Долгий путь возвращения

Как вернуть на родину историко-культурные ценности, которые некогда были вывезены из страны или оказались за ее пределами по каким-то иным причинам

До завершения выставки «Время и творчество Льва Бакста» в Национальном художественном музее остались считаные дни. Еще немного, и экспозиция отправится в Вильнюс, а затем в Ригу. Когда в следующий раз эти произведения искусств предстанут пред наши очи, неизвестно. Ведь большинство экспонатов навсегда вернутся в музеи России, Польши, Литвы и Латвии. Останется лишь небольшая часть, которая в основном принадлежит Белгазпромбанку. Это еще один повод подумать, как вернуть на родину историко-культурные ценности, которые некогда были вывезены из страны или оказались за ее пределами по каким-то иным причинам.

Владимир СЧАСТНЫЙ — эксперт в творчестве Льва БАКСТА.

Способно ли Министерство культуры в одиночку решить этот вопрос? Ответ: скорее нет, чем да. Конечно, здесь можно спорить. Это вопрос приоритетов. Искусствоведы любят вспоминать послевоенное время, когда директор картинной галереи Елена Аладова вернула из-за границы сотни вывезенных картин. Дескать, тогда тоже было тяжелое время, но деньги на такое важное дело нашлись. Ни у кого не вызывает сомнения, что сегодня на культуру выделяется в разы больше, чем в послевоенное время. Но в современной Беларуси только государственных музеев более ста пятидесяти, а еще тысячи сельских клубов, библиотек и домов культуры. Что важнее: покупать шедевры Шагала за миллионы долларов или содержать на эти деньги учреждения культуры? Здесь у каждого свой ответ. Оттого-то и разрывается бюджет на части: кусочек на фестивали, кусочек на текущие ремонты, что-то на возвращение культурного наследия и так далее. 

Конечно, есть вариант хорошо попросить, и, возможно, нам бесплатно отдадут некоторые драгоценные полотна. Несколько таких примеров действительно можно привести. Государственная комиссия «Вяртанне», учрежденная министерствами культуры и иностранных дел, например, поспособствовала переезду в Могилев коллекции уроженца этого города Константина Гедды, который волею судьбы последние три десятка лет своей жизни провел в Аргентине. Но это скорее маленький подвиг дипломатов, чем тенденция. 

Заведующая отделом научно-просветительской работы Национального художественного музея Надежда Усова убеждена, что вопросы реституции можно решать только через государственно-частное партнерство. С ней согласен и заместитель директора Национальной библиотеки Александр Суша. Это учреждение тоже постоянный участник процесса по возвращению культурных ценностей. К слову, до войны в библиотеке было около двух миллионов документов, а после нее осталось лишь триста тысяч. То есть утрачено очень много достойных экземпляров. Но работа по приобретению ценных книг идет непрерывно. Некоторая рукописная и старопечатная литература попала в музей исключительно благодаря бюджетным источникам. А вот, например, раритетное собрание «Великое искусство артиллерии» нашего земляка Казимира Семеновича уже покупалось с привлечением средств спонсоров. 

Но Александр Суша убежден, что даже подобные покупки должны совершаться при помощи государственных структур. Причем имеется в виду не финансовая помощь, а консультационная, методическая. Неплохо бы иметь специальную службу или человека, который владел бы информацией по предложениям мировых аукционов и частных коллекционеров. Пока же все это, по сути, дело счастливого случая. Экспертов в этом вопросе катастрофически не хватает.


Владимир Счастный, куратор выставки «Время и творчество Льва Бакста», кстати, и есть один из экспертов в вопросе возвращения культурного наследия. На его взгляд, существуют экспонаты, о которых даже нам не стоит и мечтать. Это, например, библиотеки Сапегов и Хрептовичей, которые уже давно принадлежат другим государствам и являются их достоянием. Куда важнее постоянно следить за аукционами, на которых периодически и появляются экспонаты, интересные нашей стране. «Не купи мы их сегодня, через некоторое время о них даже не будет смысла мечтать», — считает Владимир Григорьевич.

«А что сейчас есть на аукционах?» — поинтересовалась я.

«Все!» — был ответ.

Хотим Фердинанда Рущица? Пожалуйста! 20—30 тысяч долларов — и он наш. А Беларуси этот художник, уроженец Воложинщины, очень нужен. До недавних пор в стране была лишь одна его картина, потом банк приобрел еще две. Но, согласитесь, это ничтожно мало, чтобы утроить выставку к его 150-летию, которое будет вскоре отмечаться. 

Еще хуже ситуация с Франциском Скориной. В начале прошлого века, когда отмечалось 400-летие белорусского книгопечатания, у частного коллекционера было куплено десять книг Скорины. Во время войны они были утрачены. Сегодня в Национальной библиотеке работает выставка, посвященная нашему первопечатнику, но там, по сути, нет ни одного древнего экземпляра. Но они опять же есть на аукционах. Министерству культуры подобные книги вряд ли по карману. Опять приходится надеяться на какого-нибудь богатого дядю. К слову, ежегодно министерство отмечает около сорока меценатов. Может, все же кто-то захочет вписать свое имя рядом со Скориной? Кстати, в следующем году будет отмечаться 500-летие белорусского книгопечатания.

Но вернемся к Баксту. Выставка еще не завершена, но уже сейчас этот проект можно считать успешным. И это несмотря на то, что по случайному совпадению параллельно с Бакстом в Национальном художественном музее показывали Гойю и Пикассо. Любителям живописи пришлось разрываться между двумя экспозициями, просмотр каждой из которых обходился в кругленькую сумму. Но Надежда Усова не склонна вообще оценивать выставку по количеству посетителей, ведь всегда найдутся и разочарованные, и те, кто остался в восторге. Для нее значительно важнее, что имя этого художника больше не находится в забвении, а любители прекрасного охотно покупают на выставке каталог произведений Бакста, который стоит больших денег. Это также тешит самолюбие и представителей Белгазпромбанка. Но они считают, что примером настоящего государственно-частного партнерства могло бы стать предоставление городом помещения, где бы на постоянной основе экспонировалась вся их коллекция живописи. С этим сложно не согласиться, как, впрочем, и с тем, что в вопросах возвращения наследия мы еще только в начале пути.

stepuro@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Загрузка...