Сельская газета

Дом с видом на «Жилье» и зиму

Почему житель ляховичского агрогородка наотрез отказывается от благотворительного ремонта в его хате

В редакцию позвонил ветеран труда, инвалид первой группы из Липска Иван Дыдышко. У супругов в кубышке 710 чеков «Жилье». Проиндексируй их Ляховичский райисполком сегодня — вышло бы 10406 рублей. За эти деньги семья Дыдышко подлатала бы свой дом: снаружи деревянная хата на вид ничего, но под вагонкой подгнили два венца. Правда, воспользоваться ценными бумагами не могут: не состоят на учете нуждающихся в улучшении жилища. А это главное условие, чтобы чеки «Жилье» сработали. Есть другой вариант — старики могут подарить или передать по наследству ценные бумаги близким родственникам. Да вот родители, родные братья-сестры обоих супругов давно ушли в мир иной, а детей Ивану и Вере, как они говорят, Бог не дал. Выходит, чеками «Жилье» хоть печку топи? Стоит ли пускать их на растопку и почему сельчанин наотрез отказывается от благотворительного ремонта в доме, разбиралась корреспондент «СГ».


«Не для себя стараюсь — для других»

Иван Петрович недоумевает: «Почему молодым и многодетным семьям построить и отремонтировать жилье за счет приватизационных чеков можно, а старикам подлатать подгнивающую хату нельзя?!» Иван Дыдышко работал техником-нормировщиком в колхозе, когда семье выделили «жилищную квоту». До 1 июля 2016 года с помощью ценных бумаг можно было приватизировать занимаемые квартиры, дома. Но супруги Дыдышко в 70-х годах прошлого века построили в Липске на улице Полевой добротный дом из дерева. Это их частная собственность, приватизировать не было нужды.

Хатка обветшала, от пола тянет сыростью, к стене спиной не прислонишься — продувает. Иван Петрович передвигается на костылях и на улицу выходит редко. Дров в грубку подбрасывает супруга Вера, в крепкие морозы топит еще и печь. Старики переживают: как бы зимой совсем не замерзнуть…

Обхожу дом снаружи: выглядит добротным, вагонка шашелем не тронута. Дыр в стенах, крыше нет, визуально жилье нареканий не вызывает, да и в самой хате тепло, уютно. «Третий венец пошел гнить. Чтобы увидеть это, нужно вагонку срывать», — подсказывает хозяин. Как по мне, старикам можно утеплить пол, входную дверь в сенцах поменять, поставить евроокна. Обналиченных чеков «Жилье» на ремонт дома хватило бы сполна. Но они лежат в шкафу мертвым грузом.

Председатель местного Кривошинского сельисполкома Юрий Черенкевич в доме у Дыдышко бывал, и не раз: «Ситуация некритичная. На носу зима, в хате тепло, печь хорошая. Стены не продуваются, кровля не течет». Поставить на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий председатель, может, и рад бы, да не имеет законных оснований: «Дыдышко — немолодая и немногодетная семья, на каждого из супругов приходится больше 15 квадратных метров жилплощади. Поставили бы на учет, будь деревянный дом изношен на 65 и более процентов. Но с таким процентом износа дома полуразрушены и непригодны для жизни. Это не про хату Дыдышко. Вообще, экспертизу жилья проводит БТИ, звоните туда».
Звоним. В Ляховичском бюро Барановичского филиала «Брестского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру» подтвердили: акт физического износа дома заказать у них можно. Процедура платная — до 100 рублей. Регистратор бюро Жанна Буймистр не раз выезжала на места, чтобы составить подобные, по опыту знает: «В доме с 65-процентным износом жить невыносимо: упала кровля или в стенах дыры, пол прогнил». Называю ей адрес: агрогородок Липск, Полевая, 2.

— В прошлом году мы по этому адресу выезжали, готовили технический паспорт дома. Акт физического износа не делали, но скажу: дом ухоженный, пригоден для жизни, недостатков не было. Видно, что лес хороший для здания подбирали и строили добротно.

— Хозяин дома говорит, что снимали вагонку. Нож между бревен проходит, прогнили венцы, — привожу аргументы стариков.

— Мох, пакля между бревнами со временем могли выветриться. В любом случае при составлении акта износа нужно вскрывать вагонку и тщательно осматривать все конструкции, — подытожила Жанна Буймистр. — Непригодным жилье могут и без акта износа признать, если создается комиссия.

Такую комиссию по своей инициативе в прошлом году создала заместитель председателя Ляховичского райисполкома Татьяна Коцуба, к которой Иван Дыдышко обратился на прямую линию. Заместитель председателя пообещала разобраться, свое слово сдержала. Вместе с замдиректора районного ЖКХ и начальником управления по труду, занятости и соцзащите прошлым летом осмотрели дом в Липске: «Крепкий, снаружи добротный. Нож между бревнами уходил, но признать жилье аварийным нельзя. А значит, и воспользоваться чеками «Жилье» семья Дыдышко не может».

 Татьяна Коцуба досконально изучила Декрет Президента № 6 от 7 июня 2005 года «Об упорядочении обращения и использования именных приватизационных чеков «Жилье». Действительно, по закону, если Дыдышко не состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, то и проиндексировать ценные бумаги не имеют права. Татьяна Коцуба обращалась с письмами к депутату Палаты представителей Национального собрания от их округа Леониду Цуприку, сам Иван Петрович писал члену Совета Республики от Брестской области Василию Маркевичу. Вопрос нужно выносить на обсуждение, считает заместитель председателя. Но понимает, что сиюминутно предложение не рассмотрят. Поэтому Ивану Дыдышко предложила благотворительный ремонт. Предприниматели сельчанам готовы были даже отдать стройматериалы по закупке, а то и даром, да и сама Татьяна Коцуба не пожалела бы, говорит, часть зарплаты для одиноких стариков. А строительные организации бесплатно утеплили бы деревянный дом.

