Дом преткновения

Острый ракурсЖители деревни Козлякевичи Барановичского района окончания строительства 10 усадебных домов ждали с нетерпением. В сельскохозяйственном предприятии "Совхоз-комбинат "Мир", которое их возводило, нуждающихся в жилье немало: в очереди 46 человек. Некоторые ждут новоселья более чем по 10 лет. А тут такой подарок: коттеджи выросли всего за полгода - удобные, благоустроенные, красивые!..

Жители деревни Козлякевичи Барановичского района окончания строительства 10 усадебных домов ждали с нетерпением. В сельскохозяйственном предприятии "Совхоз-комбинат "Мир", которое их возводило, нуждающихся в жилье немало: в очереди 46 человек. Некоторые ждут новоселья более чем по 10 лет. А тут такой подарок: коттеджи выросли всего за полгода - удобные, благоустроенные, красивые!


Новоселье с условием


Однако радость некоторых новоселов была омрачена прямо во время распределения домов. Собравшись у кабинета, где заседали представители администрации и профкома, будущие жильцы с удивлением узнали: для того чтобы вселиться в четырехкомнатный особняк, имеющееся в собственности жилье надо... подарить родному предприятию. То есть безвозмездно отдать приватизированную недвижимость взамен на служебную, которую ни продать, ни в наследство оставить. Людям было над чем подумать... Многие очередники от такого улучшения жилищных условий отказались сразу: предпочли тесноту собственных квадратных метров простору служебного жилья. Но были и те, кто, взвесив все "за" и "против", составил договоры дарения, передал свои квартиры предприятию и заселился в коттеджи на краю деревни. Среди таких новоселов оказался и один из лучших механизаторов совхоза Александр Корольчук.


Правда, переезжал Александр Васильевич с неохотой. А в новом коттедже совсем загрустил: стало жаль трехкомнатной приватизированной квартиры.


- Мы-то с женой в служебном доме жили бы - обоим скоро на пенсию - и до смерти нас бы оттуда никто не выгнал. Но все время мучила мысль: я же детям никакого жилья не оставлю, - вздыхает хозяин, вспоминая недавние события.


Намаявшись и устав от тяжелых мыслей, супруги все-таки решили вернуться в свою квартиру. Добром дело уладить не удалось. Подаренное ими жилье предприятие уже распределило тем, кто стоял в очереди за Корольчуками. Поэтому Александр Васильевич обратился в суд. Поиски правды затянулись почти на полтора года...


Туда и обратно


Александр Корольчук дошел до Верховного Суда. Обстоятельства "добровольного дарения" очередниками квартир в судебных органах вызвали вполне оправданные вопросы: кто именно был инициатором передачи жилья совхозу, получили ли служебное жилье те, кто отказался отдать свою квартиру предприятию?


В итоге все вернулось на круги своя: подаренную Корольчуками квартиру вернули им обратно. Усадебный дом они вскоре освободят. Правда, теперь у разбитого корыта осталась семья, отремонтировавшая трехкомнатное жилище супругов и прожившая в нем почти год. И хотя ответственному съемщику Елене Конон хозяйство уже выделило аналогичную трехкомнатную квартиру, особой радости по этому поводу она не испытывает. Это жилье тоже надо ремонтировать, переносить туда новую сантехнику и двери... Опять заботы, неудобства, траты... Хорошо, если Корольчуки возместят Елене затраты на ремонт их квартиры. А если нет? Я уже не говорю о том, что во время долгих судебных разбирательств Елена ждала ребенка. От переживаний незадолго до родов угодила в больницу. К счастью, малыш родился здоровым. Он уже ходит и даже встретил меня на пороге квартиры преткновения. Любопытный мальчик топал за мной по комнатам, не подозревая, что скоро ему вместе с мамой, папой и сестренкой предстоит очередной переезд. Вынужденный.


- Хотели как лучше, решали все коллегиально, - сетует директор совхоза Анатолий Кокаш. - Да вот видите, как оно получилось... О дарении квартиры предприятию у нас есть специальный пункт в коллективном договоре.


А на вопрос, как же теперь быть с третьей стороной, пострадавшей, на мой взгляд, больше всех, руководитель предприятия ответил, что вмешиваться не желает. Сами, мол, разберутся...


Свое и чужое


Предположив, что подобные проблемы возникают от непонимания некоторыми новоселами сути служебного жилья, я обратилась за разъяснениями в Министерство сельского хозяйства и продовольствия. Меня с ходу "переключили" на Минстройархитектуры со словами, что закон о статусе служебного жилья готовили они, вот пусть и отвечают. В Минстройархитектуры, внимательно выслушав, отправили... в Министерство жилищно-коммунального хозяйства. Там посоветовали выяснять все, что касается сельских домов, в... Минсельхозпроде. Круг замкнулся.


Только и оставалось, что сесть за соответствующие документы и попытаться самостоятельно разобраться в проблеме. Выяснила интересные нюансы.


Например, такой. Выйдя на пенсию, Александр Корольчук мог бы жить в усадебном доме не более 10 лет. По закону это максимальный срок, на который собственник жилья может заключить договор найма с гражданами, занимающими служебную жилплощадь, но не работающими больше на предприятии. По истечении этого срока пенсионер вынужден будет освободить коттедж, даже если собственную квартиру он подарил предприятию. Еще хуже ситуация, если наниматель служебных квадратных метров, не дай Бог, умрет: его семья сможет занимать дом не более 3 лет. Выкупить же коттедж не получится: уже год как приватизация служебного жилья запрещена законом. Вот такие невеселые реалии, которых Александру Васильевичу удалось избежать. Непонятно только, почему об этом ему честно не рассказали в хозяйстве. Ведь далеко не все крестьяне разбираются в юридических тонкостях. Хотя жизнь, похоже, многих заставляет расширять свой кругозор. Вот факт, который подтверждает это: только на Брестчине ныне пустуют 184 служебных усадебных дома, в которые работники сельскохозяйственных предприятий не хотят заселяться. Деньги, потраченные на их возведение, становятся мертвым капиталом...


А ведь такого не было бы, если бы крестьяне знали, что предоставление служебного жилья не является улучшением жилищных условий и ни в коей мере не предполагает снятия человека с очереди на это самое улучшение. Если бы им объяснили, что, проживая в служебном помещении, они все равно имеют право стать членами жилищно-строительного кооператива или строить, к примеру, квартиру долевым способом...


Кстати, судья Барановичского суда Петр Маккодай, расставивший в Козлякевичах все законные точки, рассказал мне, что подобные судебные разбирательства между администрацией сельскохозяйственных предприятий и работниками случаются в разных районах области. Добавим, что эта проблема может считаться общей и для территории всей страны... Доверчивые сельчане по собственному неведению раз за разом наступают на одни и те же грабли. Как бы убрать их с дороги!


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
I.M.
Извините за прямоту, но эта ситуация походит на какое то «кидалово». Похожими схемами действовали в свое время аферисты в Москве. Оформлялись к пожилым гражданам опекунами, заставляли стариков дарственную написать, а потом по тиху выживали бабушек и дедушек с этого света. Но, то бандиты. А здесь государство не честно себя ведет.<br /><br />На фига, простите, такое служебное жилье, если ты должен отказаться от своего собственного, и при этом можешь жить в этих хоромах, максимум 10 лет, а то и того меньше.<br /><br />Нет, в тесноте да не в обиде. Лучше своя скромная квартира, чем эти подозрительные хоромы. <br /><br />А законы и правила должны быть для людей, а не для того, чтобы их "кинуть". Самое время КГК взяться за проверку этой истории.
Юрий
1.Случай красноречиво говорящий об уровне правосознания и компетентности сельскохозяйственных ( да и многих других руководителей). Коллективный договор составлялся (должен был составляться!) комиссией из администрации и профкома. Почти все с высшим образованием! Директор совхоза так точно. А каков результат!<br /><br />2. А зачем вообще столько служебного жилья на селе? Нужно строить дома и продавать их в рассрочку крестьянам.
Андрей
Я предлагаю журналистам развивать тему сельского служебного жилья, просвещать темных труженников села
Юрась
Интересная статья. И вопрос поставлен правильно, и задан уважаемым людям. Я думаю его нужно задать выпускникам сельских школ, сузов, вузов, тем, кто вышел из села, и имеет более реальное представление о сельской жизни. <br /><br />Самая главная проблема – жилье. Для работников сельхозпредприятий есть варианты решить данный вопрос, а для педагогических, медицинских и других работников обслуживающих село? Для них выбор небольшой: остаться или уехать. Многие выбирают второе и уезжают в город, где больше перспектив обзавестись своим жильём. А тот, кто остался, начинают бороться, искать пути решения жилищной проблемы. Да, есть варианты, например, получить льготный кредит для строительства жилья или по Указу Президента №75 для реконструкции жилья, если оно есть. Да вот только, что бы их получить нужно пройти ни один кабинет и, в конце концов, окажется, что ты не подходишь для их получения, то у тебя доход побольше, то у тебя семья меньше, чем нужно по требованиям законов, указов. Под все нормы подходят только малообеспеченные слои нашего общества, а вот желаний у них воспользоваться льготным кредитом я ни разу не слышал и не видел. Ведь они знают, что государство их не бросит: кров предоставит бесплатно, да и зачем им менять свой статус, если столько у нас организаций, которые их не оставят в ,, беде,,. А вот тот, кто хочет жить достойно, брошен со своими проблемами на произвол судьбы .
Валерий
Большое спасибо автору за разъяснение. В нашем хозяйстве точно также: квартиру подари в обмен на служебный дом. А про эти нюансы ни словечка. Действительно, очень похоже на "кидалово".
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?