Минск
+8 oC
USD: 2.58
EUR: 2.79

Дом культуры

Тема, которая заявлялась на этот «круглый стол», звучала так: «Из всех искусств для нас важнейшим является?..»

Тема, которая заявлялась на этот «круглый стол», звучала так: «Из всех искусств для нас важнейшим является?..» Но в процессе взволнованной беседы выяснилось, что не так важно обсуждать какую–то конкретную тему... Иногда людям нужно просто собраться вместе, чтобы что–то случилось. И вот — случилось! Творческую энергию генерировали: заслуженный артист и депутат Геннадий Давыдько, художник Игорь Корзун, музыкант Роман Орлов, продюсер Владимир Максимков, режиссер Иван Пинигин. Поехали!


«СБ»: В советские времена культурное потребление провоцировали три основных агента: «Центральное телевидение», провозглашавшее уютные мещанские ценности вроде «Песни года» и комедий Эльдара Рязанова, «Литературная газета» — флагман интеллигенции и «высокого искусства» и сарафанное радио, благодаря которому распространялись «прозападные» культурные продукты, не имеющие доступа в широкие медиа. Сегодня больше ни одно медиа не является культурным арбитром «для всех». Потребитель предоставлен сам себе — это и хорошо (хочешь — смотри ТВ, не хочешь — есть альтернатива), и трудно: как отыскать в потоке нужную книгу, полезный фильм, подходящий диск? Кто подскажет? Есть ощущение, что в поле зрения больших СМИ попадает, мягко говоря, не все, что есть на рынке, не все, чего ждет потребитель. Андерграунд нам поможет?


В.Максимков: В последние годы мне часто доводится бывать на различных форумах и фестивалях за рубежом. И мне очень нравится наблюдать, как там мирно сосуществует все со всем: мейнстрим с андерграундом, искусство при государственной поддержке и спонсорской... Большие знаменитые театры соседствуют с маленькими экспериментальными студиями, которые существуют только потому, что у людей есть потребность самовыражаться.


«СБ»: Если наша культурная жизнь бедна, выходит, мы сами в этом виноваты? Сложно себе представить, что где–нибудь во Франции, например, творчески активные люди повсеместно заявляют: «Мы ждем поддержки от государства».


И.Корзун: А я не соглашусь с вами. В той же культурно продвинутой Франции интерес к творчеству двигает в первую очередь государство. До тех пор пока государство не станет осуществлять централизованные закупки произведений изящных и актуальных искусств, ничего не случится. Имя художника не может появиться ниоткуда. Его произведения должны находиться в коллекциях различных галерей. Раскрутка художника требует затрат точно так же, как и раскрутка музыкального проекта.


Г.Давыдько: Если бы Ватикан в свое время не «купил» Микеланджело и других выдающихся творцов — художников, скульпторов, музыкантов, — сегодня бы не было грандиозного культурного наследия. При этом человек, попадая под магию искусства, становится носителем той идеологии, последователем которой является художник. Поэтому, если государство хочет состояться в историческом смысле, оно обязано искать, находить и «покупать» в хорошем смысле талантливых творцов. А у нас пока отсутствует институт продюсерства. Мы не умеем зарабатывать на шоу–бизнесе. Он у нас дотируется государством — каменный век! Ведь давно существуют отработанные технологии. Почему мы их не используем? Загадка. Спорт и культура — важнейшие сферы в формировании национальной идентичности. Государство обязано создавать своих звезд и в спорте, и в культуре.


Р.Орлов: Именно! Почему не случилось побед в формате «75%»? Потому что в лице продюсерского центра, студии звукозаписи, начиненной «ушами» и высококлассной техникой, способной производить 100 отличных песен в год, отсутствовал едва ли не самый важный элемент в схеме — высокооснащенная студия. Почему она не появилась? Хотя таких студий нужно не меньше пяти на такую страну, как наша.


«СБ»: Выходит, если бизнесмены не хотят вкладываться в эту индустрию, а все равно кто–то должен, то функцию продюсирования нужно взять на себя государству?


Р.Орлов: Пусть бы и так. Но в Украине и во Франции каждый отдельно взятый гражданин заинтересован в том, чтобы возник и развился национальный шоу–бизнес. Когда Милен Фармер анонсирует новую программу, французы за полгода раскупают билеты стоимостью 1.000 евро. И все это для того, чтобы Эминем чувствовал: билет на его концерт в Париже будет стоить не дороже 50 долларов. У нас же такая ситуация пока невозможна.


