Дорога через Гиндукуш

Вчера верховный суд Пакистана отклонил последнюю жалобу оппозиции на переизбрание Первеза Мушаррафа президентом страны...
Вчера верховный суд Пакистана отклонил последнюю жалобу оппозиции на переизбрание Первеза Мушаррафа президентом страны. Это означает, что Мушарраф будет официально объявлен главой государства на следующий пятилетний срок. При этом ему придется снять с себя полномочия командующего вооруженными силами страны и стать гражданским лидером. Напомню, что генеральские погоны Мушаррафа, которые требовала снять оппозиция, и спровоцировали политический кризис в Пакистане.

Данная короткая новость сравнима, пожалуй, с переходом через Рубикон или, в данном случае, Гиндукуш. В политическом, разумеется, смысле. Теперь руководитель ядерного государства, охваченного в последнее время беспорядками, обрел вполне легитимный статус. Запад, который вел свою игру в Пакистане, сделав ставку на бывшего премьер–министра Беназир Бхутто, поставлен перед дилеммой. Уважать законно избранного главу государства. Или манипулировать оппозиционными политиками, но и ответственность за возможную опасную дестабилизацию придется в таком случае взять на себя.

Не случайно решение пакистанского верховного суда вынесено буквально накануне саммита глав государств и правительств Британского Содружества с участием королевы Великобритании Елизаветы Второй. Исламабаду пригрозили исключением из Содружества, если президент Мушарраф не отменит чрезвычайное положение и не покинет пост главнокомандующего вооруженными силами.

По сути, это было давление на самого Мушаррафа. Теперь у него появился сильный, а главное, законный контраргумент.

Введение президентом П.Мушаррафом чрезвычайного положения стало событием, с одной стороны, неожиданным, а с другой — закономерным. Пакистанскому президенту долгое время удавалось удерживать ситуацию, балансируя на грани демократических обещаний, уважительного отношения к духовным ценностям ислама и борьбы с жесткими проявлениями экстремизма. Введение чрезвычайного положения, по сути, прервало процесс постепенного перехода к демократическому укладу общества по западному образцу.

Впрочем, могло ли быть иначе. Нарушение хрупкого баланса и последовавшее за тем обострение политической жизни в очередной раз вполне однозначно ответили на вопросы, являются ли либеральные ценности, укорененные в западных индустриальных странах, универсальными и можно ли их полностью реализовать в исламском государстве.

Основным поводом к введению чрезвычайного положения, если судить по большинству комментариев ведущих западных СМИ, стало усиление исламского экстремизма. Да, религиозный экстремизм — это действительно острая и сложная проблема. Однако очевидно и другое: ослабить его проявления и в целом напряжение в обществе можно не только жестким отпором, но и предоставлением пакистанцам доступа к качественному образованию, медицинским и социальным услугам, рабочих мест, обеспечением правосудия. Лишь социально–экономическое развитие с опорой на традиционные ценности способно в долгосрочной перспективе обеспечить устойчивость Пакистана как важного фактора международной жизни.

Впрочем, среди комментариев есть и более обоснованные оценки, подтверждающие простой и очевидный вывод: «Нерешенной дилеммой пакистанской политики вновь становится невозможность внедрения западных стандартов демократии в обществе, которое с каждым годом все больше дрейфует к исламистским фундаменталистским ценностям. Решение о введении чрезвычайного положения становится еще одним примером неудачной политики западных друзей нынешнего Пакистана», — комментирует события одна из ведущих европейских газет.

То, что сейчас происходит в Пакистане, — своеобразный тест, но не только для развивающихся стран так называемого третьего мира, а и для западного сообщества в целом. Понятно, что религиозный фанатизм находит для себя благодатную питательную среду там, где отсутствует возможность улучшения благосостояния простых граждан. И чем сильнее социальное давление — тем сильнее, радикальнее фундаментализм. В такой ситуации попытка внедрения демократических норм западного образца предсказуемо может привести к хаосу, что, собственно, происходит в современном Ираке.

Пока действия пакистанского президента можно оправдать только одним фактом — введение чрезвычайного положения происходит в ядерном государстве. Но дает ли это гарантии в перспективе и не только долгосрочной? Никто не может гарантировать умеренное развитие событий. Никто не может гарантировать, что введение чрезвычайного положения не сыграет роль катализатора экстремистских настроений, не вызовет усиление противостояния военных и общества.

Очевидно, что обе эти модели — и «демократическая», и «военная» — искусственны и не могут существовать без опоры на традиционные ценности и социальную устойчивость. Однако ведущие государства мира порой предпочитают это не замечать.

Глобальное неравенство и противоречие между богатым севером и бедным югом разрешимо лишь на пути равноправного и солидарного диалога, взаимной ответственности, поиска международных инструментов взаимодействия, учета интересов и специфики каждой страны, а не нажима, поучений и экспериментов.

Владимир Улахович, директор центра международных исследований БГУ.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости