Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Врач из Луганской области Ольга Бондаренко считает Брест второй родиной

Дом там, где тепло

Несколько лет Ольга Бондаренко, уроженка города Перевальск Луганской области, выхаживала малышей в Брестском областном роддоме. Год назад в семье случилось счастливое событие — родился сын Даниил. Ольга и ее муж не планировали строить новый семейный очаг и карьеру в Беларуси, куда переехали в поисках мира и спокойствия в 2014 году. Тогда еще думали — на время, но судьба распорядилась иначе. 


С Ольгой и ее дочкой Аней мы встречаемся на обновленной набережной Бреста. В коляске — Даниил. Малыш с интересом рассматривает городской пейзаж в ярких осенних красках. Ольга подмечает, что Брестчина отличается от родного края:

— Этот город удобный для жизни, чистый, красивый, особенно после того как его обновили к 1000-летию. У нас другая картина, даже до войны. В Луганской области сконцентрирована шахтная промышленность плюс коксохимический, металлургический заводы. В Перевальске даже снега белого нет. Из-за большой концентрации сажи в воздухе он уже падает серым. 

Ольга — потомственный медик. Врачом работает ее отец, и она с детства помышляла продолжить династию. И стала неонатологом. Это врач, который вместе с акушером-гинекологом первым встречает новорожденного ребенка в родильном зале, а затем наблюдает за его состоянием вплоть до выписки домой. Муж Ольги Степан — провизор. Они учились в одном вузе.

Распределилась Ольга в 2009 году в родильное отделение больницы родного Перевальска. В то время, вспоминает она, условия были хорошими и ни о какой смене места жительства речи, конечно, не шло. Впервые о поездке в Беларусь семья задумалась, когда на родине стали стрелять:

— У моего мужа в Брестской области живут родственники. Сюда часто ездила свекровь. Она предложила нам в отпуске отдохнуть в Бресте. Мы поехали в конце июня 2014 года. А тут как раз начались все эти страшные события на малой родине. Мы и подумать не могли про такое. Аню сразу оставили в Бресте, сами поехали домой, забрали трудовые книжки и отправились в Беларусь.

Первое время семья прописалась у родственников. И если с видом на жительство проблем не возникло, то с поиском работы появились сложности:

— В Республиканском институте высшей школы нам сказали, что нужно посылать запрос в университет, где мы с мужем учились, чтобы там подтвердили, что мы действительно его окончили. Но к тому времени университет уже не работал. Впрочем, вскоре Беларусь упростила порядок обращения документов. И мы просто подтвердили специализацию, сдав экзамены в Гродно, в медуниверситете. 

Специальность у Ольги узкопрофильная. На тот момент в областном роддоме вакансий не было. Пришлось ей поработать в Кобринском роддоме неонатологом. А спустя полгода нашлось место в областном центре:

— Меня везде принимали тепло. И руководство клиник, и коллектив. Коллеги отзывчивые, всегда готовы прийти на помощь. А что еще надо, чтобы реализовать себя в профессии? Все сложилось хорошо.


Статус беженцев не брали намеренно. Из неудобств — только отсутствие своего жилья. Пока приходится снимать. Зато, говорит Ольга, с видом на жительство в перспективе можно стать гражданином Беларуси и уже сейчас получать социальные блага:

— Пособие на сына я получаю наравне с гражданами Беларуси. Зарплата такая же, как и у моих коллег. Бесплатное образование, кружки для ребенка. За платные медицинские услуги платим столько же, сколько и белорусы. 

Любящие родители уже сейчас думают о будущем Ани и Даниила:

— В этой стране мы за них спокойны. Они могут стать теми, кем захотят. Аня у нас личность разносторонняя. Увлекается иностранными языками, спортом, еще на керамику водим. Ей тоже нравится Беларусь, ставшая для нас второй родиной. 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Президент Александр ­Лукашенко на встрече с представителями украинских СМИ 26 сентября 2019 г.:

— Когда конфликт (в Украине. — Прим. ред.) начался, к нам огромный поток людей из Донбасса хлынул. Мы зафиксировали 160 тысяч беженцев на территории Беларуси. Указом Президента в течение недели мы предоставили им (украинским беженцам. — Прим. ред.) равные возможности с белорусами. И те, кто остался жить, нашли свою работу. Они имеют жилье. Дети их бесплатно, как и белорусы, учатся в школах, в вузах, получают медицинское бесплатное обслуживание. Как у нас белорусы. Мы предоставили эти условия. Это было жуткое давление на экономику. В обществе у нас, в Беларуси, украинцев приняли как своих людей. Плакали вместе с ними, детей нянчили. Это была и моя позиция, всех властей Беларуси. Но нагрузка была неимоверная. Я помню, из Бреста власти говорят: «Александр Григорьевич, не знаем, что делать. Врачей из Украины хлынул поток. Мы не знаем, что делать. Не можем своих трудоустроить». Я говорю: «Они должны иметь равные условия. Кто лучше, тот и трудоустроится». А вообще, говорю, потерпите. Все это рассосется. И рассосалось. И украинские врачи неплохо работают сейчас. И не только в Бресте, они по всей Беларуси трудоустроены были.

mityakov@sb.by

Фото Александра Шульгача
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...