Г.Давыдько: Как прививается любовь к Родине? Всем известно, что лозунги «в лоб» вроде «люби Родину» не работают. Любое сообщение авангардного художника, который сам любит Родину, будет действовать лучше, чем «реалистичные» портреты сталеваров и откровенная агитка.


И.Корзун: Да. Но тут есть один подводный камень. Творец из авангарда, по сути своей, бунтарь. Это не значит, что он опасен. Это значит, что его нельзя контролировать тактически, но можно стратегически... Работа государства с актуальными художниками чревата конфликтом. Художник может «подрывать» «устои государства» своей экспозицией в государственной галерее. И «ответственные лица» должны при этом понимать, что и такой эпатаж необходим. Они должны знать, что свою толику из его дел они заберут на благо того же государства. У нас же принято обижаться на невзначай сказанное слово. Вспомните, как у нас Вольского на сцену не выпускали: а вдруг он что–нибудь «ляпнет»? Да пусть «ляпает»! Что от этого изменится? Не трибун он, как и большинство тех, кто в авангарде. Он — клоун. Слушают и верят ему ровно столько, сколько он говорит.


И.Пинигин: На нашей памяти еще ни один эпатаж не перерос во что–то глобальное. Чтобы появились художники, музыканты, альтернативные и такие и сякие, нужно, чтобы заработал рынок. Нужна конкуренция. Тогда появятся имена и произведения.


Г.Давыдько: О чем мы сейчас говорим? О хулиганствах? О том, что любой публичный человек может плевать в другого ради эпатажа? Ходить в свастике? Лично я буду реагировать на это агрессивно.


И.Корзун: Как гражданин — да. Но как представитель власти — вряд ли... Это слишком мелко для государства — реагировать на «карамбольничанья». Нельзя каждый перформанс воспринимать как личное оскорбление.


И.Пинигин: Есть действия, выходящие за рамки законности...


«СБ»: Ничто не продается, кстати, лучше бунта...


И.Корзун: Меня впечатлило, например, что на недавний музыкальный фестиваль Bela Music пришло всего 2,5 тысячи человек. Лет 10 назад такое мероприятие собрало бы аудиторию раз в пять большую...


Р.Орлов: Я был готов к тому, что придет 700 человек. Просто нужно три года работы — и фестиваль соберет 25 тысяч человек.


В.Максимков: Как это происходит на Западе, например, с «нестудийным кино»? Берет человек камеру. Снимает «жесткий арт–хаус» за небольшие деньги. И везет на разные фестивали. Издает небольшими тиражами на дисках, продает небольшим телеканалам. И в принципе, деньги возвращаются. Коммерческая составляющая важна. Но это не главное. Там просто люди хотят чего–то большего, чем пить пиво вечером.


«СБ»: И, очевидно, готовы платить за культурный продукт. Памятуя о том, что в нашей 10–миллионной стране «сенсацией» продаж считается альбом группы J:Морс, например, — 10 тысяч экземпляров. Это ведь не очень адекватно?


Р.Орлов: Да, но и этот рекорд уже не будет побит никогда потому, что пришел интернет с его бесплатным «скачиванием»... Я бы хотел продолжить разговор о кино. Вчера попал на показ фильма «Инсайт». Недавно посмотрел «На спине у черного кота». Я пристально слежу за новинками белорусского кинематографа потому, что мне не все равно. Я мечтаю о том, чтобы у нас сняли блокбастер, который интересно было бы прокатывать в глобальном масштабе. Есть же что экранизировать.


Г.Давыдько: У нас нет патриотов в кино. Есть же такие понятия, как «грузинское кино», «индийское», «прибалтийское»...


И.Корзун: Нужны десятилетия, чтобы вырастить новое поколение сценаристов и режиссеров.


В.Максимков: Так давайте же делать это! Прямо сейчас и начнем. Я готов организовать кинофорум, открытый для всех желающих. У меня есть вся необходимая техника для производства актуального кино. У вас есть идея фильма? Приходите к нам. Мы вам бесплатно дадим технику, проконсультируем, а вы снимете кино. Мне кажется, таким образом мы быстрее простимулируем творческих людей. И будем делать такой форум ежегодно.


Г.Давыдько: А если это дело хорошо распиарить, кто–то и с деньгами сможет подтянуться.


