Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

На пороге валютных войн: почему центробанки отказываются от доллара и скупают золото

Доля металла

Доллар теряет позиции: по итогам прошлого года его доля в мировых валютных резервах сократилась до минимума с 1999-го. Зато золото бьет рекорды — этим летом драгметалл заметно прибавил в цене, добравшись до шестилетнего максимума. О чем говорят эти тренды? И стоит ли следовать примеру центробанков для личных сбережений?

shutterstock.com

Доля доллара в мировых валютных резервах к началу нынешнего года сложилась на уровне 61,7%. Он по-прежнему в лидерах, но тенденция на понижение ощутимая. В свою очередь доля евро в заначках нацбанков в прошлом году подросла на 1%, до 20,7%. 

Аналитики Европейского центрального банка, в чьем обзоре приведены эти цифры, называют такие причины происходящего. Первая — сразу несколько развивающихся стран вынуждены были продать долларовые резервы, чтобы поддержать слабеющие нац­валюты. В сумме это около 200 млрд долларов. Доля же евро выросла автоматически: стало меньше долларов — вырос удельный вес европейского собрата. 

Другой фактор — политический. От долларовых резервов целенаправленно избавляются Россия и Китай. Финансовый регулятор Поднебесной, к примеру, на фоне обострения торговых отношений с США сократил позицию в американских казначейских облигациях на 60 млрд долларов. Россия на фоне санкций избавляется от долларовых резервов уже несколько лет подряд. 

Финансовый аналитик Александр Муха говорит:

— Следует принять во внимание и факт, что между странами растут объемы внешнеэкономических операций именно в нацио­нальных валютах — это тоже ведет к тому, что потребность в американских долларах сокращается. Расширяется также использование криптовалют. Это конкуренция в том числе и для доллара. Наконец, отдельные центробанки, как профессиональные участники финансового рынка, негативно оценивают перспективы доллара. 

По словам эксперта, важным фактором является и постоянное увеличение денежного предложения в долларах: за последние двадцать лет их количество в денежном обращении США возросло сразу в 3,3 раза, а долларовые резервы центральных банков мира, по данным МВФ, на 1 апреля ­2019-го достигли рекордных 6,7 трлн. Такой рост в перспективе чреват негативными последствиями для американской валюты. 

С 1995 года в отношении доллара проводится стратегия на поддержание и укрепление курса. Собственно, хранение американских казначейских облигаций в ЗВР различными центробанками и есть следствие такой политики. Трамп же, если верить его заявлениям, хочет сделать ставку на экономический рост Штатов. Ослабление доллара, которое сыграет на руку экспортерам, может в этом помочь. Согласно данным Bank of America, переход на политику экономического роста может ослабить доллар на 5—10%.

Но даст ли это желаемый эффект — вопрос. В июле аналитики Bank of America Merrill Lynch предупредили: в мире разворачивается глобальная валютная война и в ней скрытно участвуют центральные банки всех ведущих стран. Глава департамента банка по валютной политике стран G10 Танос Вамвакидис отметил, что сейчас учетные ставки находятся на исторических минимумах:

— Поэтому центробанки не могут обычным способом влиять на стоимость кредитных средств. Единственный вариант — ослабление национальных валют.



Иными словами, доллар, если будет падать, то, вероятно, не в одиночку. Олег Мазоль, эксперт Центра экономических исследований БЕРОК, не исключает, что это может затронуть многие страны:

— Валютные войны — последствие торговых войн. Это создает нагрузку и повышает риски инвестирования в развивающиеся экономики. Соответственно, инвесторы стараются застраховать свои риски: продают облигации развивающихся стран и покупают более надежные с их точки зрения активы. Это приводит к ослаблению валюты. Второй момент — страна сама старается девальвировать валюту, чтобы повысить конкурентоспособность своих товаров на внешних рынках и повлиять на то, чтобы рост экономики не так сильно замедлялся. Сейчас показательный пример — Китай, но это может затронуть и другие развивающиеся страны, в том числе Россию. А значит, и российский рубль. Соответственно, может коснуться и нас: Россия — наш главный торговый партнер и нам невыгодно сильное укрепление белорусского рубля относительно российского.

Что касается надежного актива, который служит страховкой для инвесторов, сейчас им, похоже, становится золото. Во втором квартале 2019-го мировой спрос на золото вырос на 8% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года — такие цифры приводит Всемирный совет по золоту. Заметный интерес проявляют центробанки: они закупили в первом полугодии суммарно 374 тонны. В лидерах Китай и Россия. 

Это сказывается на ценах. Они и в начале года ползли вверх, но настоящий скачок случился летом: тройская унция прибавила в цене около 200 долларов. Сейчас котировки на рекордных величинах с ­2013-го — около 1540 долларов за тройскую унцию. Финансовый директор Всемирного банка Изабелль Стросс-Кан в своем докладе отмечает, что торговая война — один из ключевых факторов, который ведет к росту спроса на золото. Преимущество драгметалла — он практически не коррелирует с другими активами, не имеет кредитных рисков, дорожает во время кризиса. И в нынешних условиях может быть доходнее раскрученных активов.

— Сейчас существует угроза рецессии — не только в развивающихся, но и в развитых странах. В таких условиях интерес к золоту как к наиболее стабильному активу будет расти, — говорит Олег Мазоль.

К действиям центробанков стоит присматриваться и для понимания, в чем хранить собственные сбережения, отмечает Александр Муха:

— Главное правило — диверсификация. Не стоит класть все яйца в одну корзину.

Это мнение разделяет и Олег Мазоль: согласно общим рекомендациям, для защиты от курсовых качелей сбережения можно хранить, вложившись по 30% в доллар, евро и национальную валюту.

А вот что касается золота, есть нюансы. Покупать золотые слитки с намерением быстро на этом заработать может оказаться проигрышной стратегией. Все дело в марже, которую устанавливают банки. Сейчас, по данным Нацбанка, покупка 1 грамма золота обойдется в 119,98 руб­ля. А продать его можно за 102,06 рубля. Разница около 15% — то есть прибыль можно получить, лишь когда драгметалл будет дорожать сверх этого процента. Но инвестировать в слитки есть смысл на долгосрочную перспективу, объясняет Олег Мазоль:

— Золото — всегда неплохой вариант. Но нужно смотреть, насколько у нас в стране колебание его цен соответствует тому, что происходит на международных рынках. Если возможность купить драгметалл есть, сейчас логично сделать этот шаг. 

Для быстрого эффекта от инвестиций в золото существует альтернатива слиткам — обезличенные металлические счета. Такие у нас предлагает несколько банков. Речь идет о том, чтобы покупать не физическое золото, а виртуальное. Что-то вроде депозита, где вместо ставки — разница в цене драгметалла на момент зачисления и снятия средств. Однако если с депозитом в минус уйти нельзя, то с таким счетом забрать меньше денег, чем было внесено, можно. Логичный принцип: выше прибыль — выше риск. Так что играть в валютные игры нужно осторожно. И это касается всех.
С начала года наши ЗВР выросли на 17% — до 8,627 млрд долларов.
gavrusheva@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...