Но Иван Дыдышко отказался: «Каждый нормальный человек хочет зарабатывать деньги. Не буду я лупить шкуру с бизнесменов, не позволю госслужащим идти с торбой и собирать ради меня деньги. Хочу воспользоваться своими чеками «Жилье». Даже не столько для себя стараюсь — для других. Не один я такой, кто не может найти им применение».

 Чеки не работают не только в Минске

 В этом году в Ляховичском районе пять человек с помощью именных приватизационных чеков решили вопрос с жильем. Все, кто обращался, состояли на учете нуждающихся, ценные бумаги им проиндексировали. Молодая семья на 780 чеков купила стройматериалы на собственный дом, один парень с 1010 чеками купил квартиру в Минске. Еще двое проиндексировали их, чтобы погасить кредиты на строительство жилья. 1090 чеков «сработали» в долевом строительстве. Однако, признается бухгалтер КУМПП «Ляховичское ЖКХ» Елена Жук, поступило от граждан в этом году и такое обращение: чеки не перерегистрировали до 1 января 2007 года. Но вот семья Дыдышко, как и положено, свои чеки перерегистрировала в положенный срок.

Начальник отдела жилищной политики и ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Брестского облисполкома Ирина Третьякова посоветовала семье Дыдышко чеки «Жилье» не выбрасывать: «Брестчина — лидер среди других областей по количеству держателей этих ценных бумаг. И ни для одного региона проблема с их индексацией не стоит так остро, как для нас. Поступает немало звонков от тех, кто не может ими воспользоваться, — не состоят на учете нуждающихся, не имеют близких родственников, не перерегистрировали их вовремя, потеряли. На руках эти ценные бумаги остались всего у одного процента граждан. Поэтому мы обратились в Министерство жилищно-коммунального хозяйства с инициативой: дайте возможность проиндексировать именные чеки «Жилье» всем без исключения их владельцам. Ведомство прорабатывало этот вопрос, запрашивало в облисполкомах, в том числе и у нас: есть ли необходимость предоставить всем гражданам возможность воспользоваться чеками, независимо от того, состоят они в очереди или нет? Мы подтвердили: такая необходимость есть. Еще мы предлагали расширить варианты использования чеков, в том числе на капремонт, текущий ремонт, приобретение жилищных облигаций и просто покупку мебели, бытовых приборов».

На каждого держателя чеков «Жилье», которые были перерегистрированы до 1 января 2007 года, в банке открыт специальный чековый счет. «Таких действующих — 113 тысяч 809», — называет цифру на 1 октября 2017 года главный специалист Департамента розничного бизнеса ОАО АСБ «Беларусбанк» Андрей Коновалов.

Поясню: примерно 114 тысяч граждан теоретически могут улучшить свои жилищные условия с помощью чеков «Жилье». Сколько среди них тех, для кого ценные бумаги не несут никакой ценности, как для семьи Дыдышко, сказать не берутся нигде.

Надежда согревает

В минувшую пятницу, 13 октября, на прием к помощнику Президента — инспектору по Брестской области Василию Герасимову обратилась 78-летняя брестчанка, у нее сохранилось 440 чеков «Жилье». За эти средства, посетовала она, могла бы провести капитальный ремонт дома, но вот незадача — не состоит на учете нуждающихся. Воспользоваться ценными бумагами, как и наш герой Иван Дыдышко, права не имеет. По словам Василия Герасимова, МЖКХ работает над этим вопросом: «Надо знать ситуацию по всей республике, чтобы внести конкретные поправки в законодательство. В частности, Минжилкомхоз полагает целесообразным расширить возможность использования приватизационных чеков «Жилье». Так, предлагается использовать их на цели строительства (реконструкцию) или приобретения жилых помещений всеми гражданами независимо от постановки их на учет нуждающихся. Это поставило бы в равные условия всех владельцев чеков. Одномоментно этот вопрос решиться не может, так как индексация предполагает увеличение финансирования — чеки «Жилье» имеют денежный эквивалент. Сегодня министерством проводятся подготовительные мероприятия и изыскиваются средства».

Иван и Вера Дыдышко из Липска надежду на то, что смогут воспользоваться чеками и утеплить дом, не теряют.

В Министерстве жилищно-коммунального хозяйства нам пояснили, что рассматривали вопрос, как расширить возможности использования чеков «Жилье». В том числе и тем владельцам чеков, которые не состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Но об итогах этого рассмотрения пока сообщить, как сказали, не могут. Подождем?

СПРАВКА «СГ»

В Брестской области по сравнению с остальными регионами больше всего держателей именных приватизационных чеков — 25 087. В Минске — 34 674. В Гродненской области действующих специальных чековых счетов почти вдвое меньше, чем на Брестчине, — 13 861, в Минской — 13 365, в Гомельской — 13 063, в Витебской — 7558. Меньше всего открыто их на Могилевщине — 6201. Номинальная сумма на всех действующих специальных чековых счетах страны — 55 миллионов 788 тысяч.

ostapchuk@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?