И.Пинигин: Я в это не верю. Какая экономика у тебя будет? Где ты будешь брать деньги? У горисполкома?


В.Максимков: Свои буду вкладывать.


Р.Орлов: Все это прекрасно, но могу ли я задать вопрос? Вы меня поправьте, если я ошибаюсь. Российский кинематограф работает по следующей схеме. Существует множество коммерческих инициатив, которые кладут заявки в комитет по кинематографии, который финансирует до 30% стоимости фильма. Дальше уже вопросы продюсирования включаются. А вот я могу у нас в такое окошко положить заявку на фильм по Короткевичу?


Г.Давыдько: Есть киностудия. А там работают редакторы. Президент же давно говорит: «Принесите хороший сценарий»...


И.Корзун: Я хочу поддержать идею Владимира. Конечно, первый фестиваль не получится очень интересным. И вас, конечно, будут ругать все кому не лень. Но на такие вещи обращать внимание не стоит. Ни один фестиваль не начинался с эффектных статей. Третий будет лучше. А пятый станет коммерческим. Все возможно. Я считаю, тут необходима государственная поддержка. Но она должна быть отдельной от той жизни, которой живет художник. Бери и делай. Вот я, например, делаю квартирные галереи. Они собирают зрителей больше, чем вернисаж в музее. Но без широких жестов государства наши усилия будут напрасными.


Г.Давыдько: Знаете, в чем наша проблема? У нас нет тусовки. Нам негде встречаться друг с другом, чтобы такие идеи, как этот некоммерческий кинофестиваль, рождались. Я вышел с предложением открытия такого клуба в галерее, кинозале, концертном зале и ресторане.


В.Максимков: Мне кажется, все взаимосвязано. И если какие–то творческие всплески будут возникать, это, конечно, будет вызывать внимание государства. Иногда с перекосами. Иногда получится удачно. Но чтобы актуальное искусство развивалось, надо, я настаиваю, делать что–то самим. Если ты творец, то ты творишь просто потому, что ты не можешь не творить.


И.Корзун: Но художника очень легко запугать...


Г.Давыдько: Раньше была прекрасная форма общения государства с художниками — творческие союзы. Потом почему–то общественные и творческие организации приравняли. И творческие союзы были лишены многих привилегий. А это важно. Когда нет налогового пресса. Важно, чтобы коллеги оценивали твои произведения. Чтобы был форум. А этого сейчас нет. Если я член творческого союза, дайте мне такую «полегку», чтобы я мог организовывать выставки и фестивали.


«СБ»: Хорошо, кого нужно убедить в том, что нам бы всем лучше жилось с этими «полегками»? И кто это должен сделать?


Г.Давыдько: Вы и я. И мы это делаем. Каждый на своем уровне.


В.Максимков: Могу я попросить сейчас прессу поддержать форум альтернативного видео, который я только что придумал? Я денег не прошу. Давайте дадим возможность друг другу интересно провести время. Пригласим Геннадия Брониславовича в жюри...


Г.Давыдько: Да я сам с удовольствием сниму фильм!


«СБ»: Мы поддерживаем фестиваль альтернативного видео!


И.Пинигин: Володя, если ты проведешь свою кинотусовку и хоть один телеканал даст тебе бесплатную рекламу, я пожму тебе руку. Готов держать пари, что у тебя ничего не выйдет.


В.Максимков: Вызов принимается. С проигравшего новая видеокамера.


И.Пинигин: По рукам!


«СБ»: Судя по всему, мы не напрасно сегодня сотрясали воздух, раз у нас такие прекрасные две новости: скоро в Минске родится новый фестиваль видео и появится достойное место для творческих тусовок.


В.Максимков: Мы сымитировали сегодня общественный совет. Такой обмен мнениями лично во мне возбуждает творческие порывы.


Р.Орлов: А я все о своем. Скажите, есть ли у вас в планах съемки фильма по Короткевичу?..


Г.Давыдько: Чаще надо собираться.


И.Пинигин: Хорошо, что мы встретились в газете. В ресторане мы бы выпили да разошлись.


И.Корзун: А я серьезно резюмирую встречу. Я считаю, нам всем необходим центр современного искусства. Когда собираются только художники или только писатели, это очень скучно. И пусть он называется Дом культуры.


«СБ»: Давайте же двигаться в этом направлении. Спасибо за встречу.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...