Дональд Трамп бьет ОПЕК ее же оружием

Американский энергетический сектор, а точнее, та его часть, которая работает с углеводородами, радуется избранию Дональда Трампа на пост президента. Трамп и республиканский Конгресс решительно начали работу с нормативно-правовыми актами, а президент пообещал, что сделает все для увеличения поставок из отрасли, которую он оценивает в 50 триллионов долларов.

© AP Photo, Eric Gay, File

Наверное, эта цифра немного преувеличена (ведь даже весь американский ВВП за прошлый год составил всего 18 триллионов долларов), но направление движения очерчено верно. После восьмилетнего периода ужесточения норм и правил, после многочисленных ограничений те бизнесмены, которые хотят разрабатывать новые месторождения угля, нефти и газа, пользуются полной поддержкой Вашингтона.

Американская энергетическая отрасль и такие страны, как Саудовская Аравия, бурно приветствовали новые обязательства о разработке дополнительных источников углеводородов. Вопрос в том, будут ли они аплодировать так же громко, когда в полной мере ощутят последствия новой политики. Для многих — в том числе, для ушедших в глухую оборону защитников окружающей среды — принимаемые сегодня меры (а это утверждение плана строительства трубопровода Keystone XL, снятие ограничений на сброс газа из месторождений, находящихся на федеральных землях и многое другое) являются радикальным шагом в интересах добывающих компаний.

Инициатором такого шага стало Министерство внутренних дел, которое контролирует землепользование в США, а также Министерство энергетики. Агентство охраны окружающей среды при новом руководстве также ждут серьезные перемены. Многолетнее лоббирование, особенно со стороны угольной отрасли и инвесторов, таких как братья Кохи, начинает наконец приносить дивиденды. Те огромные деньги, которые ежегодно тратит энергетическое лобби, наверняка привлекают к себе внимание кандидатов в члены Конгресса. Но компании, настаивавшие на принятии таких мер, могут ничего не выгадать от принятых решений, потому что их главным результатом станет рост предложения и сокращение издержек. В стране, где предложение и без того обильное, а спрос не меняется, дополнительная добыча угля, сланцевого газа и нефти из сланцевых пород — особенно в тех районах, где она раньше ограничивалась — может привести только к снижению цен. Такой результат отнюдь не случаен. Трамп четко изложил свою ключевую цель: увеличить занятость, особенно в промышленном секторе.
 
Чтобы восстановить исчезнувшие в последние годы рабочие места и создать новые, нужны дополнительные деньги, и здесь могут помочь дешевые энергоресурсы, особенно в энергоемких отраслях. Но в самом энергетическом секторе проблем появится ровно столько же, сколько и выгод. Если предложение вырастет, пусть даже на малую долю от тех 50 триллионов, о которых говорил Трамп, это приведет к падению цен и поставит в трудное положение тех, у кого фиксированная структура высоких издержек.

Следующим шагом неизбежно станет поиск американскими добывающими компаниями экспортных рынков, чтобы куда-то деть излишки угля и природного газа. Трамп говорит об энергонезависимости, что означает чистую самообеспеченность. Такая самообеспеченность сегодня реальна, и ее можно добиться изменениями в политике. Но самообеспеченность и нулевой торговый баланс — это еще не конец истории. Соединенные Штаты могут также стать важным экспортером. Экспорт газа уже начался, и первые партии СПГ еще год назад ушли с предприятия в Сэбин Пасс, что на границе Техаса и Луизианы. С тех пор объем торговли увеличился, и США сегодня поставляют газ на десяток газовых рынков по всему миру. Планируется строительство нескольких дополнительных заводов по сжижению газа. А новые месторождения сланцевого газа по всей стране создадут дополнительные стимулы для поиска покупателей за рубежом. Согласно некоторым источникам, экспорт СПГ из США в этом году может увеличиться до 85 миллионов кубометров. Мировому рынку не нужны дополнительные поставки угля, газа и нефти. Сегодняшняя неустойчивая цена на нефть в районе 55 долларов за баррель была достигнута исключительно за счет квот ОПЕК, сокративших предложение. Но даже в этих ценовых рамках нефть сегодня в два раза дешевле, чем три года тому назад. С ней сопоставимы цены на газ и уголь, и в каждом случае рост предложения опережает рост спроса. Министр нефти Саудовской Аравии шейх Халид аль-Фалих (Khalid al-Falih) заявил в начале февраля ВВС, что он приветствует стремление США развивать экономику, потребляющую ископаемое топливо. Но аль-Фалиху надо быть осторожнее в своих пожеланиях. Если Америка в полной мере перейдет на самообеспечение за счет внутренних поставок, это окажет чрезвычайно деструктивное воздействие. Высокозатратные поставщики во всем мире лишатся своего бизнеса.

Чтобы поддержать цены, саудовцы уже вынуждены сократить добычу больше заявленных квот. А когда на рынок придут новые американские энергоресурсы, придется еще больше сокращать добычу. Два с половиной года назад Саудовская Аравия начала проводить в жизнь стратегию, призванную сохранить ее долю в мировой нефтяной торговле. Для этого она наводнила рынок нефтью, чтобы сбить цены и вытеснить из бизнеса другие добывающие компании — особенно американские, занимающиеся сланцевой добычей. Такая стратегия закончилась плачевным провалом. Саудовцы сократили добычу, а агентство Platts на прошлой неделе сообщило, что количество буровых установок в США резко увеличилось. Саудовцы вынуждены отказываться от своих планов, но теперь выясняется, что их идеей максимально увеличить добычу воспользовался кто-то другой. Трамп их задавил.


Ник Батлер (Nick Butler)

ИноСМИ.Ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости