессе и Николаеве.


Еще один эффективный путь — мы наконец приняли соглашение о приграничной ярмарочной торговле. Буквально на первой выставке–ярмарке мы за один день продали горизонтовских телевизоров больше, чем обычно реализуется в Украине за месяц.


Здесь многие наши товары пользуются высоким спросом. К сожалению, в Беларуси не все понимают, что в отличие от России в работе с Украиной совсем другие условия. Здесь подходы фактически не отличаются от тех, которые действуют в сотрудничестве с Германией или Польшей. Тут нужно умело маневрировать. И такие примеры есть. Например, наши молочные продукты уже вышли на вторую позицию по экспорту в Украину после нефтепродуктов. В посольстве работают специалисты, чья задача ориентироваться в товарных группах, которые наиболее востребованны. Наше дело — быстро реагировать на изменения конъюнктуры, идти на опережение.


— Одной из проблем белорусско–украинских отношений был вопрос ратификации договора о границе...


— У нас с Украиной никогда не было разногласий, которые бы доходили до жесткого противостояния. Хотя соглашусь, что в течение 12 лет у нас постоянно возникали вопросы по границе (в связи с вопросами финансового характера. — Прим. авт.). Там речь идет не о долгах государства, а о долгах субъектов хозяйствования. После встреч президентов в решении вопроса границы началось движение. Сейчас в белорусский Парламент внесли на ратификацию документы о безвизовых поездках, обмене осужденными. Мне в Украине на высоком уровне даже задавали такой вопрос: а может быть такое, что депутаты откажутся эти документы принимать? Какое–то время для их изучения, конечно, потребуется. Но чтобы можно было без всякой причины не принять его — это не про Беларусь. А вот в Украине при коалиционном правительстве ситуация сложнее, поскольку есть политики, которые представляют не интересы страны, а личные и партийные интересы.


Сейчас в Украине говорят о том, что спокойная, взвешенная экономика, гарантированный порядок в Беларуси — то, за счет чего наша страна выигрывает как партнер. Хотя не секрет, что раньше некоторые украинские политики пытались убедить друг друга, что у нас в какой–то момент все «булькнет». Ничего не «булькает» и «булькать» не собирается. А вот в Украине действительно могут утром закон принять, а вечером отменить. Но Беларусь никогда не вмешивалась во внутренние дела братского государства. Мы никогда не говорили, что, например, прежние руководители страны были лучше, чем нынешние, или хуже, чем будущие. Есть выбор украинского народа: кому народ доверяет, с тем мы и будем работать.


— Какую роль в развитии белорусско–украинских отношений играет «Восточное партнерство»?


— В программе «Восточное партнерство» участвуют также страны, которым, прямо скажем, о партнерстве говорить непросто. Например, Армения и Азербайджан, Грузия и Россия (Россия официально не входит в программу, но приглашается для обсуждения некоторых инициатив. — Прим. авт.). Беларусь и Украина готовы развивать отношения со всеми странами–участницами не только по отдельности, но и вместе. Например, сегодня мы можем наилучшим образом обустроить инфраструктуру погранпереходов. Или совместно решать вопросы энергетической безопасности, развития магистральных путей, создавать новые автострады, что выгодно и нам, и Евросоюзу.


Но в «Восточном партнерстве» есть и неприемлемые для нас вещи. Например, создается межпарламентская ассамблея, в которой от каждой страны будут представлены по 10 избранных народом депутатов парламента, вне зависимости от их партийности. И тут Польша предлагает, что от Беларуси должно быть 5 парламентариев и 5 представителей оппозиции. Непонятно, за что оппозиционеры будут отвечать? Кого они будут представлять, кроме самих себя? Что это за особенный подход к Беларуси? Почему вы, например, не предлагаете Кишиневу, чтобы он делегировал 5 депутатов из Приднестровья? Или чтобы Грузия была представлена жителями Абхазии и Южной Осетии? Ведь Европа не признает их независимость. Могу сказать, что министр иностранных дел Украины Петр Порошенко поддерживает нашу позицию и готов подписать соответствующее обращение, что такой подход неприемлем. Сегодня Польша чего–то хочет, завтра Швеция чего–нибудь захочет: так не должно быть в «Восточном партнерстве». Его главные документы гарантируют равные права для всех стран–участниц.


— Но в Украине до сих пор проводят «демократические» тренинги для представителей негосударственных объединений из Беларуси, которые называют себя «оппозиционными»...


— Мне кажется, надо спокойно это воспринимать и ни в коем случае не реагировать болезненно. Мы пережили майдан, в то время даже наше посольство окружали палатками. Если в Украине у кого–то есть лишние деньги для содержания наших оппозиционеров на иждивении, пусть содержит на здоровье.


Главное, что с Украиной как с государством у нас сегодня есть политическое понимание, которое подкрепляется экономическими результатами.


— Некоторые эксперты склоняются к тому, что активизация белорусско–украинского диалога не всегда позитивно воспринимается в России. Как бы вы прокомментировали это суждение?


— Наши отношения должны строится на двусторонней основе. Какие–то объединительные союзы, «дружба против кого–то» и так далее никому не нужны и ничего не дадут. Тем более надо понимать значимость России для Беларуси. Значимость Союзного государства. А отношения Украины и России — это не наш вопрос. Украина — самодостаточная страна, богатейшая страна. Она входит в мировую десятку по производству металла. Тут вся таблица Менделеева есть. Украина — один из крупнейших производителей зерна, здесь 25 процентов чернозема мира. Есть собственные газ и нефть. Просто сегодня эта отрасль приватизирована. В Одессе — «ЛУКойл», в Лисичанске — ТНК, в Кременчуге — «Татнефть». То есть, что называется, «на моей территории, но не мое». В любом случае это личное дело Украины. У нас в этой стране собственные интересы. Для их реализации мы и будем работать. К примеру, выгодно нам сегодня поставлять калийные удобрения в Китай, в Индию — 1 миллион 200 тысяч тонн мы «переваливаем» через Николаев. Нам так удобнее, и мы не должны везти наш груз вокруг всей Европы. Выгодно нам покупать украинский металл — значит, мы его покупаем. Завтра будет невыгодно — станем покупать российский. Это вопросы не политики, а простых экономических категорий — цены и качества.


Минск – Киев – Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
I.M.
Белорусский дипломат вскользь упомянул Майдан, а ведь эта история с "демократизацией" постсоветского пространства и была тем негативом, который затормозил развитие отношений между Беларусью и Украиной. Я помню, визит В.Ющенко в Варшаву, почти сразу после его избрания президентом. Тогда главным лейтмотивом его выступлений было желание "демократизировать" всю Восточную Европу. Распространенным лозунгом был слоган: "Сегодня Украина, завтра Беларусь". Все это не могло нравиться официальному Минску, что в общем не вызывает удивления. Представьте, вам звонят в квартиру и говорят, готовьтесь не готовьтесь, но завтра мы придем и захватим ваше жилье, а вы окажетесь на улице. Примерно так звучала вся эта «майданная риторика». <br /> <br />
Но Минск "выстоял", а «васильковая революция» тихо и спокойно, за исключением некоторых эксцессов закончилась на самопровозглашенной площади Калиновского.<br /> <br />
Все, на этом завершился "революционный пафос", и началась работа. Долгая, трудная, но, в конце концов, приведшая нас к осознанию ошибочности конфронтаций. И Минск и Киев сегодня в одинаковой не простой экономической ситуации, и в этих условиях нужно делать все, чтобы обе страны с минимальными потерями вышли из мирового экономического кризиса.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости